Аватар пользователя Дарья Юровская

Искусство исторических проблем

Новости о неожиданном появлении неизвестных или потерянных предметов искусства пользуются большим успехом даже у тех читателей, которые обычно артом не интересуются. Во-первых, к находке часто прилагается почти детективная история: как пропало, каким чудом нашли. Кроме того, в заголовке такой новости, как правило, фигурирует сумма, в которую оценивается найденное, — критерий, доступный довольно широкой аудитории.

Находка, взорвавшая СМИ на этой неделе, может похвастаться и историей, и суммой. В замусоренной квартире 80-летнего немца Корнелиуса Гурлитта среди банок с консервами полиция обнаружила около полутора тысяч художественных произведений стоимостью примерно миллиард долларов.

Одним из первых подробно о находке рассказал немецкий журнал Focus. Издание писало, что правоохранители заинтересовались личностью Корнелиуса Гулитта в 2010 году, после небольшого инцидента, когда он вёз из Швейцарии в Мюнхен 9 тысяч евро наличными.

Фото: america.aljazeera.com

Фото: america.aljazeera.com

Ничего незаконного, поэтому прямых претензий у налоговой службы не было, но «кэш» такого размера для Европы подозрителен сам по себе, к тому же, Корнелиус нервничал. Налоговики взяли герра Гурлитта «на карандаш» и добились ордера на обыск его квартиры. 

Дом в Мюнхене, в одной из квартир которого хранились картины. Фото: Christof Stache/AFP/Getty Images

Дом в Мюнхене, в одной из квартир которого хранились картины. Фото: Christof Stache/AFP/Getty Images

Ошеломительный результат обыска был тайной почти два года. И вот 5 ноября 2013 года прокуратура и исскуствоведы сделали находку достоянием общественности.

Прокурор и искусствовед сообщают о находке. Фото: Johannes Simon/Getty Images

Прокурор и искусствовед сообщают о находке. Фото: Johannes Simon/Getty Images

Focus писал, что среди обнаруженных предметов искусства — картины Пабло Пикассо, Анри Матисса, Марка Шагала, Эмиля Нольде, Франца Марка, Макса Бекмана, Пауля Клее, Оскара Кокошки, Эрнста Людвига Кирхнера, Макса Либермана и Альбрехта Дюрера.

Часть найденных у Гурлитта картин прокуратура показала на слайдах. Отто Дикс. «Автопортрет с сигаретой». AP/ Kerstin Joensson

Часть найденных у Гурлитта картин прокуратура показала на слайдах. Отто Дикс. «Автопортрет с сигаретой». AP/ Kerstin Joensson

Другие издания, подхватившие новость, добавляли Эдгара Дега, Огюста Ренуара, Эдварда Мунка, Анри Тулуз-Лотрека, Гюстава Курбе и Отто Дикса. 

На слайде — картина «Двое всадников на берегу» Макса Либермана

На слайде — картина «Двое всадников на берегу» Макса Либермана

На слайде — неизвестная картина Марка Шагала из «коллекции» Гурлитта. AP Photo/Christof Stache

На слайде — неизвестная картина Марка Шагала из «коллекции» Гурлитта. AP Photo/Christof Stache

Интересующимся немецкой историей времён Второй мировой войны фамилия Гурлитт знакома. В 20-30 годы XX века Хильдебранд Гурлитт был директором музея и возглавлял одно из художественных объединений. С приходом нацистов ему пришлось уволиться, поскольку его происхождение было «недостаточно арийским», но услуги Гурлитта как специалиста по современному искусству всё же понадобились руководству нацистской Германии.

Хильдебранд Гурлитт

Хильдебранд Гурлитт

В распоряжении нацистов было большое количество предметов современного искусства — они называли его «дегенеративным». Все эти картины и рисунки, конфискованные у еврейских семей, не соответствовали идеологическим представлениям Рейха об искусстве, поэтому в музейных коллекциях им было не место.

