Аватар пользователя Григорий Пырлик

Космонавт, который верит в инопланетян

Салижан Шарипов: «Выходить в открытый космос очень страшно».

Почему космонавты за день до старта обязательно смотрят фильм «Белое солнце пустыни»? Правдива ли песня «Трава у дома»? Есть ли Бог? На эти и другие вопросы харьковчан в планетарии отвечал Салижан Шарипов — человек, который дважды летал в космос. Поездка в Харьков — город в котором Шарипов оканчивал лётное училище — стала для космонавта подарком на Навруз (мусульманский Новый год).

48-летний Салижан Шарипов себя называет гражданином мира. По национальности узбек, он родился в Узгене — небольшом городе на юге Киргизской ССР. Учился в Харькове, в первый раз полетел в космос на американском корабле Endeavour, второй — на российском «Союзе» (так что Салижана можно называть и космонавтом, и астронавтом). Сейчас он живёт в России, имеет российское гражданство, работает в Центре управления полётами.

Салижан Шарипов — Герой России и Герой Кыргызской Республики. Для среднеазиатского государства он остаётся первым и единственным космонавтом.

Кыргызская марка с изображением Шарипова

В Харьков Салижана Шарипова пригласило узбекское землячество. Здесь космонавт встретится с преподавателями, которые работали в Харьковском высшем военном авиационном училище лётчиков имени Грицевца, друзьями, побывает на могиле Валентина Бондаренко (трагически погибшего участника первого отряда космонавтов). Отдельный пункт в программе — лекция в Харьковском планетарии.

Самое вкусное мороженое

До поступления в харьковское училище Шарипов окончил ПТУ в узбекском Андижане, получив специальность бухгалтера. В 1982 году был призван в армию. Во время службы поступил в Харьковское высшее военное авиационное училище лётчиков имени Грицевца. Говорит: очень хотел попасть туда, потому что среди выпускников училища было много космонавтов.

На встрече в планетарии Шарипов делится воспоминаниями о годах учёбы. С октября по апрель курсанты жили в Харькове, остальное время занимала лётная практика. «Уезжали кто в Купянск, кто в Изюм, кто в Великую Кручу, в Пирятинский район. У нас были лагерные аэродромы, и весной, летом и осенью мы учились летать», — вспоминает Шарипов.

В Харькове на тот момент было 16 военных училищ. Но курсанты-лётчики выделялись на фоне других, говорит Шарипов. «Когда идут по улице четыре-пять человек курсантов, сразу было видно, что это лётчики, потому что мы шапку пирожком складывали», — рассказывает космонавт.

Салижан помнит ритуалы харьковских курсантов.

«Перед первым самостоятельным вылетом мы брали сигареты, клали под носовое колесо. Нужно было проехать, порулить. Эти сигареты выставлялись потом на столе, и курсанты брали по одному сигареты и курили. А кто ещё не полетел, загадывали желания».

За годы учёбы в Харькове Шарипов был свидетелем нештатных ситуаций. Однажды на его глазах разбился самолёт.

«Наш замкомандира эскадрильи перед полётами выполнял разведку погоды. У самолёта отказал двигатель. Он хотел посадить самолёт, не получилось. Два лётчика погибли».

Директор планетария Галина Железняк на встрече сказала, что Шарипов провёл в воздухе 950 часов. Это около 40 суток, подcчитала она. Космонавт директора поправил — сказал, что это данные были актуальны в 90-е годы. На сегодня он налетал больше.

В Харькове курсанты жили в посёлке Восточный — там располагалось училище. В казармах. По выходным была «культурная программа».

«У нас была учительница, Людмила Алексеевна Пшисуха, она каждую неделю водила нас в театр, в цирк, на спортивные мероприятия. Это, конечно, запомнилось очень».

Когда курсантов отпускали в увольнительные, они ходили в кафе на Сумской, ели мороженое, «которое сверху посыпано шоколадом». «Самое вкусное мороженое», — говорит Галина Железняк, и космонавт с ней соглашается.

Салижан Шарипов и директор планетария Галина Железняк

Впрочем, в увольнительные будущих лётчиков отпускали нечасто. Шарипов предполагает: может быть, потому, что курсантов в городе было много — и они между собой могли подраться.

Училище Шарипов окончил в 1987 году, служил в Средней Азии. В 1990 году попал в отряд советских космонавтов.

