Аватар пользователя Татьяна Федоркова

Командировка на «Пикник»

Химики, физики, биологи, программисты, медики, криминалисты — около шестисот представителей разных отраслей сегодня соберутся на фестивале «Научные пикники». Популярный в Польше просветительский формат три года назад привезли в Украину студенты. Проект привлекает тысячи людей в разных городах страны, в том числе в Харькове. «МедиаПорт» решил поинтересоваться у организаторов, как они смогли вытащить суровых учёных на улицу и что из этого вышло.

На летних «Пикниках» я впервые побывала как зритель. Бродила от палатки к палатке, пока по привычке не начала куда-нибудь транслировать. Помню, что к некоторым участникам пробиться так и не удалось. Например, «коллекцию» университета МВД — дубинку, щит, чемоданчик криминалиста — посетители сразу взяли в осаду. И дети, и взрослые окружали микроскопы с пробирками, щупали роботов и разгадывали головоломки. 

У знакомства с наукой в формате «простыми словами о сложном», вполне подходящего для таких далёких от монокристаллов и криобиологии, как я, оказывается, были противники. Координаторы харьковских «Пикников» Артём Коновалов и Татьяна Баглай вспоминают, что не раз слышали скептические отзывы.

Татьяна Баглай: Что-то вроде: «Ну, что там ваши «Пикники»? Да это же баловство! Это же циркачество!» Но я хочу сказать, если к нам приходит такая масса людей (в 2015 году «Научные пикники» посетили 25 тысяч человек — ред.), значит, это нужно. И я бы не сказала, что это циркачество, потому что здесь много ответственной, технической работы.

Артём Коновалов: Большая часть участников серьёзно готовится, они нам говорят: «Мы принесём на следующие «Пикники» что-то новое!» Это при том, что мы их не то что не «пинаем», мы им даже не звоним. У них своя мотивация. В прошлый раз они показали что-то, значит, если они покажут это снова, уже не будет так интересно. Они чувствуют свою ответственность, изменяют опыты, проводят новые эксперименты, приносят новые модели.

А вообще университеты, институты идут на контакт?

Татьяна: Это непросто, потому что расшевелить научные учреждения сложно. Мы стараемся. Если на первых «Научных пикниках», которые мы проводили, были только университеты, то потом стали добавляться научно-исследовательские институты. Институт монокристаллов, Институт проблем криобиологии и криомедицины, Физико-технический институт низких температур.

В 2013 году наша коллега была на одном собрании с участием чиновников, где с энтузиазмом рассказала: «Вот мы будем делать, как в Польше». А чиновник ей отвечает: «Вы это сделать не сможете, вы же делаете это без нас, у вас нет никаких контактов учреждений науки». Но пошло легко, а потом сработало сарафанное радио. Вот сейчас пригласи кого-то из одного института, а его коллеги из другого учреждения спрашивают — а чего нас не зовут?

У меня стереотип сложился, что работники таких учреждений, как правило, люди закрытые. Закрылись в своих кабинетах и сидят.

Вот одна из наших целей — их вытащить, показать, что есть люди, которые интересуются их работой. И эта работа классная! И, вы знаете, многие из них говорят, что это даёт им силы и вдохновение. Мы же понимаем, в каком состоянии сейчас наука.

Раньше перед «Пикниками» мы по четыре раза рассылали письма с обращениями, печатями на имя директоров институтов, просьбы, приходите. В этом году мы даже письма не писали, они сами выходят с нами на связь.

Артем Коновалов: С бюджетными учреждениями есть такой маленький парадокс. С одной стороны, им приходит письмо о каком-то форуме, на котором будет много и зрителей, и их коллег. Они сразу: «Ну-у, это же то, что мы любим делать, — выставка!» Первый вопрос: «А участие бесплатное? Да ладно? Как это бесплатное?» И второе — они иногда думают, что это ярмарка профориентации. То есть можно прийти, целый день стоять, раздавать рекламки. Ну, максимум — повесить плакат со специальностями и указкой по нему водить.

Мы сразу предупреждаем, что нельзя проводить классическую выставку, нельзя придерживаться выставочной пассивности и нельзя читать лекции. Хотя некоторые всё равно воспринимали это так: «Ой, станем в палатку, повесим плакат с Солнечной системой, вот, смотрите, планета Земля».

Татьяна: Или говорят иногда: «Мы принесём проектор». Ну, хорошо, проектор, вы его поставите днём, под открытым небом, у вас, конечно, будет тент, но солнце валит, какой проектор? «Но мы же хотим слайды!»

Зачем ещё нужны «Пикники»?

