Аватар пользователя Анна Соколова

Как под Харьковом ромов выгоняли

Жители села Шелудьковка Змиевского района предлагают выселить ромов: «Вони сидять на гілці і пилять, щоб упасти». Ромы обижаются: «Считай, один усрался, а остальные замазаны?» «Конфликта нет», — успокаивает сельголова. А правозащитники видят в этом «вторую Лощиновку». «МедиаПорт» выслушал всех.

В селе Шелудьковка в 60-ти километрах от Харькова ромы стали селиться семь лет назад. Вместе с теми, кто переехал из Донбасса, теперь их около 70 — на почти две тысячи населения. Местные с меньшинством не ладят. Конфликт обострился, когда мужчину ромской национальности задержали на воровстве. По словам ромов, подозревать стали и остальных. Одна из семей посчитала это дискриминацией и обратилась в общественную организацию ромов. В ответ местный депутат озвучила идею: выселить ромов из Шелудьковки. Односельчане не против.

«Это потому, что мы чёрные?»

«Где-то здесь будет заброшенный дом», — ориентирую водителя на нужной нам улице в Шелудьковке.

«Кажется, мы уже проехали такие, — отвечает он, оглядываясь по сторонам. — Или нет...»

У не ограждённого забором дома нет ни входной двери, ни окон. В оконных рамах — целлофан. На снегу у порога раскиданы ковры. Трёхцветный щенок, увидев чужих, тут же поднимает лай.

Вместе с невесткой и зятем в этой ромской семье — 13 человек: шестеро взрослых и семеро детей. Их дом — это две комнаты. В одной — печь и стол, в другой — кровать и телевизор. В доме пахнет дымом и гнилью, летают мухи. Взрослые обуты в сапоги и валенки, а дети бегают в летнем — кто в тапочках, кто босиком.

«В Донецке всё пооставляли — и хату свою, и мебель, и хозяйство. Переехали, когда заворуха начиналась», — устало объясняет глава семьи Дмитрий.

Хозяйка сдаёт ромам дом бесплатно.

«Она знает, что много детей у нас. Так нас и пустила. Здесь ничего не было, дом был горевший. А мы сделали ремонт, — добавляет Дмитрий, показывая рукой в сторону печи. — Говорят, что мы не работаем. Как не работаем? На полях, на ферме. Только за копейку».

Его сожительница Клавдия заводится с пол-оборота:

«Раз мы цыгане, то всё на нас! Но я не должна за каждого отвечать. У меня своя семья, я за неё отвечаю. Они на нас «съелись», что мы позвонили в Харьков своим братьям-сёстрам по кресту (Клавдия имеет в виду общественную организацию по вопросам ромов — ред.), порассказывали. Мы своих позвали, чтобы лучше с нами обращались. А теперь нас хотят выселять», — размахивает руками женщина.

В коляске беззвучно лежит грудной ребёнок, двое детей постарше садятся обедать. Алюминиевыми ложками черпают борщ из пластиковых судков. Маленькая девочка, оставленная без присмотра, испражняется на пол и там же падает.

«Это потому, что мы чёрные? — повышает голос Клавдия. — Считай, один усрался, а все замазаны? Но не все ж цыгане одинаковые! Вот у вас, например, один украл, так я же не скажу, что и остальные. Я не видела, за руку не поймала».

Крик женщины подхватывают и дети, в доме становится невозможно говорить. Вместе с невесткой Верой, которая выглядит самой спокойной, выходим во двор.

«Представители этого царства»

22-летняя Вера переехала к семье мужа из Купянска. У неё уже двое детей — годовалый сын и двухлетняя дочь. Сейчас Вера ждёт ещё одного ребёнка. Свой новый дом она оценивает «пятьдесят на пятьдесят». Электричества нет. Чтобы включать телевизор, ромы протягивают провод от электрического столба.

