Аватар пользователя Татьяна Федоркова

Минута славы. Эпизод первый

«Доктор филологических наук из Харьковского университета на совершенно абсурдные распоряжения руководства читать лекции по русскому языку и литературе на украинском ответил отказом. За этим последовало немедленное увольнение». 

Так начинается сюжет программы «Чрезвычайное происшествие» на российском телеканале НТВ. Он вышел в эфир 1 апреля.  

По версии автора материала (Валерия Гавриловская), преподавателя Харьковского национального университета имени Каразина Александра Михилёва выставили из университета за идеологические разногласия с руководством. 

 «Идеологические взгляды преподавателя вдруг не устроили декана факультета. Якобы при сегодняшней политической ситуации говорить, учить и даже думать на русском языке (том единственном, что понимают и воспринимают все студенты) — это просто предательство. Академику предложили два варианта: выучить украинскую мову или получить в отделе кадров трудовую книжку», — говорится в сюжете. 

«Моя длительная борьба за русскую культуру на Украине закончилась тем, что я был вынужден подать заявление об увольнении», — заявляет на видео сам Михилёв. 

И даже больше. Как утверждает профессор, оставлены на произвол судьбы его аспиранты. 

 «В голове лишь один вопрос: что будет с его учениками? В этом году аспирантуру под его началом должны были закончить несколько десятков человек. Все работы написаны на русском языке. Переучиваться и переводить готовый труд на украинский просто нет времени. Да это, по словам профессора, оказалось никому не нужным», — недоумевает корреспондент НТВ. 

«Уничтожена аспирантура, потому что нас на кафедре было около 20. Они остались без руководителя, нет у них возможности обсудить, защититься. Аспирантура приказала долго жить. И это притом, что я подготовил 20 кандидатов наук», — заявляет профессор.  

«Националистическое помешательство в псевдодемократической Украине». Это профессор — о происходящем в Украине. События в стране он описывает коллеге из России во время онлайн-связи. Корреспондент «НТВ» организовал для преподавателя Skype-конференцию с ректорами из Москвы. 

 «Студенты профессора Михилёва в Интернете создали целую группу, посвященную любимому преподавателю. Зная, что сам он никогда не станет жаловаться, в нескольких постах (под вымышленными именами) они рассказали о том, что происходит в Харьковском национальном университете. На их сообщения откликнулись профессоры из России и связались с коллегой по Skype, чтобы лично от него услышать суть проблемы. Академик ничего скрывать не стал.

[...]

Преданный своему делу преподаватель русского языка с Украины в России оказался востребованным. Такого работника в своем вузе пожелали видеть многие руководители. Профессору Александру Михилёву поступило сразу несколько предложений».

Принять на работу преподавателя с многолетним стажем захотел ректор Московского гуманитарного университета Игорь Ильинский. В сюжете НТВ он рассказал, что в структуре этого высшего учебного заведения есть институт фундаментальных исследований и филологический центр. Как раз то, что нужно для Михилёва. 

Деканат 

«Этот сюжет является очень ярким примером той информационной войны, которую ведёт Россия против Украины. В этом сюжете есть единственное правдивое сообщение. Это то, что профессор Михилёв не работает в Харьковском национальном университете. Всё остальное в этом сообщении не соответствует действительности», — так материал НТВ комментирует декан филологического факультета ХНУ имени Каразина Юрий Безхутрый. 

Профессор Михилёв, которому, по словам Безхутрого, в этом году исполнится 78 лет, действительно работал в университете много лет — с того момента, как сам его окончил в 1964 году. 

Но русский язык, как неоднократно подчёркивается в сюжете НТВ, он никогда не преподавал, утверждает Безхутрый. Специализировался исключительно на истории зарубежной литературы. 

В ноябре 2013-го — ещё до событий на Майдане — Михилёв написал заявление об уходе по собственному желанию. При этом никаких угроз в его адрес со стороны администрации не поступало, уверяет Безхутрый. Историю этого заявления декан объясняет так. 

«Отношения между преподавателями и администрацией университета базируются на так называемой контрактной основе. Все преподаватели имеют определённые контракты, которые ограничены во времени. 31 августа 2013 года у профессора Михилёва закончился контракт на должности профессора кафедры истории зарубежной литературы. Соответственно, он перестал исполнять обязанности заведующего кафедрой. Потому как он не работал в должности заведующего кафедрой. Он был исполняющим обязанности как человек, который имел такой большой опыт. 

