Аватар пользователя МедиаПорт

Нападение на Сharlie Hebdo. Хронология, расследование, реакция

В среду, 7 января, вооружённые автоматами люди в масках в Париже напали на редакцию сатирического журнала Сharlie Hebdo, известного карикатурами на исламскую тематику. Погибли 12 человек. Двое из них — полицейские. В поддержку издания люди по всему миру выходят на улицы с плакатами «Je suis Charlie» («Шарли — это я»). Подозреваемые в преступлении — в розыске. Во Франции объявлен траур.

Время и место

Вооружённые люди в масках ворвались в офис журнала Сharlie Hebdo в 11-м округе Парижа около 11.30 по местному времени (12.30 по Киеву). 

Расположение офиса редакции. Графика «Би-би-си»

Расположение офиса редакции. Графика «Би-би-си»

В это время в редакции кипела работа, шло еженедельное совещание. Карикатурист журнала Корин Рей рассказала журналистам как под прицелом была вынуждена впустить нападавших в здание.

Фото: Associated Press

Фото: Associated Press

Фото: Reuters

Фото: Reuters

«Когда я пришла, перед дверью в здание журнала были двое вооружённых людей в масках, они грубо угрожали, хотели войти, подняться. Я ввела код», — цитирует слова Корин Рей The Telegraph.

Нападавшие зашли на второй этаж офиса, стали вызывать журналистов по фамилиям и расстреливать.

«Я пряталась под столом. Они отлично говорили по-французски. Они сказали, что из «Аль-Каиды», — рассказывает Корин Рей.

Жертвы

Из 12-ти погибших двое — полицейские. Одного полицейского застрелили на улице. Этот момент запечатлён на видео очевидцев стрельбы. Можно расслышать, как человек с автоматом кричит «Аллаху Акбар».

Среди погибших журналистов — 48-летний Стефан Шарбонье (Stéphane Charbonnier), который использовал псевдоним Charb и был главным редактором журнала, 77-летний Жан Кабью (Jean Cabut), который подписывался как Cabu, 57-летний Бернард Верлак (Bernard Verlhac), или Tignous, и Жорж Волински (Georges Wolinski), ему было 80 лет. 

Слева направо: Жан Кабью, Бернард Верлак, Стефан Шарбонье, Жорж Волински. Коллаж Le Figaro

Слева направо: Жан Кабью, Бернард Верлак, Стефан Шарбонье, Жорж Волински. Коллаж Le Figaro

После публикации карикатур на пророка Мухаммеда в 2011 году в офис журнала бросили зажигательную бомбу, в 2013-м Стефан Шарбонье попал в «чёрный список» «Аль-Каиды». Его фотография была размещена в списке «Wanted: Dead or Alive», опубликованном в англоязычной версии журнала Inspire, который, как сообщает The Wire, издают представители террористической группировки. 

Список «Wanted: Dead or Alive» из журнала Inspire

Список «Wanted: Dead or Alive» из журнала Inspire

«Шарб находился под специальной личностной защитой [cо стороны полиции]. Угрозы шли постоянно. Это страшно», — в интервью The Telegraph рассказал юрист журнала Ричард Малька (Richard Malka).

Второй полицейский, погибший во время нападения 7 января, как раз охранял Шарбонье.

Жана Кабью называют классиком французской карикатуры. Он публиковал свои работы с 1954 года и был одним из основателей предшественника Charlie Hebdo — журнала Hara-Kiri, приводит биографию «Медуза»

Жорж Волински рисовал для многих французских изданий — в частности, Le Monde, L’Humanité, Libération и Le Nouvel Observateur. 

Журналистка из Парижа Елена Серветазз вспоминает, как однажды встретила Жоржа на улице. 

«Он был в прекрасной форме, несмотря на свои 80 лет. С целой кучей проектов. Мы тогда разболтались и про Тунис, где он родился и учился, и про его польские корни, и про его дочь Наташу — известную журналистку, и про то, как сегодня живётся во Франции. Жорж заставил меня забыть про все мои несчастья: «Вы в Тунис-то не собираетесь?» — спрашивал он меня. Нужно ли объяснять, что он уж точно знал, как следует правильно смеяться. Мы обнялись напоследок, договорились ещё повидаться вскоре. Это было полтора месяца назад. К Жоржу Волински я так и не съездила… У меня осталась только эта фотография, сделанная в тот день, когда я думала, что хуже быть не может. Я не хочу заканчивать так трагично. Мы все здесь во Франции чувствуем себя сегодня одинаково: мы все — Шарли», — говорится в её записи на сайте «Эхо Москвы».

Расследование

Полиция Франции опубликовала фотографии двух подозреваемых в нападении.

В розыск объявлены братья Куаши — 34-летний Саид и 32-летний Шериф, сообщает «Би-би-си». Полиция предупредила, что они вооружены и опасны. 

