Аватар пользователя Вячеслав Мавричев

«Искать. Бороться. И не сдаваться»

Это Саша Коновалов. Сейчас ему 25 лет. Здоровенный такой! Кажись, головы на полторы выше меня. Широченные плечи. Я бы назвал его «человек-скала».

Сейчас парень листает книжки для пятиклассников. Читает с трудом. Но старается. Уже ходит. Но тянет одну ногу. Гуляет только с родителями — дорогу домой постоянно забывает.

Травма.

В 2011-м Сашу сбила иномарка — Subaru Legacy. Было это на Салтовке, на пешеходном переходе.

Сильный удар. Свидетели говорили, парня подкинуло в воздух метра на два с половиной. Тело несколько раз перевернулось в воздухе, а потом — снова удар. Снова капотом машины.

Водитель тогда остановился. Но скорую вызывать не стал. Сашу затянул в салон авто и скрылся. Вскоре парня найдут на парковке, неподалёку от районной поликлиники.

Без сознания. Череп пробит. Мозг повреждён. Состояние критическое. Врачи говорили — не выживет.

Но он выжил. Тридцать семь дней в коме. Но выжил.

А у следствия уже был подозреваемый. Владимир Мелентьев, 50 лет. Он сам пришёл и во всём сознался. Вот только свидетели его не опознали. Настаивали: водитель иномарки выглядел намного моложе.

И тут началось самое интересное. Показания свидетелей следствие игнорировало. В грубой, почти нецензурной форме. Мол, признание есть. Что вам ещё нужно?

А родителям Саши была нужна правда.

Быстро выяснилось, что Subaru Legacy Милентьеву не принадлежит. Владелец — Владислав Шустов, его сын.

На момент аварии Шустову был 21 год. Работал помощником следователя, в налоговой. Мама Шустова трудилась там же — была замом главного налоговика области.

Коноваловы были в отчаянии. Обычная семья, работяги — куда им тягаться с «такими людьми»? Но они начали свою борьбу.

Несколько сюжетов в новостях. Резонанс. Шумиха. И дело всё же передали в прокуратуру. И занялся делом самый крутой и просто человечный следователь, которого я встречал — Евгений Кривоносов.

Чтобы вычислить преступника, Кривоносов обратился к операторам мобильной связи. Специальные машины, пеленгация, тестовые звонки. Я не знаю технических подробностей, но ушло на это полгода. Вывод экспертов — в момент ДТП телефон Шустова находился в районе места аварии. А мобильный его отца, Мелентьева, — за пределами города.

Районный суд рассматривал дело два года. Минувшей осенью Шустова признали виновным. Он подал апелляцию.

Аргумент защиты — местонахождение телефона ещё ничего не значит. Телефон Мелентьев действительно забыл за городом. Но это ещё не доказывает, что он не сидел за рулем иномарки в момент ДТП.

Родители Саши боялись апелляции. Боялись, что суд попросту «купят». Нет, они не хотели «крови». Не хотели засадить Шустова. Хотели лишь правды.

И вот сегодня звонил Сашин отец. Чуть не плачет. Победили. Апелляционный суд оставил решение первой инстанции в силе. Шесть лет колонии.

А я вспомнил это октябрьское фото. И три строчки на стене. Саше повезло с родителями. Это займёт не год и не два — но они снова поставят сына на ноги. Такие не сдаются.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.