С 1 сентября мы снова его избрали на учёном совете в должности профессора этой же кафедры на три года. Александр Дмитриевич обманным путём взял трудовую книжку и подал заявление на участие в конкурсе ещё и в другом вузе. И был в том вузе избран. Тоже в должности профессора (я точно не знаю, где — Мелитополь сначала там фигурировал, потом Симферополь). Когда об этом стало известно в нашем университете, а это не может не стать известным, потому что существуют реестры преподавателей, которые проходят через Министерство, и там, где трудовая книжка, там фиксируется. Таким образом, он мог фигурировать и в нашем списке, и в списке другого учебного заведения.

Ему предложили выбрать, где он хочет работать. И там должна быть его трудовая книжка — или у нас, или в другом учебном заведении. Александр Дмитриевич выбрал другое учебное заведение. Поэтому у нас он написал заявление об увольнении. И произошло это в ноябре 2013 года. То есть к событиям и современной политической ситуации это не имело никакого отношения», — рассказывает декан. 

Знать, уметь говорить и преподавать на украинском языке по правилам вуза и по закону «Об образовании» преподаватели обязаны. Но говорить по-русски, тем более, если студенты не выступали против, администрация Михилёву не запрещала, уверяет декан. 

«Это настолько абсурдно, что не подлежит никакой разумной трактовке. Александр Дмитриевич всю жизнь читал на русском языке. Все курсы его читались на русском языке. Он не имел никаких ограничений, как не имеет таких ограничений никто из наших преподавателей. Преподавание у нас ведётся на двух языках — и по-русски, и по-украински. На филологическом факультете это паритет. На других факультетах, я точно не знаю, но там примерно также паритет, а может быть, на русском языке даже больше», — рассказывает Безхутрый. 

И ещё несколько деталей. После ухода из университета у профессора больше нет кабинета на кафедре. Съёмку в коридорах вуза НТВ проводил без согласования с администрацией, говорит Безхутрый. Более того, продолжает декан, старым ключом Александр Михилёв открывал дверь бывшего кабинета. 

«Это путь такой... не очень честный. Прийти, иметь ключи и зайти в кабинет», — считает Безхутрый. 

«Нескольких десятков человек, которые в этом году должны были закончить аспирантуру под его началом» (именно так говорится в российском сюжете) у Михилёва тоже нет. 

«Кто хоть немного понимает то, как готовятся аспиранты, кто понимает, что десять аспирантов невозможно в один год выпустить, что больше пяти аспирантов вообще быть не может у руководителя. Руководитель не имеет право иметь больше пяти аспирантов разных годов. А чтобы за один год было два десятка аспирантов — это вообще сказка», — объясняет Безхутрый. 

Профессор

С Александром Михилёвым встречаемся под памятником Ленину. Слева — палатка Коммунистической партии. Справа — флаги цветов георгиевских лент. 

Идеи, которые озвучивают на пророссийских митингах, для профессора Михилёва близки. Он сам является одним из активистов таких движений. А с 2010 года возглавляет «Русскокультурное объединение Слобожанщины «Созидание». Был депутатом Харьковского облсовета от фракции «Русь — Слобожанский выбор». 

Профессор говорит, что, понимая его пророссийскую позицию, в университете его стали «ущемлять». 

«Такое отношение ко мне как к заведующему кафедры и кафедры в целом со стороны руководства факультета, то есть декана. Потому что он очень не разделял эти идеи», — утверждает Михилёв. 

Намекая на пенсионный возраст преподавателя, по словам профессора, декан говорил о необходимости увольнения с поста и.о. заведующего кафедрой. Михилёв не согласился. 

«Я понимаю, да, дорогу уступать молодым надо, и я готов уступить, но при условии, что разумным было бы, когда на кафедре будет подготовлен новый доктор, а сейчас они готовятся... Когда это будет? В ближайшие два года, не раньше. Через два года, я говорю, как только человек защитится, утвердят, я готов сразу уступить место. Потому что, если я сейчас ухожу, ну, как это?.. «Всё равно нужно будет. Вот у нас такая политика. Ну, вот в Америке так». Я говорю, ну мы же не в Америке живём. «Вы останетесь на полставки». Я говорю: я бы хотел на полную ставку остаться. Силы есть, возможности есть, почему я должен на полставки? Я вынужден был писать заявление. И, в общем-то, был избран на полставки профессора кафедры.

После того, как избрание прошло, мне позвонили из Таврического университета с просьбой перейти к ним хотя бы на полгода на должность профессора, им крайне не хватало доктора по зарубежной литературе. Я, зная отношение декана ко мне — ущемить и так, и так — я взял трудовую книжку. Вернее, она у меня лежала, поскольку я, когда переоформлялся, должен был делать копии, и передал её туда. (Смеётся). Это, конечно, было нарушение! Административное. Но это не такое уж уголовное преступление, там, или административное, которое сразу требует исключения», — считает Михилёв. 