«Почему без разрешения? На нас «электронники» не орали, ничего не говорили, — удивляется девушка. — Летом, когда ездили отключать свет по селу, свекруха им что-то сказала. Не помню, что. Так они не ругались и поехали с богом. Сколько времени хлопот-забот не было, а сегодня приехал Руслан Викторович (сельский голова — ред.) и сказал снимать. И сейчас мы без света».

Пока говорим с Верой, один за другим приближаются пять человек. Идут соседи. 

«Інтерв'ю берете? А чого в нас не возьмете? Я розкажу, як у мене телевізор іскрить, а в сосєда холодильник згорів. Все із-за них!» — местный пенсионер Павел Фёдорович говорит на суржике. 

— Из-за кого?

«Да із-за етіх, — указывает пальцем в сторону Веры. — Представителей этого царства!».

Павел Фёдорович говорит, что ругается с ромами постоянно. Односельчане его поддерживают.

«Да каждий день. Із-за чого? Да лазять кругом, людей грабят, ворують. За провода їм нічого не кажуть. Мене б за таке вже повісили. А їм то пофігу, понімаєте? Це ж надо совість мати. Получілі гроші дєтскіє — і «ф-фіть»! — смотрит на девушку. — Щас жінку гукну, вона скаже. Хіба можна в такі условія дітей пускати? Мене б уже батьківських прав лишили. Сперли пам'ятники на кладбіще. Покрали кукурузу. Оні, відітє ли, не знали. Хоть би в государства крали, а то в такого ж чоловіка».

По словам соседей, здесь «все цыгане одинаковые»: «Ні з ким із них не общаємся. Вони сидять на гілці і пилять, щоб упасти. Понімаєте? Що не заробили, все пропили».

На улице становится так же шумно, как и в доме. Пока односельчане то по очереди, то хором высказывают претензии и предложения выселить ромов, Вера молчит, уткнув нос в воротник дублёнки. Время от времени на пороге появляются дети.

«В смысле интеграция?»

Председатель сельского совета Руслан Стадник считает, что в Шелудьковке конфликта нет.

«А случай этот… Я не знаю, откуда он возник. Где-то 22 декабря наши односельчане увидели, что в домовладение, в которое хозяева приезжают летом как на дачу, проник незнакомый человек. Вызвали полицию. И на этом попался ром. Он был уже неоднократно судим. На сегодня у него две или три судимости за разбой, у него было три года условно. Он нигде не работал», — рассказываает Стадник.

Своего недовольства ромами он не скрывает.

«Пьют постоянно. Не работают. Транспортные средства есть почти у всех. При этом есть нечего, за свет платить нечем. Ездят без прав все, пьяные постоянно. Деньги, пособия детские на детей по назначению не используются. Идут на сигареты, водку и больше никуда. Купить ребёнку памперсы или питание — нет. Наши граждане (сельголова имеет в виду всех, кроме ромов— ред.), например, молоко или дрова просят в долг на большие суммы. Мы даём. У нас, я говорю, конфликта никакого нет».

«Нормальные ромы есть», — признаёт глава сельсовета.

«Те ромы, которые работают, там всё нормально — и медицинское обслуживание есть, и дети в школу ходят. А остальные, я не знаю, с какой целью здесь проживают», — продолжает Стадник.

 — Можете сказать, что как местная власть вы делаете достаточно для интеграции ромов?

«В смысле интеграция?» — не понимает сельский голова.

«Чтобы ромы были как местные — ходили в школу, в больницу, на работу».

«Ну, у нас дискриминации нет. Как таковой. У нас без разницы. Главное — чтобы человек работал, зарабатывал деньги и жил по законам Украины. Тем более, у всех есть паспорта. Они — такие же граждане Украины. Только почему-то одни закон соблюдают, а другие хотят на него наплевать», — добавляет Стадник.

