Аватар пользователя Татьяна Федоркова

Конфликт в Лозовой: бытовой или межнациональный?

После трёх с половиной часов в пути электричка прибывает на станцию «Лозовая». Сорок третья остановка от Харькова — для нас конечная, у оставшихся пассажиров впереди — ещё две, на юг области. С платформы в поезд вваливаются люди. Смуглый парень, окружённый маленькими детьми, под присмотром девушки в длинной юбке ловко вбрасывает в вагон тюки и раздутые от содержимого клетчатые сумки. Так уезжает из Лозовой семья ромов. Вчера здесь митинговали «против цыган». 

Жители Авиловки, района в северной части города, два дня подряд выходят на улицу. Сначала призвали к ответу местных властей и полицию, на следующий день митинговали у местного суда и прокуратуры. 

Первоочередное требование участников акции: «выселить из города цыган», причина — их много, они шумят, криминогенная обстановка ухудшилась.

По оценкам городских властей, в Лозовой — сотни представителей ромской национальности. Сколько точно, никто не знает. Подсчитать и правда сложно — многие из них ведут кочевой образ жизни и нигде не регистрируются. А в домах могут жить в два раза больше людей, чем по бумагам.

С началом боевых действий на востоке в Лозовую приезжали группы ромов с Донбасса, в частности, из Славянска. Среди них были те, кто получил статус внутренне перемещённых лиц, подтверждает мэр Лозовой Сергей Зеленский. После того, как Славянск вернули под контроль Украины, часть из них отправилась назад. Сколько ромов-переселенцев сейчас, в горсовете ответить затрудняются. 

Конфликт

Бытовые конфликты с оседлыми ромами, которые больше десяти лет живут в Лозовой, бывали, признаёт коренное население. Инциденты решали без широкой огласки и вопрос «национальности» — так, как сейчас, — не стоял. Но на прошлой неделе в драке пострадал 25-летний местный житель. Острым предметом (по одной версии, ножом; по другой — заточкой) одного гражданина Украины ударил другой, только представитель ромской национальности.

«Я играл в футбол, раздался звонок, звонит мама. Говорит, что моего друга и отца, которые играли в шахматы возле магазина, собрались бить цыгане. Естественно, мы вдвоём побежали туда. По дороге я позвонил ещё одному другу. Потому что при слове «цыгане» я сразу понял, что там не пять и не восемь человек, их всегда больше. Я подхожу ближе, смотрю, окружили моего друга. Я к нему даже не успел подойти, как тот начал его бить. Потом подбегает мама, пытается его оттащить, выбегает ещё один с их стороны, бьёт маму ногой. Я после такого уже мирно решить не мог, побежал за ним. Пытался отогнать. Отогнать получилось, ударить — промахнулся. Их было человек десять (мужчин) и четверо-пятеро (женщин)», — рассказывает пострадавший Олег Суржко. 

Свидетели драки говорят, что вызывали полицию. 

Правоохранители приехали, когда Олег уже был ранен

Правоохранители приехали, когда Олег уже был ранен

«В тот момент, когда я бежал за одним, я не видел, что у него было в руках, он мне всадил в печень заточку. Я сразу не понял, что случилось, подбежал к маме, отгонял их, там и отца побили. Они поубегали все, остались только женщины, я смотрю — вся футболка в крови, начала болеть рана, проткнули печень, кишечник»,  — продолжает пострадавший. 

У Олега — тяжёлое проникающее ранение, минимум две недели ему предстоит провести в больнице и дальше восстанавливать здоровье, объясняет хирург Вячеслав Пивовар.  

Мать Олега Людмила говорит, что драка завязалась после того, как друг сына сделал замечание одной из женщин («просил быть потише»).

Нападавшего задержали. Он признаёт вину, по решению суда находится под круглосуточным домашним арестом.

«Уголовное производство открыто ч. 1 по ст. 121 (умышленное тяжкое телесное повреждение; санкция статьи — до 8 лет лишения свободы — ред.). Сотрудничество со следствием стало основанием для того, чтобы следствие настаивало на его изоляции от общества (круглосуточный домашний арест), но без помещения в места ограничения свободы», — сообщила «МедиаПорту» пресс-секретарь прокурора Харьковской области Вита Дубовик. 