Сперва Рейх использовал картины для пропаганды. Организованная нацистами «Выставка дегенеративного искусства» несколько лет колесила по Германии. Работы сопровождали уничижительные надписи: «Безумие становится методом», «Разоблачение души еврейской расы», «Идеально — кретин и шлюха» и так далее.

Гитлер на выставке «дегенеративного искусства»

Гитлер на выставке «дегенеративного искусства»

Позже была создана группа из четырёх искусствоведов, включая Гурлитта, которые должны были продавать эти картины за рубеж, чтобы «заработать немного денег на этом мусоре», как писал в своём дневнике ответственный за борьбу против «дегенеративного» искусства министр народного просвещения и пропаганды Йозеф Геббельс. 

Выставку «дегенеративного искусства», которая открылась 19 июля 1937 года в здании галереи мюнхенского парка Хофгартен и до апреля 1941 объехала ещё 12 городов, посетили три миллиона зрителей

Выставку «дегенеративного искусства», которая открылась 19 июля 1937 года в здании галереи мюнхенского парка Хофгартен и до апреля 1941 объехала ещё 12 городов, посетили три миллиона зрителей

Переговоры по продажам были деликатной миссией, отчёты — не всегда точны. О том, что часть «дегенеративной» коллекции могла осесть у тех, кто пытался продать картины, говорили и раньше. Теперь эксперты утвержают, что около 300 предметов искусства из найденых в мюнхенской квартире сына Гурлитта, — бывшие экспонаты  унизительной выставки.

После войны Хильдебранд Гурлитт был признан жертвой нацистских репрессий. Он рассказывал, что помогал деньгами многим знакомым коллекционерам-евреям, которые хотели покинуть нацистскую Германию. Существование у него коллекции картин Гурлитт признавал, но говорил, что вся она погибла во время пожара в Дрездене в 1945 году. В 1956 году Гурлитт погиб в автомобильной катастрофе. 

Новейшая история

Отшумели, почитали, забыли? Естественно, нет.

Дальше история будет развиваться сразу по нескольким направлениям, и все они вполне очевидно прослеживаются.

Направление первое — ещё сенсаций. Кузен Корнелиуса Гурлитта, которого разыскал немецкий Bild в Испании, уже рассказал, что Корнелиус от своего отца «знает, где находится янтарная комната».

На память остались лишь чёрно-белые фотографии янтарной комнаты

На память остались лишь чёрно-белые фотографии янтарной комнаты
 

«Корнелиус как-то сказал это моему отцу. Но это было 30 или 40 лет назад», — заявил кузен. 

На этом пути читателей ждут сначала розыски самого Корнелиуса Гурлитта, который сейчас непонятно где, потом попытки его разговорить, не считая версий и догадок, потому что янтарная комната — та ещё притча во языцех.

Произведения искусства, спрятанные нацистами в церкви в городе Эллинген. Обнаружены американскими военными в 1945 году. Фото AFP/U.S. National Archives

Произведения искусства, спрятанные нацистами в церкви в городе Эллинген. Обнаружены американскими военными в 1945 году. Фото AFP/U.S. National Archives

Направление второе — искусствоведческое. В «коллекции» Гурлитта много неизвестных полотен теперь уважаемых художников, другие работы — известны, но толком не описаны, почти всё найденное нужно реставрировать. Эти новости на первые полосы попадут вряд ли, но займут заслуженное место в разделе «Культура».

Направление третье — наследственное. Кто законный владелец или владельцы найденных предметов искусства — вопрос для щепетильной Европы довольно сложный. С одной стороны, процесс возврата ценностей тем или иным несправедливым способом отобранных во время правления нацистов в последние несколько лет заметно активизировался. 