Татьяна: Мы хотим развивать науку как таковую, значение ученых, профессиональных учёных среди людей, чтобы не думали, что это какие-то непонятные люди. Вот же они, их даже можно потрогать, увидеть, что они живые, а не роботы. А ещё важно: любой подход к науке — критический, мыслить критически и воспринимать всё критически. Если мы распространим, если можно так сказать, веру критического мышления среди людей, думаю, нам легче будет жить в таком обществе.

Артём: На самом деле, критически мыслить может каждый. Ну вот есть же трамвайно-троллейбусные политологи. Скорее, нужно говорить о научном подходе, научном методе. Основание этого метода — критическая оценка. Критика с обоснованием — определить, что истинно, правдиво. 

Из научно-исследовательских институтов, которые, как некоторым кажется, делают только какие-то космические вещи, а на самом деле очень много практических вещей, приходят настоящие энтузиасты. Там нет бешеных денег, бешеных перспектив, но они работают и достигают успехов. Один из наших вызовов, как уже сказала Таня, — вытащить их оттуда, сделать так, чтобы они могли рассказать обо всём рядовому гражданину, чтобы он зарядился лишний раз и понял: «зрады» вокруг меньше.

Татьяна: Мы сейчас видим, что если представители классического учреждения сами не идут на «Пикник», их не командировали — это же всё официально, мы и командировки подписываем, кому нужно — они находят возможность прийти с другой командой и показать что-то классное.

Мои одногруппники, которые сейчас аспиранты, приходили к нам в роли экспериментаторов. В первый год они рассказывали — и это было одно, а в следующие «Пикники» я подхожу — и они делают это уже с таким воодушевлением! Я замечаю этот элемент увлечения. Думаю, что, когда они завершат аспирантуру, получат научную степень, они станут теми преподавателями, которые смогут своих студентов вдохновлять, потому что они умеют правильно передать научный материал. То есть «Научные пикники» — это ещё и тренировка, а сможешь ли ты заинтересовать человека, или нет.

Летом видела, что на «Пикниках» очень популярны полицейские, университет МВД. Как вы их заманили?

Артём Коновалов: Мы очень любим сериал «C.S.I.: Место преступления» и решили, как бы сделать что-то такое... Вот химия у нас есть, мы можем проводить опыты. А криминалистика? Мы попросили ХНУВД принести чемоданчик криминалиста, открыть его и поставить человека, который не только расскажет, что это такое, но и покажет, даст подержать инструменты в руках.

Что нового будет в этот раз?

Артём Коновалов: Преподаватель из ХНУРЭ пообещал нам шахматы на троих — классическая деревянная доска, но трое игроков. При этом нам пообещали ещё и трёхмерные шахматы. Те, кто смотрел сериал «Star Trek», вспомнит, что там персонаж играл как раз в трёхмерные шахматы. Они имеют несколько полей. Кто смотрит сейчас сериал «Теория большого взрыва», мог заметить, что Шелдон играет в эти шахматы. Почему нас это заинтересовало? Мы пытаемся привлечь научно-популярную культуру к науке, потому что в ней есть много вещей, которые нравятся молодёжи.

Татьяна: С их помощью узнаются и легко воспринимаются более сложные вещи.

Артём: Да, научная фантастика — один из методов популяризации науки. Мы ищем таких людей, которые через вещи, связанные с литературой и популярной культурой, передают кайф науки.

Ещё одна вещь, которой у нас не было ни разу, — мы будем ловить сигналы орбитальных метеорологических станций. Как ваши коллеги ловят спутник, чтобы выйти на связь со студией, у нас будут участники, которые будут ловить метеорологические сигналы.

Эээ, а это безопасно?

Татьяна: А почему нет! (смеётся) У нас же у всех есть GPS!

Артём: Участники — это гидрометеорологический техникум. Необычность не в том, что гидрометеорологи ловят сигналы со спутников, а в том, что это делают радиолюбители. Мне всегда хотелось, чтобы кто-то наконец пришёл, раскурочил радиоприёмник и показал, как оно там работает, как его спаять, зачем это всё нужно.

Вы там ещё конфеты обещали.

Несколько участников будут играть с детьми в математические и логические головоломки.

Уууу, нет, это сложно.

Артём: Впервые у нас ожидается механическая головоломка — такая, как в Fort Bоyard. Запутанная система металлических прутов... То есть висит ключ, который нужно умудриться снять.

За эти годы есть какие-то истории, связанные с «Пикниками», может, опыт у кого-то не удался?

Татьяна (смеётся): Мы, конечно, рассказываем о технике безопасности всем участникам.