Намекая на ромов, он говорит, что в последнее время в селе возросла преступность. По информации харьковской общественной организации «Чачимо», только в двух уголовных производствах, открытых в прошлом году в Змиевском районе, фигурируют ромы. 

«Ромская стратегия»

Официальная статистика по стране — 48 тысяч ромов. Неофициальная — 400 тысяч. В 2013 году в Украине утвердили план реализации «Стратегии защиты и интеграции в украинское общество ромов». Документ направлен на правовую и социальную защиту ромов, их занятость, здравоохранение и образование. Через два года Кабмин принял постановление о создании межведомственной рабочей группы по вопросам выполнения плана мероприятий к стратегии.

«Мы часто проводим мониторинговые визиты, — рассказывает заместитель главы межведомственной рабочей группы Земфира Кондур. — В каждом городе мы встречаемся с органами власти и ромами для того, чтобы сопоставить, что делается, какие у людей проблемы. Естественно, обращаем внимание представителей органов власти к потребностям ромов, к тому, что необходимо делать, как сотрудничать, помогать людям. Я думаю, что заниматься выездами должны во всех областях и городах. Любая администрация — областная, городская, районная. Они должны выезжать к людям, чтобы понимать, какие у них потребности».

По словам Кондур, стратегия интеграции ромов работает там, где в этом заинтересована местная власть.

«В тех областях, где проживают ромы в большом количестве, в основном органы власти, местные и областные, знают о стратегии. Я не могу сказать, что она выполняется эффективно. Наверное, наиболее эффективно она работает в Закарпатской области, потому что там проживают 50 тысяч ромов, представители власти заинтересованы в том, чтобы работа шла, чтобы люди интегрировались, и ситуация улучшалась. Всё зависит от политической воли тех, кто у власти. Например, в Кропивницком власть очень заинтересована в работе с ромским населением, она открыта. Я вижу там хорошие результаты по стратегии», — заявляет заместитель главы межведомственной рабочей группы.

Для интеграции ромов при поддержке благотворителей в Кропивницком создали областную программу, рассказал «МедиаПорту» начальник Управления коммуникации и связям с общественностью Кировоградской облгосадминистрации Виталий Останний. Ромам выделяют деньги на проведение праздников. А в январе в Кропивницком планируют открыть центр национально-культурных обществ. Конфликты между ромами и местным населением Останний не припоминает:

«У населения есть определённый уровень терпимости. Да и ромы ведут себя более-менее нормально. Они у нас осели, серьёзных проблем нет. Но и не без того, чтобы по ручке погадать. Есть характерные для них вещи».

Земфира Кондур приезжала в конце прошлого года. С представителями облгосадминистрации она говорила о создании рабочей группы, которая бы следила за ситуацией с ромами в регионе. По её мнению, к стратегии нужен детальный план с учётом потребностей семей, ведь в Харьковской области, по её данным, проживает самое большое количество ромов-переселенцев с востока Украины. Сколько точно, подсчитать нелегко. Представители меньшинства, как правило, нигде не регистрируются. 

17 января случай в Шелудьковке обсуждали в Змиёве. На встречу пришли представители местной власти, депутаты, соцработники, полицейские, правозащитники, наблюдатели ОБСЕ и Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев. 

«Результатом встречи было решение о создании рабочей группы, в которую войдут как представители власти, так и представители общественного совета, — рассказывает глава ромской общественной организации «Чачимо» Николай Бурлуцкий. — Эта группа будет заниматься мониторингом ситуации с ромами в Харьковской области и составлением социального паспорта, то есть проблем ромских семей, и выработкой алгоритма действий для разрешения тех или иных вопросов». 

Он надеется, что такая работа поможет примирить меньшинство с местными и «влить» их в громаду.

При этом условия жизни некоторых ромов говорят об обратном. Они сами, похоже, не готовы строить отношения с местными, не всегда понимают претензии соседей и не знают, может ли им помочь власть.

Фото: Павел Пахоменко

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.