Претензии

Местные жители проводят экскурсию по району. Пенсионер Григорий показывает подъезды, где «после очередной дозы наркоманы бросают шприцы». В том, что наркоторговля процветает, местные жители винят ромов.  

«Что они (ромы — ред.) продают наркотики среди бела дня, по двадцать-тридцать наркоманов приезжает, это я всё видел. Милиция вроде закрыла их точку, но всё равно продолжалось», — рассказывает Олег Суржко. 

Продавец Татьяна, тяжело вздыхая, рассказывает о поведении членов большой семьи ромов по-соседству с магазином. 

«Очень сложно. Если не хамит, ради Бога, пожалуйста. Если начинает хамить, естественно, и я отвечаю. В другой раз проходят без очереди. Я говорю: а чем ты лучше других, скажи, пожалуйста? А она: что ты мне хамишь? «Раз мы цыгане, значит, вы нас не любите». Пока их не было, намного спокойнее было. Как начали приезжать, это вообще! Особенно, когда начались взрывы на Донбассе», — рассказывает Татьяна. 

«Нас Бог создал на Землю, как и их»

Разговор на повышенных тонах хорошо слышен метров за пятьдесят от дома, где живёт семья участников конфликта. Чуть ближе к забору — и со двора, широко жестикулируя, выходят хозяева. Без съёмки соглашаются поговорить, не называют имён и фамилий. 

Пожилая женщина с татуировками на руках хорошо говорит по-русски. Вместе с ней выходит её родственница, женщина за 40. Покажется из-за калитки и молодой человек. Через секунду он скроется во дворе.

Перессказываем хозяевам претензии соседей. В ответ получаем: «сами хороши». 

«Вот магазин — тут постоянно пьют! Когда мы идём в магазин, они нам показывают свои «шланги», извини, что я говорю, дочка! Клянусь, вот так ссут перед нами! У нас забора не было, я поставила забор, чтобы не смотрели наши дети. Могли бы снимать на телефон», — вступает в разговор самая старшая.

Со двора выходит девушка с синяком под глазом, уже жёлтым. 

— Побили её, видишь? Местные! Местные!

Дальше женщины выступают хором.  

— Мимо идут и сразу матюкаются! И проклинают нас. Как будто прокажённые мы, вот так с нами! А мы тоже люди. «Мы не работаем?!» А они что делают? Мы посуду продаём, подушки!
— Говорят, что нарушаете порядок, громко...
— Во дворе кричим! Свой двор — делаем что хотим!

Девочка лет пяти внимательно рассматривает журналистов. Наша собеседница вспоминает, как этого ребёнка в магазине отругала мать. Вмешалась продавец, началась ссора. 

«Получили пособия... [Ребёнок] просит мороженого», — объясняет, зачем пошли в магазин. 

Неожиданно девочка вмешивается в разговор с журналистами: «Я не хочу мороженого! Я ничего не просила!». И моментально, с размаху, получает по губам. Не ладошкой, костяшками пальцев.

Девочка не произнесла ни звука.

«На дитё же её мать кричала! Они: «Закрой, морда, цыганка!», — возмущается мать вмешательством посторонних в семейные дела. 

«Что мы кричим? Ну закрой мне лицо, когда у меня голос такой!», — закрывая рот рукой, продолжает самая старшая.

«Побили: тут синяк, там синяк, валялась там. И заступились мальчики за неё. А потом начали, когда дерёшься, уже не смотришь, как дерёшься. И вышло так. Какое оружие? Маленький такой нож на ключах...», — это уже о драке, в которой пострадал 25-летний Олег Суржко.

Нам рассказывают и другие истории. Как «ударили цыганку в морду, а русская девчонка заступилась», как «пьяный дедушка возмущался, что говорили по-цыгански».

«А я говорю — каждая птица по-своему разговаривает. Вот например. Если бы я разговаривала с тобой по-цыгански, ты могла тыкать мне, а так ты русская, надо по-русски разговаривать. А я со своей дочкой говорю по-цыгански. А он мне тыкает, чтобы я не разговаривала! Нас тоже Бог создал на Землю, как и их».

«А если я на тебя скажу — хохлушка! Как говорится, если ты мою собаку обижаешь, значит, ты меня обижаешь».

После вопроса о наркоторговле в районе женщина будто бы шепчет. 

