Аватар пользователя Татьяна Федоркова

Минута славы. Эпизод второй

Оперативная работа редакции «МедиаПорта», связанная с последними событиями в городе — захватом здания обладминистрации, антитеррористической операцией по освобождению ОГА и продолжающимися пророссийскими митингами, — не отменяет других, не менее важных, по нашему мнению, задач. Эта публикация — вторая часть «мониторинга» российских новостей, а точнее, тех сюжетов, которые рассказывают гражданам РФ о том, что как будто бы происходит в Харькове.

«Идею референдума явно бы поддержали в Харьковской области. Жить там при новых антироссийских порядках стало не просто тяжело, но и даже опасно. Боевики из «Правого сектора» жгут и рушат всё, что хоть как-то напоминает о России».

Это ведущие новостной передачи «Вести» на телеканале «Россия» рассуждают в студии перед сюжетом из Харькова. Даже представляя автора материала, они не перестают нагнетать:

«Евгений Решетнёв из Харькова, который уже трудно узнать».

То, что не «как-то», а в прямом смысле напоминает о России в Харькове — российское консульство, — как и прежде, стоит на улице Ольминского. 

Но внимание автора привлёк ресторан «Теремъ», сгоревший 26 марта в саду Шевченко. Корреспондент Евгений Решётнев озвучивает версию: здание подожгли именно из-за двуглавого орла — эмблемы ресторана на воротах. Интервью с собственником эту версию как будто бы подтверждает. 

 Анатолий Кандауров: «Бросили взрывпакеты, и здание мгновенно сгорело.

При чём здесь орёл? А что, Россия — наш враг? Россия — братья. Мы живём — до границы 30 километров. У нас у  каждого родственники», — говорит он. 

Владелец «Терема» Анатолий Кандауров действительно не исключает версии поджога. Но в том, что это сделано именно противниками России, не уверен. 

«Я не связываю [с ситуацией в стране]. Я птиц люблю, воробьёв люблю, грачей люблю, люблю орлов, люблю курицу. 

То есть то, что могли поджечь «националисты»

Я не связываю. И нигде такой информации не давал. Никаких националистов», — так Кандауров объяснил «МедиаПорту».

О пожаре в «Тереме» упоминает и коллега Решетнёва Сергей Арсеничев в материале из Украины от 31 марта. Он использует ещё более категоричную формулировку.

 «Двуглавый орел на воротах популярного ресторана в центре Харькова — всё, что осталось от двухэтажного просторного соснового сруба. Именно эта птица стала причиной того, что ресторан сожгли дотла».

Ни в первом сюжете, ни в следующем, не будет комментария милиции и пожарных, которые озвучили сразу несколько возможных причин происшествия.

«Всегда при любых обстоятельствах делаются и отрабатываются все версии — как человеческий фактор (поджог), так и техническая. Техническая делится также на несколько вариантов: это может быть связано и с электропроводкой, электрооборудованием... Мог произойти сбой. Отрабатывается каждая версия в отдельности», — объясняет помощник начальника Главного управления Госслужбы по ЧС Игорь Лупандин. 

«Антироссийский поджог» в сюжете из Харькова российского корреспондента открывает тему, которую можно озаглавить так же, как один из популярных мемов, — «Безысходность».

 «Некоторые уже уехали к родственникам в Россию. Другие ещё думают и смотрят, чем всё закончится», — описывает настроения харьковчан Евгений Решетнёв.

 «Предприниматели в условиях политического и уже наступившего экономического кризиса  сворачивают свой бизнес, устраивая тотальные распродажи», — говорит голос корреспондента за кадром. 

В качестве подтверждения съёмочная группа «России» демонстрирует разговор с продавцом, снятый скрытой камерой. Почему скрытой? Видимо, горожане тщательно скрывают панические настроения или настолько напуганы новыми антироссийскими порядками, что не хотят беседовать с журналистами под запись.

«Мы закрываемся.

Закрываетесь совсем? А чё такое? Чё случилось?

Нам это не объясняют. Так решили».

Кто закрывается — магазин большой сети или небольшая лавка; на перерыв или навсегда — мелкие подробности, которые не стоят внимания автора сюжета. И действительно, до уточнений ли, когда на фоне «всеобщего беспорядка» «страдает» промышленность.  

 «По харьковским фабрикам прокатилась волна забастовок. На одних отключают электричество — якобы за долги. Станки на заводе Фрунзе стоят уже три дня», — продолжает Решетнёв.

Автор не догадывается, что завод Фрунзе попадает под отключение электроэнергии из-за многолетних долгов завода имени Малышева. 

Дело в том, что предприятия расположены рядом. И когда отключают Малышева — «задевает» Фрунзе. Так происходит не в первый раз — и при старых порядках случалось, причём не единожды. На один, два или три дня.

