Аватар пользователя МедиаПорт

Цифровые города

Восхищённые новыми технологиями энтузиасты уверены, что службы обработки и передачи данных могут изменить города так же существенно, как когда-то это сделало электричество.

Даже воры, кажется, сегодня имеют специальную «аппку» для смартфона: «Makkie Klauwe» (это что-то вроде «грабёж без проблем» на амстердамском сленге) показывает самые удобные для «тёмных дел» места в Амстердаме, как, например, улицы Reestraat и Tuinstraat, где велосипедисты становятся отличной целью для грабителей.

«Аппка» основывается на сопоставлении общедоступных данных о доходах жителей района, уровне преступности и других особенностях каждой конкретной территории. Подходящий район для совершения кражи должен, например, иметь жителей с высоким уровнем доходов, находиться как можно ниже в рейтинге данных о статистике преступлений и иметь проблемы с уличным освещением.

К счастью жителей Амстердама и туристов, приложения «Makkie Klauwe» на самом деле не существует. Студент отделения графического дизайна Брэм Фритц (Bram Fritz) придумал это приложение для городского конкурса в 2011 году (эта его «аппка», кстати, заняла первое место в категории «безопасность»).
 

Брэм говорит, что, если потребуется, он может запустить это приложение за один день, но главной своей целью называет спровоцировать дискуссию об огромном, гораздо большем, чем когда-либо, количестве легкодоступных данных, которые могут полностью изменить жизнь городов.

«Я хотел, чтобы жители городов посмотрели в лицо явлению, которое может повлиять на их собственность», — объясняет мистер Фритц.

Одновременно с генерированием большей части мировых богатств и ценностей, новинок и разнообразных человеческих взаимоотношений города производят бессчётное количество данных. Люди, которые сейчас управляют городами, весьма заинтересованы в том, чтобы заставить эти данные работать.

Не проходит недели, чтобы где-нибудь в мире какой-нибудь мэр города на очередной конференции не представил программу из категории «умный город», увлечённо сыпля идеями.

В августе Китай анонсировал подобный пилотный проект, который для начала должен охватить девять городов страны. Чуть раньше, тоже в этом году, президент Кении Мваи Кибаки (Mwai Kibaki) заложил первый камень в будущий Konza Techno City неподалёку от столицы Найроби.

Проект Konza Techno City. Фото: konzacity.co.ke

Проект Konza Techno City. Фото: konzacity.co.ke

Градобайты

Академики, как, например, Рики Бёрдетт (Ricky Burdett) из Лондонской школы экономики, рассматривают единую систему по сбору, обработке и передаче данных как предложение «второй электрификации» для мировых мегаполисов. Проникшие в города в конце 19-го столетия электрические провода изменили их внешний вид (не бывает небоскрёбов без лифтов), их транспортную систему, их ночную жизнь, их систему канализации (городам нужно много насосных станций).

Вездесущие службы обработки и передачи данных могут иметь гораздо более обширное влияние: они могут сделать города более удобными для жизни, более продуктивными, обеспечивающими учёт будущих потребностей и, возможно, даже более демократичными. В эпоху массовой урбанизации — по прогнозам ООН, количество жителей городов к 2050 году достигнет 6,3 миллиарда человек, то есть столько, сколько жило на всей планете десять лет назад, — это может многое изменить.

Однако умные города  необязательно лучшие города, возражает коллеге по Лондонской школе экономики социолог Ричард Сеннетт (Richard Sennett). Гораздо быстрее, чем стать образцом демократии, города могут превратиться в электронные паноптикумы, в которых каждый находится под наблюдением. Такие города могут быть парализованы хакерами, в том числе и с помощью электронных жучков, спрятанных в бесконечном лабиринте программных систем. Они могут предоставить новые пути для выдворения бедноты. Они также могут подвергнуть риску непредсказуемость, которая делает города такими прекрасными местами для творчества, и сделать их вместо «умных» — «тупеющими».