Из забавных историй. Позвонил однажды мне проректор по научной работе университета сельского хозяйства имени Василенко. Я объяснила условия, что участие бесплатное, зарегистрируйте заявку, анкетку, чтобы мы могли иметь представление. Он говорит: «супер» — и положил трубку.

Уже подходит время фестиваля, от них нет заявки и нет, я звоню по телефону, рабочему, который у меня сохранился, а там трубку никто не берёт. Ну мы решили, что они, наверное, передумали, и из списка участников их вычеркнули.

В день «Пикников» мы уже бегаем, с электриком решаем все вопросы — проводка, техника безопасности. Тут ко мне подходит представитель университета Василенко и говорит: «Здравствуйте. А где нам встать?» Я начала переживать, что же делать. Говорю: «Нет палатки». Он отвечает: «А у нас своя!» Окей, но нет столов! «А у нас свои!» И стульчики свои. «А вам электрика нужна?» Говорят: нужна. Но мы уже не сможем вас в схему включить. «А мы вообще уже с электриком договорились!» 

Артём: И с этого момента они наши традиционные участники. Приносят классные вещи. Мы сначала думали, ну, что можно ожидать от университета сельского хозяйства? Но они были первыми из вузовских участников, которые принесли катушки Тесла и играли на них музыку! Когда катушки присоединены друг к другу и запрограммированы, они играют музыку в MIDI-формате, как наши старые «мобилки». 

«Пикники»  это больше весело или серьёзно?

Татьяна: Мы пытаемся о серьёзном говорить с улыбкой. В то же время мы уже второй раз делаем тематический «Пикник». Летом он был посвящён «Науке о жизни», тогда был ещё День биологии. А в этом году у нас тема, связанная с безбарьерностью и противодействием дискриминации. Мы хотим обратить внимание на социальные темы — о равном доступе мужчин и женщин к науке, о чём у нас вообще не принято говорить.

Мы просили наших участников подготовить истории о том, как люди с инвалидностью сделали интересные открытия, вклад в науку. У нас будет совместная выставка с Гендерным центром — о женщинах в науке.

Артём: Не просто о женщинах в науке. А о женщинах, которые сделали много чего, но в своё время не были оценены. И не из-за того, что их научные изобретения были незначительными, а из-за того, что они были женщинами. У нас будет выставка 17-ти конкретных историй женщин из 17-ти разных отраслей знаний.

Что касается безбарьерности вообще, мы впервые готовим экскурсоводов, которые возьмут человека, который в этом нуждается, за руку и будут водить, рассказывать, что происходит. Потому что мы понимаем: мы с вами пришли на «Пикник» и всё видим, всё слышим, а что делать тем, кто не имеет этой возможности?

Фестиваль «ИнклюзиON», который проходил в Харькове, передаёт нам «кнопку». Мы уже пошутили, что это «переходящее красное знамя». Для нас это вызов, потому что нам нужно показать пример инклюзии. Первая кнопка — «ИнклюзиON», вторая кнопка — «Пикники», дальше кнопка перейдёт на другие мероприятия. И за год мы, все наши коллеги, посмотрят, как мы смогли выдержать вызов — обеспечить доступность людям с ограниченными возможностями.

Кафедра биологии снова принесёт тараканов?

Артём: А вы хотите себе взять? (смеётся)

И «Сумасшедшие учёные» тоже будут? Они же совершенно безумные.

Да-да, и профессор Авокадро, и Траут. И кстати, Красный крест, подал заявку — снова будет ходить большой Красный крест.

Фото: akirich-pcroom.livejournal.com

Фото: akirich-pcroom.livejournal.com

Я ещё всегда хотела спросить… Участники от ХАДИ (Харьковский национальный автомобильно-дорожный университет), они приезжают на этих машинах?

Артём (смеётся): На самом деле, этот болид приносили к нам на руках.

Ясно, а разместиться на площадке возле ККЗ «Украина» вам разрешают, потому что больше нигде не дают, от греха подальше?

Артём (смеётся): Это больше по техническим причинам. Если взять площадь Свободы — супер, а где воду взять? А электрику? У нас есть на самом деле идеи выйти на другие, большие площади. И, возможно, из-за реконструкции сада Шевченко нам придётся искать другую площадку.

Татьяна: В анкете для наших участников есть такой пункт — дополнительные пожелания. Так вот самое популярное пожелание: «А можно нас в тень поставить?» Практически у всех!

«Научные пикники» в Харькове проходят 17 сентября на аллеях Сада имени Шевченко возле ККЗ «Украина» с 13.00 до 17.00.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.