В конце октября голландский Государственный музей Рейксмузеум отчитался о результатах четырёхлетней проверки и честно сообщил, что в коллекциях музеев страны были обнаружены 139 предметов искусства (руки весьма значительных художников), которые, возможно, были отобраны силой у владевших ими евреев. 

Проверка, обошедшаяся голландской казне в 1,3 миллиона евро, была уже второй (во время первой изучались работы, приобретённые музеями с 1940 по 1948 годы) и касалась предметов искусства, появившихся в музейных коллекциях с 1933 года, в истории владения которыми были пробелы.

Власти пообещали создать специальный веб-сайт, чтобы помочь наследникам истинных владельцев картин заявить о своих правах и потребовать возвращения похищенных работ через Голландский комитет по возвращению культурных ценностей.

На слове «доказать» история ветвится ещё на несколько направлений.

С одной стороны, те же голландцы вернули 202 работы, обнаруженные в процессе первой «инвентаризации», невестке Жака Годстиккера, еврейского коллекционера, чья коллекция была разграблена во время войны. 

Возвращённое наследникам Годстиккера «Завоевание Америки» Яна Мостарта эксперты оценили в 14 миллионов долларов

Возвращённое наследникам Годстиккера «Завоевание Америки» Яна Мостарта эксперты оценили в 14 миллионов долларов

Ещё из свежих примеров — портрет австрийской актрисы и писательницы Тиллы Дюрье, который был написан Оскаром Кокошкой в 1910 году. Спустя четыре года тщательных разбирательств Музей Людвига в Кёльне вернул картину наследникам торговца искусством Альфреда Флехтхайма. 

«Портрет актрисы Тиллы Дюрье» оценивается в три миллиона евро

«Портрет актрисы Тиллы Дюрье» оценивается в три миллиона евро

Традиционно главным предметом расследования в случаях, когда речь идёт о крупных коллекционерах, является поиск ответа на вопрос, был ли предмет искусства изъят или продан добровольно? 

Однако подкорректированные некоторыми европейскими странами законы о реституции теперь позволяют возвращать не только экспроприированные, но и выкупленные произведения искусства, если они были проданы под давлением. 

Воспользовавшись этим правом, наследники венского промышленника Августа Ледерера в данный момент требуют вернуть им одно из главных произведений основоположника австрийского модерна Густава Климта — цикл «Бетховенский фриз». Истцы утверждают, что произведение было выкуплено у семьи под давлением по несправедливой цене. 

«Бетховенский фриз» размером 34 на 2 метра был написан Климтом в 1902 году. Затем — разрезан на фрагменты. На фото: фрагмент «Враждебные силы»

«Бетховенский фриз» размером 34 на 2 метра был написан Климтом в 1902 году. Затем — разрезан на фрагменты. На фото: фрагмент «Враждебные силы»

В случае с «коллекцией» Гурлитта наследникам, скорее всего, придётся доказывать не только насильственную экспроприацию, но, прежде всего, сам факт, что когда-то художественное произведение принадлежало их семье. Вес владельцев многих из работ, обнаруженных у Гурлитта, в мире коллекционеров вряд ли был достаточно велик, чтобы информация о том, что висит у них дома, попала в какие-нибудь сторонние документальные источники. А семейные документы у большинства, скорее всего, пропали во время войны. 

Поэтому вполне может случиться, что законным наследником части «коллекции» будет признан сам Корнелиус Гурлитт. Что он сделает со своей частью наследства — новый поворот развития этой истории.

Но прежде читателям предстоит наблюдать за многочисленными судебными процессами — адвокаты в последние несколько лет настолько поднаторели в делах по возврату экспроприированного нацистами наследства, что предлагают наследникам свои услуги по схеме «No Win No Fee», — проще говоря, если мы не выиграем, ты мне не платишь.

Как заметил в своей колонке на Би-би-си эксперт рынка и журналист Годфри Бейкер: «Искусство — последнее незавершённое дело Второй мировой войны». В оригинале звучало точнее, не дело — business.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.