Третий подозреваемый в нападении на редакцию журнала — 18-летний Амид Мурад — по сообщениям прессы, сдался в руки полиции самостоятельно и утверждает, что непричастен к преступлению. Официально его арест пока не подтверждён.

Во Франции объявлено о введении высшего уровня террористической тревоги. Для усиления мер безопасности в Париже задействовали военных, говорится в заявлении министра внутренних дел Франции на сайте министерства.

Реакция

С распечатанной на чёрном фоне фразой «Шарли — это я» в знак солидарности французы выходят на улицы городов. Акцию подхватили в других странах мира, кампания в поддержку издания идёт в социальных сетях.

В уличной акции в Париже, по некоторым оценкам, участвовали 35 тысяч человек.

Символическая фраза опубликована на главной странице сайта Сharlie Hebdo. А в приложенном документе — эти же слова на разных языках.  

Нападение осудили мировые лидеры. Соболезнования родным и близким погибших выразили Барак Обама, Ангела Меркель, Дэвид Кэмерон, Королева Елизавета.

«Мы решительно осуждаем эти нападения, и наши мысли с французским народом, особенно с теми, кто потерял своих близких в этом ужасном нападении. Это нападение на ценности, которых мы все придерживаемся, свободу прессы, свободу в целом и достоинство человека», — цитирует Меркель издание The Guardian.

«Наши мысли и молитвы с теми, кто пострадал», — говорится в сообщении Королевы Елизаветы.

«Мои соболезнования семьям жертв и всему народу Франции. Я осуждаю жестокое нападение на журналистов в Париже. В Украине всегда была, есть и будет нулевая толерантность к терроризму, и мы солидарны со всем миром в борьбе с терроризмом», — написал в Twitter президент Украины Пётр Порошенко.

В течение трёх дней государственные флаги Франции будут приспущены.

«Сегодня они — наши герои», — в телеобращении к народу сказал о погибших президент Франции Франсуа Олланд.

Споры

Журнал высмеивал людей разных конфессий за глупости, о которых нам всем нужно напоминать, считает колумнист The New Yorker Эми Дэвидсон. Некоторые карикатуры были откровенными, грубыми, но они не были призваны к тому чтобы, вызвать расположение к евреям или христианам.

«Сатира была миссией Charlie Hebdo, необходимым делом», — говорится в статье Эми Дэвидсон. 

«Были времена, когда французское правительство обращалось к редакции с просьбой воздержаться от публикаций, но журнал оставался собой, соответствуя тому, чего желает любая свободная пресса», — продолжает автор.

По её мнению, сегодняшнее преступление не должно заставлять никого пересматривать редакционные решения Charlie Hebdo.

Последняя запись на страничке журнала в Twitter. На рисунке - один из лидеров ISIS Абу Бакр аль-Багдади, произносящий поздравление: «И особенно здоровья».

Последняя запись на страничке журнала в Twitter. На рисунке - один из лидеров ISIS Абу Бакр аль-Багдади, произносящий поздравление: «И особенно здоровья».

Российский историк Георгий Мирский высказывает другую точку зрения:

«Хочу сразу сказать, чтобы меня не обвинили в оправдании террористов: убийцы, ворвавшиеся в редакцию французского еженедельника, для меня ничуть не лучше, чем злодеи из «Аль-Каиды» и Талибана, изверги из «Исламского государства» или те, кто захватывали школу в Беслане и театр на Дубровке. Высшая мера наказания — нет сомнения.

И вместе с тем: карикатуры на пророка Мухаммеда и другие материалы подобного рода не надо было публиковать. Полностью согласен с мнением Сергея Шаргунова: нельзя оскорблять и унижать людей, трогать чувств верующих, мусульмане они или нет. Я точно так же отнесся бы к издевательскому изображению Христа. Есть вещи, которые нельзя трогать. И это относится не только к религии. Лучше не говорить с чеченцами о сталинской депортации или с поляками о Катыни», — говорится в его записи, опубликованной на сайте радиостанции «Эхо Москвы».

Редакционную политику Charlie Hebdo должны поддержать все журналисты, уверен Михаил Ходорковский.

«Если журналисты — достойное сообщество, завтра не должно быть издания без карикатуры на пророка», — написал он в Twitter в день трагедии. 

«Для непонятливых: пусть рискуя жизнью, надо доказывать каждый раз — террор не решает проблемы. Иначе мы не люди, а стадо», — добавил Ходорковский.

Карикатуристы и пресса

На нападение отреагировали коллеги карикатуристов. Один из них нарисовал, как погибшие журналисты попадают на небо.

«О нет, только не они», — при виде художников закрывает глаза Господь.

Тема теракта в Париже — на первых полосах мировых изданий

В одном из своих интервью главред Сharlie Hebdo Стефан Шарбонье говорил, что не боится мести за свою работу: «Может прозвучать напыщенно, но я предпочту умереть стоя, нежели жить на коленях». 

Читайте также: Теракты во Франции. Итоги штурмов

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.