Два этих противоположных взгляда на города 21-го века напоминают аналогичную поляризацию мнений, имевшую место в веке 20-м, — «проектировщики против человеческой спонтанности». Тогда представители первой группы, подражая заявлению Ле Корбюзье, что «дома — это машины для жизни», представляли идеальные города как скопление машин-фабрик для жизни, которым только на пользу централизованное планирование, единообразие форм и горы бетона.

Сам Ле Корбюзье предлагал «План Вуазен», который отводил огромный кусок центра Парижа под громадные крестообразные башни, натыканные частоколом, и превращал Бульвар Осман в полнейший хаос.

Ле Корбюзье. «План Вуазен»

Ле Корбюзье. «План Вуазен»

У критиков, помимо диктаторской направленности подобных планов, — как, впрочем, и не только планов, а вполне успешно воплощённых в жизнь, правда, в куда более меньших масштабах, проектов, когда города были перестроены вокруг потребностей автомобилей, а не людей, — особенное отвращение вызывало то, что такие проекты подразумевали организацию процесса сверху вниз.

«Города способны давать нечто всем только потому и только тогда, когда они созданы для всех», писала американка Джейн Джекобс (Jane Jacobs) в 1961 году в своей нашумевшей книге «Смерть и жизнь больших американских городов».

Дискуссия по поводу использования данных в городах точно так же строится вокруг противопоставления движения сверху вниз движению снизу вверх. Одна сторона настаивает на необходимости широкого городского планирования и контроля, другая выступает за то, чтобы просто предоставить жителям доступ к данным, а горожане уже сами будут принимать решения.

«Технологии создания гигантских умных городов в большей степени сосредоточены на технологиях, а не на людях... Они игнорируют творческий процесс освоения технологий людьми», — пишет Энтони Таунсенд (Anthony Townsend) из Нью-Йоркского университета в своей готовящейся к печати книге «Умные города: большие данные».


Но эти два мнения необязательно противопоставлять друг другу.

Один из главных привлекательных моментов в системе взглядов, применяющей при сборе и использовании данных в городах подход сверху вниз, — это, говоря словами Дэвида Ганна (David Gann) из Лондонского королевского колледжа (он возглавлял комитет по развитию идеи сделать более умной столицу Великобритании), — «сглаживание городских перегибов».

Если сочетание правильных данных, правильных методов и корректного вмешательства сделает транспортный поток утром менее насыщенным или разгрузит вечерние пиковые нагрузки на энергетическую систему, города смогут делать больше при меньших затратах.

Кричать «Пожар!» в переполненном городе*
 

* Shouting fire in a crowded town парафраз устоявшегося выражения «shouting fire in a crowded theater» (англ. — «кричать «Пожар!» в переполненном театре»). Фраза из решения Верховного суда США по делу «Шенк против Соединённых Штатов» (1919), в котором устанавливались пределы свободы слова, провозглашённой Первой поправкой. Судья О. У. Холмс мл. отметил в этом решении: «Никакой, даже самый строгий закон, защищающий свободу слова, не сможет защитить человека, который умышленно крикнет «Пожар!» в переполненном театре и вызовет панику».

Инженеры мечтают о цифровой «нервной системе», которая выуживала бы данные из каждого закоулка и каждой щели: из канализационных сетей, парковок, датчиков школьных отопительных систем и прочего оборудования. После чего мощные компьютеры перерабатывали бы их, оптимизировали и рапортовали властям о проблемах, едва бы те возникали. Такое представление о контроле с большим удовольствием продвигают технологические компании, которые хотят продавать оборудование и сервисы: «Раскрывая возможности на триллион долларов» — таким был рекламный слоган семинара, посвящённого умным городам, который в этом году проходил в Сингапуре.