«Это никак не связано с ситуацией в стране, это связано с платежами. Дело в том, что завод Фрунзе, как ещё порядка двух десятков потребителей, питаются через сети завода имени Малышева. И там такая система питания, что при отключении завода Малышева, к сожалению, попадают под отключение другие потребители. Но при этом у них в договорах прописано, что в случае отключения основного потребителя, коим является завод имени Малышева, они тоже могут попасть под отключение. Такой вариант предусмотрен договором. Я понимаю, что это не идеальный вариант, потому что завод Фрунзе с нами рассчитывается, но в то же время мы по отношению к нему договорных отношений не нарушаем», — объяснил «МедиаПорту» пресс-секретарь компании «Харьковоблэнерго» Владимир Скичко. 

Подробную статистику по задолженности завода имени Малышева в «Харьковоблэнерго» пообещали предоставить позже. 

Новый эпизод корреспондент «Вестей» посвящает Харьковскому подшипниковому заводу. 

 «На подшипниковом заводе — стачка. Она началась, когда терпеть стало невозможно. Рабочие несколько месяцев не получают зарплату», — озвучивает автор. 

Снова скрытой камерой оператор снимает рабочего, который говорит, что зарплату не платят с декабря. 

«Была забастовка, было телевидение, по телевизору показывали. 

А в чём причина? 

Задержка зарплаты сильная. 

А сколько не платили? 

А вот нам ещё за декабрь не отдали. 

За декабрь не отдали?» — такой диалог происходит между корреспондентом и рабочим.

Чтобы узнать сумму задолженности по зарплате на предприятии, «МедиаПорт» обратился в группу компаний «УПЭК» (подшипниковый завод входит в её структуру). Ответить на официальный запрос и дать разъяснение, существует ли проблема сейчас, оперативно в администрации не смогли. Но то, что проблема на заводе была, в руководстве не отрицают. 

В конце марта рабочие действительно вышли из цехов. Однако стачки или забастовки, как говорится в сюжете «Вестей», не было. Сотрудники пока только угрожали остановить работу. Зарплату на заводе платят, но не полностью, небольшими частями. 

«Нам не заплатила «Укрзалізниця», на протяжение трёх месяцев уже скопились долги — это больше чем 13 миллионов гривень. Нам сильно задолжали покупатели товара из Белоруссии, и мы ждем сейчас поступления российских рублей. Думаю, ситуация в ближайшее время разрешится», — объяснял в интервью «Объектив-новостям» Анатолий Гиршфельд, учредитель УПЭК и народный депутат от Партии регионов. 

Следующая порция — о дефиците бюджета, отсутствии долларов в «обменках», нестабильной работе банков. И снова место фактов в сюжете занимают декларации.

 «Банки сворачивают свои кредитные программы. Люди торопятся забрать свои вклады. В общем, начинается паника. И  всё это на фоне разгула в городе революционных радикалов», — говорится в сюжете. 

Кроме конфликта на улице Рымарской в ночь на 15 марта, который привёл к двум жертвам, громких происшествий с участием сторонников и противников Евромайдана в городе не происходило. По крайней мере, об этом не сообщали СМИ или облуправление МВД.

Одно из заметных происшествий за этот месяц, — блокирование и обстрел машины активиста Автомайдана 29 марта. На перекрёстке улиц Рымарской и переулка Грабовского неизвестные обстреляли из пневматического оружия автомобиль, который ехал в колонне сторонников Евромайдана. Подозреваемый в преступлении задержан. О нём милиция сообщает немного: 33-летний житель Харьковской области. 

Но Евгений Решетнёв настаивает: «Правый сектор» не спит. 

 «Люди боятся не только экономических проблем, но и просто за свои жизни. «Правый сектор» из Харькова никуда не делся. Правда, людей вот в таких повязках на улице, конечно, не встретишь. Их боевики надевают, когда маршируют в  колонне...», — показывая символику «ПС», рассказывает корреспондент «Вестей». 

О стрельбе на Рымарской автор сюжета тоже вспомнит. Тех, кто пришёл брать штурмом здание, он называет «защитниками Харькова». Оппонентов из «Правого сектора» — «боевиками», «неонацистами» и «радикалами». Корреспондент подчёркивает, что «с той стороны» жертв не было. 

 «Неонацисты убили двоих. В больницу с огнестрельными ранениями попали пятеро. Зато среди радикалов нет ни погибших, ни раненых. Задерживали их мягко. Никаких наручников. Доставили в отдел на комфортабельном автобусе (это о пассажирском автобусе «Богдан» — ред.). А спустя несколько дней почти всех отпустили. Следствие определило круг виновных, под стражей остались только двое. Остальные вроде как и не причастны. В здание, откуда впоследствии изъяли арсенал винтовок и автоматов, они, видимо, оказались случайно», — недоумевает корреспондент. 

Вне всякого сомнения, расследование этого происшествия должно быть объективным. Виновные должны быть наказаны. Однако выносить вердикт до решения суда — не работа журналиста. И допущения — «видимо», «вроде как» — в информационной программе неуместны. 