«Вот теперь, дочка, извини ты, пожалуйста.... Хорошо. Было так! Было! За то дочка сидит моя! (по подозрению в распространении наркотиков одну из женщин этой семьи арестовали — ред.) А в центре — четыре русские точки. И тут тоже делают... Как называется?», — просит помощи у родственников. 

— Винт! Винт делают!

— Такой, что дурные становятся! И собираются тут по два человека... Они об этом не говорят.

По словам хозяев, в их семье 21 человек. Уезжать, как того требуют другие местные жители, они не планируют.  

«Ну, если купят наш дом, или купят нам в другом городе... У меня вот дочь-инвалидка, 21 человек! 21! А маленьких — семь человек, больше, по-моему», — задумалась женщина. 

Во время разговора не замечаем, как от напора хозяев невольно пятимся. К концу беседы стоим на краю глубокой лужи. 

«Я не говорю, что все»

«Никто их не обзывает, не бьёт. Не будем же мы на них кидаться из-за того, что они нам не нравятся. Не трогают и не трогают», — говорит об отношениях с представителями ромской национальности мать пострадавшего Людмила Суржко.

Людмила Суржко разговаривает с женщиной из семьи ромов, которые участвовали в драке 10 июня

Людмила Суржко разговаривает с женщиной из семьи ромов, которые участвовали в драке 10 июня

«Есть нормальные, я не говорю, что все. Кого-то мы в лицо знаем, а 80 % — я их вижу в первый раз. Они кочуют друг к другу в гости, что хотят, то и делают», — добавляет другой местный житель.

«Но выселить бы их, конечно, всех», — делают вывод участники акции протеста. 

Секретарь Лозовского горсовета Сергей Коба — на стороне протестующих. 

«Если лица ромской национальности не понимают правила общежития в нашей громаде, то мы сделаем всё для того, чтобы они не были членами нашей громады. Конечно, они будут говорить, что это дискриминация, но у нас нет жалоб от лиц ромской национальности на то, что к ним кто-то предъявляет какие-то требования или их ущемляют. У нас есть жалобы на них. Проблема очень серьёзная, она вышла за рамки бытового конфликта. Действительно это следует рассматривать как межнациональный конфликт», — комментирует он на пороге горсовета. 

Сергей Коба считает, что с приездом ромов-переселенцев ситуация ухудшилась. 

«Они усугубили криминальную ситуацию, потому что основные виды деятельности, которые среди них существуют: это торговля наркотическими веществами и воровство. Для примера, чтобы вы понимали: орехи в нашем городе, независимо от того, где растёт дерево, обрывали только цыгане, лица ромской национальности. И сейчас, когда они подрезали нашего мальчика, у людей просто лопнуло терпение», — продолжает он. 

— Но не все же такие? 
— Не все. Ну, одного я точно знаю. Это цыган Будулай из художественного фильма. 
— А по-местному? 
— Не готов сказать. Ну нет у нас лиц ромской национальности, которые работают на коммунальных предприятиях, преподавателей, ну нет таких фактов! Сказать что-то более конкретно я не могу. 

«Правоохранительные органы должны работать»

Среди ромов, как и среди других народов — достаточно проблем, не отрицает Николай Бурлуцкий. Он возглавляет общественную организацию «Чачимо», которая работает с представителями ромского национального меньшинства. 

«Но если буянит где-то украинская семья, никто не скажет, что всех украинцев нужно выселять. А если ромская буянит — то всё. Это стереотип. Априори определение преступников либо правонарушителей по национальному признаку — это нарушение законодательства, дискриминация конкретной национальной группы, когда по определённой маргинальной прослойке определяют всю остальную группу. Это проблема отдельных личностей, отдельной семьи. Почему методы в отношении ромов должны отличаться от методов в отношении украинцев? Правоохранительные органы должны работать. Ни одна наркоточка без двух крыш не просуществует более 48 часов: «крыша» правоохранительная и «крыша» криминальная. Это проблема в большей степени правоохранительных органов и власти города», — подчёркивает он. 

В Украине, по данным Всеукраинской переписи 2001 года, 47,6 тысяч лиц ромской национальности. 

«На территории Укаины наиболее компактно ромы проживают в Закарпатской (15 тысяч лиц), Донецкой (4,1 тыс.), Днепропетрвоской (4 тыс.), Одесской (4 тыс.), Харьковской (2,3 тыс.) и Луганской (2,2 тыс.) областях», — говорится в Стратегии защиты и интеграции ромского национального меньшинства в украинское общество, принятой в 2013 году.