Сторонники умных городов утверждают, что использование должным образом настроенного правильного оборудования позволит поднять на новый уровень всесторонние ответные меры. Пожарная сигнализация сможет не просто вызывать пожарную команду — она сразу выберет для неё наилучший маршрут, уберёт с дороги другие автомобили, перенаправив транспортные потоки, предупредит школы, расположенные с подветренной стороны от пожара, что нужно закрыть окна, чтобы не впустить дым, и убедится, что ни одна из систем подачи воды в нужном районе не закрыта на ремонт.

Ураган «Сэнди» в Нью-Йорке. Октябрь 2012 года. Фото: Reuters

Ураган «Сэнди» в Нью-Йорке. Октябрь 2012 года. Фото: Reuters

Также, говорят они, гораздо легче будет справляться с напряжёнными ситуациями, которые возникают в городах во время крупных событий, связанных с большими массами людей, — будь то футбольный матч или наводнение, — система может предсказать их и подсказать, как действовать.

Некоторые из сторонников настаивают, чтобы строительство сетей по сортировке данных по умолчанию присутствовало в проектах новых городов, которые создаются, что называется, с нуля. А в существующих городах эту систему нужно монтировать поэтапно.

Новые города с нуля. Инфографика: The Economist

Новые города с нуля. Инфографика: The Economist

Стокгольм и Сингапур развивают изощрённые и сложно организованные системы управления транспортом на платных автострадах. Барселона — один из немногих больших городов, имеющих весьма деятельного и влиятельного управляющего информатизацией, — планирует установку разумных фонарных столбов вдоль проспектов, начиная с Passeig de Gràcia. Предполагается, что эти столбы смогут собирать разнообразную информацию, как например: свободные места на парковках, очереди у музеев, переполненные мусорные контейнеры и даже подозрительные «манёвры» прохожих. 

Passeig de Gràcia в одном из многочисленных проектов умной Барселоны. Источник: bcnmainstreet.com

Passeig de Gràcia в одном из многочисленных проектов умной Барселоны. Источник: bcnmainstreet.com

 
Несмотря на то что многие из этих систем, предположительно, должны работать автоматически, тем не менее редкий проект умного города обходится без желания заиметь единый пункт управления и контроля в стиле NASA, напичканный электроникой, серьёзными озабоченными людьми и чувством будущего.

В Рио-де-Жанейро, к примеру, десятки операторов из 30 разных отделов сидят напротив стены, увешанной экранами, которые транслируют «картинку» с 400 камер, развешанных по всему городу, а также информацию о погодных условиях и полицейские сводки. Эта новая система, надеется мэрия, поможет Рио совладать с толпами людей, которых тут ожидают во время Чемпионата мира по футболу в следующем году и Олимпиады в 2016-м. 

Операционный центр в Рио-де-Жанейро

Операционный центр в Рио-де-Жанейро


С точки зрения противоположного подхода к использованию городских данных — того, который предполагает движение снизу вверх, — пункт управления и контроля — это личный смартфон.

Устройства, которые всегда знают, где именно они находятся, позволяют энтузиастам создавать новые приложения, такие как Foursquare — «аппка», позволяющая пользователям сообщать друзьям, где они находятся. Эти проекты исходят из самого сердца густонаселённых городов. Подобные «изобретатели», политические движения и компании, которые хотят зарабатывать на всевозможных сервисах, присоединившись к другими группам, стоят над душой у городских властей и требуют сделать всё больше и больше данных доступными, чтобы использующие их «аппки» стали широко распространёнными и востребованными.

И часто им это удаётся. Нью-Йоркский портал NYC OpenData предлагает больше тысячи разных баз данных, доступных любому пользователю: от списка требований закрасить граффити до отчётов о работе санитарного надзора. 

Визуализация баз данных портала NYC OpenData

Визуализация баз данных портала NYC OpenData

Веб-сайт Сан-Франциско — ещё один пионер движения всеобщего доступа к базам данных, но со своими особенностями: здесь есть отдельный раздел, предлагающий десятки готовых приложений для смартфонов, которые умеют находить то, что, предположительно, требуется горожанам: от парковочных мест и игровых площадок до информации о стоящих на учёте в районе лицах, совершивших преступление сексуального характера.