Михилёв предложил декану рассмотреть другой вариант — разрешить ему быть «совместителем», но тот ответил отрицательно. 

— Я ответил: в таком случае я не могу подводить людей (в Таврическом университете — ред.). Если я не нужен университету, то я пишу заявление. «Ну пишіть». 

— То есть с русским языком это никак не было связано? То,  что вам запрещают говорить? 

— Нет, ну вы, что? Не поняли, что ли? Это был предлог для того, чтобы рассчитаться за все мои действия в защиту русского языка. Начиная с того момента, как я возглавил русское движение и предложение, совместимо ли... Это, скажем, не угроза, но, во всяком случае, намёк на то, что слишком много ты занимаешься не тем, чем надо, русским языком», — отвечает Михилёв. 

Профессор признаёт: говорить на русском языке ему не запрещали. Но тут же дополняет: не было «прямых» запретов. 

— Косвенно... Речь шла. Когда мы подписываем договор, контракт, переизбрание. Там один из пунктов — второй или третий — стоит: «обязуюсь читать исключительно лекции только на украинском языке». За нарушение этого администрация имеет право уволить. Это требование. Это запрет или не запрет? 

— Это закон Украины. 

— Нет такого закона. Дело в том, что русский язык по 10-й статье Украины. И об этом говорит хотя бы тот факт, что в ряде вузов, тех, которые придерживаются разумного, защиты идут на русском языке, лекции читаются на русском языке. 

Здесь, скажем, ректор прямо не запрещает. Но на ежегодных совещаниях он об этом напоминает. Но не потому, что ректор против русского языка, я имею в виду всех наших ректоров. Но потому что им спускают такие указания. Это есть ограничение прав, свобод, это давление. 

Себя Александр Михилёв называет тем, кто готов пожертвовать местом ради защиты русского языка. Мол, он один из немногих, кто громко заявляет о своей позиции. Остальные — боятся. 

На вопрос, запрещали ли Михилёву «думать на русском», как говорится в сюжете НТВ, профессор отвечает: «Я такого не говорил, что запрещалось. Я говорил, что это политика вытеснения русского языка... Ведь школьники, они приходят прошедшие глубокий курс проработки только украинской культуры и только украинским языком. С полным, что ли, отсевом другой культуры». 

Аспирантов, с которыми работает Михилёв, — не двадцать, а четыре. 

— Что, им действительно придётся переводить работы на украинский язык? 

— Нет, не переводить. Дело в том, что они сейчас не могут найти руководителей себе. Потому что они не смогут защититься. 

— А вы не можете продолжать быть им? 

— Я не могу, поскольку я же не работаю в университете. 

— А у вас кабинет сейчас есть в университете? 

— Нет, ну, был. Но сейчас его нет. 

— А снимали (с НТВвы когда, ходили, это тот же кабинет? 

— Нет, это было в другом месте. 

— То есть не в университете? 

— Нет, не в университете. 

Фото: кадр видео НТВ. Коридор университета ХНУ имени Каразина.

Фото: кадр видео НТВ. Коридор университета ХНУ имени Каразина.

Людей из Таврического университета Александру Михилёву всё же придётся подвести. От предложения ректора Московского гуманитарного университета, которое, по словам бывшего преподавателя ХНУ, ему озвучили именно после содействия в организации съёмок журналистов российского телеканала, — профессор не смог отказаться. 

— Вам не жаль покидать Украину? В такой ситуации.

— Ну, вы понимаете, я как бы и не покидаю. Я же уезжаю, я же не могу уехать туда на постоянное место жительства. То есть я уезжаю туда работать. На какое время, я не знаю. 

— А если бы предложили вам там остаться? Если бы квартиру, может, выделили? 

— Если бы предложили, я бы, наверное, остался. Украина есть Украина. Я действительно здесь вырос, здесь учился, я здесь много отдал университету и городу, но если складывается ситуация, когда город не нуждается, университет, естественно, возникает ситуация: а стоит ли? 

Уехать в Москву профессор Михилёв планирует через неделю. 

Тем временем в университете имени Каразина думают, обращаться ли в суд — защищать честь и достоинство Альма-матер. Пока свою официальную позицию вуз выразил на официальном сайте. По пунктам в пресс-службе опровергли высказывания Михилёва в сюжете. А закончили  опровержение пожеланием. 

«Мы искренне надеемся, что найденное жильё и подготовленный в Москве кабинет понравятся профессору, а новые коллеги очень быстро достойно оценят А. Д. Михилёва». 

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.