Стратегия определяет работу властей с ромами.

«Это серьёзная программа, которая работает в пяти направлениях: образование, правозащита, жильё, медицина, соцзащита. Власти должны работать — проводить круглые столы, встречи. От них должна исходить инициатива. Мы, как общественный сектор, можем помочь в качестве медиатора, посредника. Какие были проведены работы с ромской национальной группой? Что для этого сделало руководство города?», —  спрашивает Николай Бурлуцкий. 

В цикле материалов «Украинские фронтиры» в 2015 году «МедиаПорт» публиковал репортаж о ромах на границе Украины и Словакии. В посёлке Великий Березный в Закарпатской области их около 2,5 тысяч. Также, как и в Лозовой, у коренных жителей возникают конфликты с представителями нацменьшинства. Несмотря на это, в местной библиотеке для ромов подготовили программу. Стали учить читать, писать и работать на компьютере. «Теперь идут по улице, поздороваются хорошо, а то выходили — ногами двери открывали», — вспоминала директор библиотеки Елена Костенко. 

«Никакого межнационального конфликта нет»

С мэром Лозовой Сергеем Зеленским мы разминулись. Пока выясняли причины протеста местных жителей, городской голова ездил в Харьков, в том числе и по вопросу конфликта в Авиловке. По телефону мэр рассказал, что и без программ делается всё, что нужно. 

— Мы работаем там, где есть обращения. 
— А если нет обращений?

— У меня достаточно того, что есть. Более десяти обращений было от представителей ромской национальности — по материальному обеспечению, лекарствам, медицинской помощи.

Никакого межнационального конфликта нет, подчёркивает городской голова. Есть проблема нескольких семей. 

«Выселения ни в коем случае не будет. Мы не будем делать то, что в своё время делали при Сталине», — отмечает мэр.  

В исследовании GFK по заказу UNICEF говорится, что дети ромской национальности в Украине часто «страдают от стигмы (клеймения), обусловленной их этническим происхождением и финансовым положением семьи», а их родители считают, что дети сами должны принимать решение, учиться им или нет. 

«Сегодня в школах Лозовой сто детей ромской национальности. За полгода в школы поступило в два раза больше детей ромов, чем раньше. Программу по детям мы развиваем», — объясняет мэр, рассказывая в том числе о бесплатном питании школьников младших классов.

  А по взрослым? 

«Ну пусть ко мне прийдёт хоть один и скажет: дайте мне работу. Ну нет таких! Было одно обращение женщины на получение квартиры. Она говорит: нас даже на учёт не ставят. Я пригласил [специалистов], почему на учёт не ставите? Разобрались, поставили на учёт! Придёт очередь — получит квартиру».

«Не крышуете?»

На вопрос о «крышевании» наркоточек полицией» заместитель начальника отдела коммуникации Главного управления Национальной полиции Оксана Калмыкова отвечает — предъявите фамилии:

«Огромная просьба к гражданам, которые обладают конкретной информацией, не огульными обвинениями правоохранителей, а конкретно, с фамилиями, что кто-то из правоохранителей нарушает закон, обращаться в прокуратуру и управление внутренней безопасности Главного управления Национальной полиции в Харьковской области. Информация будет тщательно проверена, сотрудники будут уволены из органов. Особенно эта информация будет актуальна сейчас, когда проводится аттестация личного состава». 

Городской голова тоже считает, что правоохранителей обвиняют несправедливо.

— Говорят и мне, что я «крышую» в Лозовой бордели. 

— Не «крышуете»

— У нас их нет!

Чиновники решили создать комиссию из представителей разных профилей. Хотят наведаться к семьями ромской национальности, узнать, в каких условиях живут. 

Полиция обещает больше патрулировать район. На второй день протестов мы действительно видели в частном секторе полицейскую машину. Городские власти задумались о формировании «народных дружин» из числа добровольцев — правоохранителям в помощь. 

Перед нашим приездом местные жители заметили, как некоторые ромы «грузились» уезжать. Возможно, одну из этих семей мы видели возле электрички. 

Фото: Анна Соколова

Этот материал создан при финансовой поддержке Правительства Канады через Министерство иностранных дел Канады. Содержание материала не обязательно отражает точку зрения Правительства Канады.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.