Одна из «аппок» городского сайта Сан-Франциско

Одна из «аппок» городского сайта Сан-Франциско

Подобные «изобретения» появляются не только в богатых странах. Бангалорский* стартап под названием «Mapunity» использует данные с уличных камер наблюдения, телефонных сетей и городских автобусов, чтобы предоставлять автомобилистам своевременную информацию о пробках и других особенностях движения в том или ином месте города. 

Бангалор — крупный город на юге Индии, по численности населения  третий по величине город этой страны. Бангалор часто называют «индийской кремниевой долиной» из-за большого количества расположенных там компаний, которые связаны с информационными технологиями. 

Некоторые города поддерживают «хранилища данных», где сосредоточенно копаются активисты и эксперты-аналитики в поисках новых путей для извлечения пользы из комбинаций различных баз и сводок. Другие устраивают соревнования, вроде того, амстердамского, где отметили воровскую «аппку» «Makkie Klauwe».

Но весь этот энтузиазм крайне редко превращается во что-нибудь путное, приводит к инновациям или меняет правила игры в какой-нибудь сфере. За исключением сферы общественного транспорта, всего несколько приложений, использующих открытые данные, сделали качественный скачок от любопытной новинки до заслуживающего доверия потребительского сервиса. Венчурные компании не проявляют большого энтузиазма, рассматривая подобные предложения, и разработчики со временем перестают уделять внимание этим «аппкам». 

Данные, которые производят города, возможно, доступны и открыты, но при этом они часто плохо поданы и отформатированы или лишены сопутствующей информации, которая объясняет и описывает их. Коммерческая информация, к тому же, ещё и стоит денег.

Все эти трудности мешают развитию использования городских данных по модели снизу вверх, но у модели сверху вниз тоже полно проблем. Многие города попросту не имеют необходимых ресурсов для того, чтобы воплотить в жизнь честолюбивые планы по всеобщему централизованному планированию с помощью обработки данных. Как бы страстно ни желали такие компании, как Cisco, IBM или Siemens продать им необходимые для этого системы. 

«Ни одна из этих компаний не достигла плановых показателей по доходам», — говорит эксперт в сфере умных городов одной из консалтинговых фирм. Новое подразделение «городской инфраструктуры» в Siemens, по его словам, имеет самую низкую рентабельность среди всех бизнес-направлений компании.

Те города, у которых достаточно денег для подобных покупок, не торопятся их тратить: имея уже некоторый опыт после двух-трёх более мелких приобретений на этом рынке, они весьма взвешенно подходят к тому, чтобы делать большие ставки. И какими бы полезными и достойными ни были предложения и инициативы разработчиков, какие бы выгоды они ни сулили многим из городских подразделений, купленные всего несколько раз, эти программы часто оказываются на обочине, говорит эксперт консалтинговой компании Arup Лин Дуди (Lеan Doody).

Разная политическая культура управления в больших городах тоже имеет не последнее значение. Так, Барселона отдаёт предпочтение единому сильному централизованному руководству, а Амстердам, напротив, в соответствии со своими топографическими особенностями, отдаёт предпочтение горизонтальной иерархии, избегая однозадачных департаментов и генеральных планов и отдавая предпочтение избирательному, точечному планированию.

На самом деле существует много способов стать умным городом, точно так же, как раньше города по-разному осваивали электрификацию. В конце 19-го века Чикаго был «зажжён» разными подрядчиками. В Берлине политики и бизнес-группы объединились, чтобы построить централизованную систему подачи электроэнергии. Запутавшийся в раздробленных органах власти и корыстных интересах Лондон в 1913 году имел 65 электроэнергетических компаний, которые использовали 49 разных стандартов подачи электричества. 

«Подвешенные» данные

Лондон в конце концов справился с беспорядком и наверстал упущенное. Так же со временем исчезнут и препятствия для внедрения умных и думающих систем в городах по всему миру. Однако политическая составляющая, надо полагать, останется. 

