Аватар пользователя Анна Соколова

Как посёлок-переселенец принял жителей из зоны АТО

Чернобыльский посёлок Вильча переехал в Харьковскую область после аварии на АЭС. На пустыре под Волчанском, в семидесяти километрах от Харькова, вырос новый населённый пункт со старым названием. Пройдёт двадцать с лишним лет — и посёлок-переселенец примет других вынужденных переселенцев, из зоны АТО. 

Улицы Вильчи — сплошь дома из белого кирпича. Узкая дорога ведёт в Центр матери и ребёнка — так благотворители назвали дом, где приютили одиноких матерей из Донбасса.

По пути представляю обычную сельскую постройку. И удивляюсь, когда водитель останавливает машину у трёхэтажного здания с зелёным куполом. «Храм Покровы Пресвятой Богородицы» — написано на табличке у входа.  

Внутри — не церковь, обычная прихожая. С кухни доносятся ароматы еды. У кастрюли с супом суетится Елена Шабанова, переселенка из Красного Луча.

«Войны как таковой там уже не было, — вспоминает женщина родной город. — Но и толку оставаться тоже не было».

Из Луганской области Елена уехала с дочерью. Третьеклассница Аня не может ходить — у неё детский церебральный паралич. Учителя поселковой школы приходят к девочке сами.

Переселенцы неохотно рассказывают о себе. Елена говорит, что возможности лечить ребёнка в Красном Луче не было, а снять жильё в городе не могла — слишком дорого: отец Ани не помогает, сама она не работает. Так женщина оказалась в Центре матери и ребёнка в Вильче: «Здесь как у себя дома. Встала, поубирала, уроки с Аней сделала».

В Аниной с мамой комнате — повсюду куклы. Девочка заботливо рассаживает их на кровати, а «спящих» пупсов укрывает платком.

Елена считает, что детский коллектив не будет полезен её дочери: «Она комплексует из-за того, что не ходит». Аня, кажется, думает по-другому. Она уже нашла подружку. В гости к ней приходит местная девочка Маричка. Даже на планшете девочки рассматривают кукол.

В соседней с кухней столовой пытается говорить полуторогодовалая Мирослава. На детском стуле ей не сидится. Девочка бросает недоеденное печенье и пытается вылезти. Ребёнок шумит, но мама Юлия не реагирует.

Юлия — не переселенка, сирота. Попала в Вильчу из люботинского центра матери и ребёнка. Молодая мама пока не умеет правильно ухаживать за ребёнком, считает руководитель Центра Руслана Коваль. Руслана сама берёт на руки Мирославу, спокойно зовёт маму и объясняет, что девочке надо вытереть лицо.

Руслана делает замечания тактично, женщины стараются прислушиваться к советам

Руслана делает замечания тактично, женщины стараются прислушиваться к советам

В день моего приезда здесь проходит мастер-класс по выпечке «Наполеона», с молодыми мамами работает социальный педагог. В Центре матери и ребёнка также оказывают психологическую помощь, учат готовить, убирать, распоряжаться семейным бюджетом и планировать своё время. Юлия, мать Мирославы, собирается пойти на курсы маникюра, чтобы потом устроиться на работу. «Интересно мне это? Ну, наверное», — пожимает плечами женщина.

Временное жильё для одиноких матерей в мае 2015 года открыл благотворительный фонд «Каритас Харьков».

«Это была давняя мечта директора «Каритас Харьков», отца Сергея, — объясняет руководитель центра Руслана. — Он хотел открыть центр для будущих матерей, которых сложные условия заставляют сделать аборт. Это был бы центр для того, чтобы помочь женщинам оставить детей. Мы нашли австрийских доноров, которые дали средства для помощи одиноким матерям из АТО».

Руслана говорит на украинском с «галицким» акцентом. Она родом из Стрыя Львовской области. В посёлок под Харьковом переехала из-за мужа — его «направили на службу». Решаю, что муж — военный. Когда Руслана объясняет, почему занимается центром, понимаю, что это не так.

«Во-первых, у меня есть педагогическое образование. Во-вторых, я очень люблю работать с детьми. А в-третьих, директор «Каритас», отец Сергей, — мой муж. В этом центре мы с ним единомышленники», — говорит Руслана.

На спонсорские деньги сотрудники благотворительного фонда арендовали помещение Украинской греко-католической церкви в Вильче. За полгода привели его в пригодное для жизни состояние — сделали ремонт, установили санузлы и утеплили здание снаружи. Каплица, куда приходят молиться греко-католики, занимает только одну из комнат первого этажа.

«У нас свобода вероисповедания. Не обязательно быть католиком или православным. Мы помогаем всем», — отвечает Руслана на вопрос, обязательно ли женщине быть верующей, чтобы здесь жить.

Всего в центре пять комнат. Есть кухня, столовая, общие санузлы, стиральная машина и большая комната с игрушками и телевизором. Во дворе — маленький огород.

5-6 матерей из Донбасса могут жить в центре до трёх месяцев. С недавних пор селят и женщин из области, у которых нет постоянного места жительства. По словам руководителя центра, предпочтение отдают мамам с маленькими дети. За год помещение греко-католической церкви стало временным домом для 25 семей.

«Женщины, пока живут здесь, экономят деньги. Им не нужно покупать продукты и одежду, оплачивать коммунальные услуги. Потом на отложенные социальные выплаты они могут снять себе жильё», — объясняет Руслана.

Руководитель пытается поддерживать связь с выехавшими из центра подопечными. Есть девушки, которые подружились здесь, и теперь вместе снимают в Харькове квартиру.

Помогать молодым мамам научиться ухаживать за детьми Руслане нравится.

«Есть небольшой опыт», — скромно отвечает руководитель Центра.

Руслана воспитывает четверых детей. 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.