Дальше автор материала рассказывает об угрозах «пророссийским активистам». Один из синхронируемых говорит, что за ним ведётся слежка, его «держат в страхе, угрожают семьям, близким». Обращался ли он по этому поводу в милицию — ответа нет. 

О «защитниках Харькова» во время штурма на Рымарской этот человек говорит: «безоружные люди». Но есть видеосвидетельства, как, например, ставший героем роликов на YouTube Топаз во время событий с 14 на 15 марта, стоя неподалёку от «Просвиты», держит оружие в руке. 

Кадр видео НТВ

Кадр видео НТВ

 «Бандеровских» экстремистов в городе никто не контролирует. Местные жители пришли требовать от губернатора Валерия Баранова разогнать уличные банды. Выяснилось, чиновник и сам возмущён не меньше. Но сделать ничего не  может», — продолжается в сюжете «Вестей».

Валерий Баранов — председатель Запорожской облгосадминистрации. Главой Харьковской облгосадминистрации работает Игорь Балута. О Балуте Евгений Решетнёв рассказывал в другом сюжете. В этом почему-то решил его «заменить». Может, из-за яркого высказывания Баранова? 

«Я встречался с ними (сторонниками Евромайдана — ред.) и убедил — убрать эти красно-чёрные, «бандеровские» флаги. Это преступление перед Украиной! И заховать их, и не показывать», — на встрече с пророссийскими активистами эмоционально рассказывает Баранов. 

 «О чём вообще можно говорить, когда власть игнорирует мнение своего же народа?» — не стесняясь взывает в информационной передаче автор сюжета. 

Комментарий исполнителя хип-хопа из Донецка из общей стилистики сюжета не выбивается. 

«Если будет стоять вопрос ребром, куда пойти: или в Европу, или в Россию, естественно, Россия. Мы понимаем друг друга, мы говорим на одном языке. Иностранцы никогда нас не поймут. Мы для них чужие», — говорит он. 

Резюме по количеству бездоказательностей не уступает предыдущим блокам сюжета.

 «Эту точку зрения сейчас многие разделяют на юго-востоке, но в сегодняшней Украине за такое инакомыслие отправляют за решётку. Самая популярная статья сейчас — за сепаратизм. Людей с георгиевскими ленточками «Правый сектор» или близкие к ним националистические группы отлавливают на улицах и жестоко избивают». 

Не такие свежие, как материал Решетнёва, но такие же своеобразные материалы телеканала «Россия» из Харькова периодически выходили и в других программах. Как, например, сюжет о штурме Харьковской обладминистрации, во время которого пострадали 138 человек. Второго марта его демонстрировавали «Вести недели» с Дмитрием Киселёвым (21 марта ЕС включил российского ведущего в список граждан, которым запрещён въезд в Европу). 

Заголовок этого сюжета на сайте «Вестей недели» звучит так — «Харьков заставил «евромайдановцев» просить прощения».

«Большая часть боевиков, скрывавших свои лица под масками, — подростки. Это те, кого новая киевская власть использует как пушечное мясо при захвате правительственных зданий», — в частности, говорится в сюжете.

Или сюжет под заголовком «Харьков просит защиты от нацистов» (16 марта). Его предваряет целое вступление от Дмитрия Кисилёва. Процитируем только начало:

«Еще чуть-чуть — и новые власти в Киеве станут создавать Музей советской оккупации. Во времена Ющенко с этой идеей носились, а уж заступившие перцы покрепче выйдут».

Желающим ознакомиться подробнее — вот сюда

«Разгул радикалов» — любимая тема и российского «Первого канала». В «Воскресном времени» недавно даже вышел курьёз. Из директора николаевского зоопарка Владимира Топчия журналисты сделали «экстремиста». О том, что его фотографию показали в сюжете о «беспорядках в Украине» на главном российском канале, сам директор зоопарка узнал от друга, который живёт в немецком Ганновере.

Фото: кадр из сюжета Первого канала

Фото: кадр из сюжета Первого канала

«Говорит, я только что чуть с дивана не упал, мне, говорит, моя жена сказала, что ты террорист, и мы присмотрелись и, действительно, увидели тебя по главной новостной программе российского телевидения. Мне, конечно, было крайне лестно попасть в «отцы» террористического движения и создания Майдана», — шутит Владимир Топчий.

«На самом деле — человек аполитичный. Ни на киевский, ни на николаевский Евромайдан не ходил. А на теперь уже скандальном фото — он в кабинете с посетителями зоопарка. Договаривается о волонтёрской помощи», — говорится в сюжете СТБ.

Корреспонденты российских СМИ продолжают работать в Харькове. Редакция «МедиаПорта» продолжит пристально следить за продуктом, который они выдают в эфир, и сравнивать «две действительности».  

Первая часть «мониторинга» — в материале «МедиаПорта» «Минута Славы. Эпизод первый».

Редактор: 

Тема

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.