Если даже оставить в стороне нужды полиции, любая система, повышающая точность и оперативность, предполагает обязательную слежку за горожанами. Беспроводные сети уже сейчас предоставляют городам возможность сопоставлять потоки людей и их коммуникации в реальном времени. В китайском городе Чунцин, в Дубае и других мегаполисах камеры видеонаблюдения внимательно следят почти за каждым перекрёстком. Каждая машина, въезжающая в центральный Лондон, регистрируется системой перераспределения траффика.

Законодатели и учёные уже думают о том, как уменьшить риски постоянного присутствия «всевидящего ока».

Ник Лион (Nick Leon), глава отделения проектирования IT-сервисов Королевского колледжа искусств, уверен, что разработчики программного обеспечения для умных городов должны, как сейчас архитекторы, обязательно получать аккредитацию.

Бывший топ-менеджер IBM, а ныне сотрудник Центра городской науки и прогресса в Нью-Йорке Ирвинг Владавски-Бергер (Irving Wladawsky-Berger) предлагает городам перенимать опыт, правила и нормы относительно сохранения приватности и права на частную жизнь у системы обеспечения медицинскими услугами или хранителей национальных архивов.

Социолог Колумбийского университета Саския Сэссен (Saskia Sassen) предлагает более радикальный путь. Она считает, что города должны предоставить полный доступ к своему программному обеспечению.

«Абсолютно все компьютеризированные системы должны быть прозрачными. Город в буквальном смысле должен стать общим для всех горожан доменом», — говорит социолог. 

Выбор тактики в этом случае будет означать и выбор технологии. Многие из разработчиков видят собственное участие в построении информационной системы городов как создание общей платформы — чего-то похожего на компьютерную операционную систему (читай Windows) или социальную сеть (читай Facebook), — приложения и сервисы для которой смогут писать другие люди. Некоторые операционные системы, как iOS, под управлением которой работают смартфоны и планшеты Apple, — это «закрытая экосистема», которая жёстко ограничивает возможности разработчиков приложений. Её конкурент Android, который развивает компания Google, — гораздо более открыт для разработчиков. Есть платформы, которые сами предлагают практически всё, что только может понадобиться пользователям, и дополнения к ним даже не предполагаются: большая часть того, что люди хотят делать в Facebook, не требует никаких специальных «аппок». Бывают системы, напротив, представляющие из себя просто голый костяк, который нуждается в том, чтобы кто-нибудь пришёл и прикрутил к нему всяческие прибамбасы.

Один из самых вдумчивых гуру IT-индустрии Тим О'Рейли (Tim O’Reilly) говорит о том, что в будущем правительство само по себе будет выглядеть как некая платформа. Если города будут двигаться в этом направлении, то они могут выйти на первый план. Городские власти тогда смогут предоставлять базовые услуги, как например: информация о состоянии окружающей среды и плотности движения, общегородская платёжная система, «фаервол», защищающий пользователей от целенаправленных хакеров и просто цифровых хулиганов, — при этом позволяя горожанам и компаниям использовать свою платформу для создания их собственных предложений.

Баланс между тем, что предоставляет город, и тем, с чем жители и компании разбираются самостоятельно, в разных местах будет иным. И это разнообразие будет работать по принципу гарантии против антиутопии.

Одно из главных преимуществ городов в том, что они могут соревноваться друг с другом. В большинстве стран люди всегда имеют выбор, в каком городе жить и где лучше делать бизнес. Качество городских информационных платформ, которые смогут предложить города, вот-вот станет важным фактором для подобного выбора.

Города будущего могут сколько угодно контролировать потоки товаров, сервисы и даже горожан. Но они ничего не смогут сделать, чтобы удержать тех, кто не захочет в них жить.

Источник: The multiplexed metropolis, The Economist ®
Перевод: Дарья Юровская, MediaPort ™

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.