Аватар пользователя Анна Соколова

Даша идёт в школу

Шестилетние малыши, с серьёзным видом одёргивающие свои костюмы, вряд ли рады школе больше, чем восьмиклассница, которая сядет за парту впервые. В свои 14 лет Даша Бойцова, девочка в инвалидном кресле, наконец-то будет учиться со всеми. 

У школы одна за одной хлопают дверцы машин. Щурясь на солнце, к крыльцу плетутся дети, сонные и нарядные. Просыпаются, оглушённые музыкой и суетой взрослых.

Даша Бойцова, наоборот, хочет скорее выскочить из своего такси. Она внимательно смотрит в окно машины, но открывает дверь не сразу. Ждёт, пока бабушка соберёт инвалидное кресло.

Даша смущается и старается не смотреть на реакцию других детей. Но уже через минуту уверенно двигается к пандусу.

«Смотри-ка, спуску тебе не дам», — шутя, вместо приветствия, говорит директор частного лицея Юлия Павиченко.

Директор лицея  «МИР» смеётся, крепко обнимая новую ученицу.

Директор лицея «МИР» смеётся, крепко обнимая новую ученицу.

14-летняя Даша родом из оккупированного Алчевска Луганской области. Её родители лишены родительских прав. «За пьянку», — без эмоций говорит бабушка. Наталья Владимировна воспитывает девочку «з самого малечку»:

«Как родилась она — 57 сантиметров, так я и с ней».

У Даши — «тяжёлая двусторонняя косолапость, деформация стоп и артрогрипоз сгибательной контрактуры в коленных и нижних суставах». Надеясь, что внучка сможет ходить, бабушка стала возить её в Харьков, в Институт патологии позвоночника и суставов имени Ситенко. Девочка перенесла уже шесть операций. 

На очередную операцию Даша с бабушкой отправились в Харьков позапрошлой весной. Вернуться в Алчевск уже не смогли: «Там образовалось непонятное «государство», — объясняет Наталья.

Волонтёры устроили семью в Дергачах Харьковской области. В свой дом их приняли совсем незнакомые люди. После ещё одной операции — новый переезд, в Чугуевский район. И снова лечение.

С весны 2015 года Даша с бабушкой живут в модульном городке для переселенцев. У них своя комната, есть туалет для людей с ограниченными возможностями. Для ребёнка с инвалидностью условия тяжёлые, говорит Наталья. Даша не может передвигаться по комнате — мешают койки.

В Алчевске школьница занималась на дому. За два года в Харькове Даша, уже восьмиклассница, прилично отстала в учёбе. Из местной школы к ней приходили учителя всего на один час вечером. Но бабушку больше огорчает другое: «Она 48 часов сидит на койке. Из развлечений — телефон. Никакого общения».

С обезбаливающим после операции Даше помогли волонтёры. Они же собирали девочку в частный лицей.

«Мы прониклись Дашей. Увиделись снова, посмотрели на условия, в которых девочка живёт. Она ведь не может там социализироваться», — говорит психолог волонтёрской группы «Славяне» Светлана Таванцева.

Директор харьковского издательства оплатил учёбу Даши в лицее, а служба такси согласилась возить её на уроки бесплатно. Питание Даши взял на себя лицей.

«Есть и люди, которые хотят помогать, и возможности. Нужно только желание», — считает директор лицея Юлия Павиченко.

Пока у Даши будет два учебных дня в неделю, почти до вечера. В помещении лицея ей будет помогать волонтёр. Когда школьница привыкнет, станет ездить на учёбу каждый день. Она уже поставила себе задачу — выучить английский.

«Раньше с английским получалось. А сейчас почти всё забыла. Хотелось бы выучить», — делится девочка.

Жалеть Дашу бабушка не разрешает.

«Она — как и все. И пойти должна, врачи обещают», — уверенно говорит Наталья.

В этот день бабушка выглядит беззаботной. А у самой в мыслях, хватит ли денег на лекарства и сможет ли муж вывезти из Алчевска Ваню, младшего брата Даши. В предыдущий раз их развернули на блокпосту боевиков.

Фото: Павел Пахоменко

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.