Каких берут в космонавты

«Таких не берут в космонавты», — поёт группа «Манго-манго». Салижан Шарипов отвечает на вопрос, а каких же берут. Чтобы стать космонавтом, нужно долго готовить себя физически — врачи отбирают тех лётчиков, у которых есть запас здоровья на 10-15 лет вперед. Салижан опровергает миф, что перед полётом всем космонавтам обязательно удаляют аппендикс. Но говорит, что гланды ему вырезали в принудительном порядке.

Кроме того, нужно быть на одной волне с учёными, говорит астронавт. В космосе члены экипажа делают разные научные эксперименты. В 1994 году Шарипов окончил МГУ по специальности «Картография», а недавно — ещё и Дипломатическую академию в Москве. Во время подготовки к полёту космонавты ездят по научным институтам, бывают в Академии наук.

На подготовку одного космонавта уходит, в среднем, от 7 до 12 лет. В это время космонавты досконально изучают устройство космического корабля, орбитальной станции. Ведь все неполадки во время полёта и на станции они должны устранять сами.

Один из ста

Первый полёт Салижана Шарипова в космос длился 8 суток 19 часов 46 минут 54 секунды — с 23 по 31 января 1998 года. Основной задачей экипажа было состыковаться с орбитальной космической станцией «Мир».

Второй полёт Шарипова продлился более полугода — с 14 октября 2004 года по 25 апреля 2005-го. В этот раз экипаж стыковался уже с Международной космической станцией. За время этого полёта Шарипов дважды выходил в открытый космос. Он гордится: если с 1961 года в космос летали более 500 человек, то в открытый космос выходили меньше сотни.

Макет ракеты, на которой Шарипов летал в космос второй раз

Выходить в открытый космос очень страшно, не скрывает Салижан. Сердце бешено колотится.

«Кажется, что летишь с большой скоростью. Кажется, что упадёшь на Землю. Хотя понимаешь, что такого не должно быть».

В открытом космосе Шарипов устанавливал антенны для грузового космического корабля, чтобы тот смог состыковаться с МКС. А ещё запускал спутник — его сделали студенты МГУ. По словам космонавта, спутник из космоса он запускал впервые в истории.

Себе в заслуги он записывает и первую стыковку корабля с МКС, выполненную вручную.

«Вы, наверное, знаете, что каждый полёт является испытательным. И на мой корабль, например, впервые поставили дополнительный комплект двигателей на торможение. Когда мы шли на стыковку в автоматическом режиме, двигатели на торможение, первый комплект, отказали. Пока перешёл на второй комплект, корабль остановился в 20 метрах от станции. Если б не поставили этот дополнительный комплект, мы бы ударили станцию».

Продолжая тему нештатных ситуаций, Шарипов вспоминает, как на станции сломался туалет. Пришлось разбирать и устанавливать новый. Запчастей не хватало, нужно было доукомплектовывать фрагментами старого туалета. И всё делать в одиночку.

«В такие моменты, когда чрезвычайная ситуация, Земля уходит от ответственности, ничего не рекомендует. И специалисты сейчас молодые, они не представляют, что может быть».

Дом без 13-й квартиры

Оградить себя от ЧП космонавты пытаются с помощью различных ритуалов. Салижан говорит: за день до старта нужно обязательно посмотреть фильм «Белое солнце пустыни».

«Один раз было, что космонавт не посмотрел — и этот экипаж досрочно вернули с полёта. Второй был случай, когда, не досмотрев фильм, ушёл космонавт. У них был отказ на отказе тоже, неудачи».

Ещё одна традиция — перед выходом из гостиницы (когда экипаж отправляют на предсартовую подготовку) слушать песню «Трава у дома». У Салижана я спросил: правда ли то, что поётся в песне о снах космонавтов? Шарипов ответил: правда.

Есть ещё одна традиция, которую директор планетария аккуратно назвала «осмотреть автобус». Автобус, который везёт космонавтов на стартовую площадку, останавливается за 500 метров до неё. Космонавты выходят и справляют малую нужду на колёса автобуса. «Женщины тоже выходят осмотреть автобус», — в тон Галине Железняк говорит Салижан Шарипов. А на входе в ракету космонавты обязательно получают пинок.

«Когда мы уже в скафандрах, к ракете подходим, начальник центра должен дать пинок. Это говорит о том, что экипаж нормально улетел».

Суеверия сопровождают космонавтов и вне подготовки к полётам. Например, они не любят число 13. «В доме, который построили специально для космонавтов в Звёздном городке, есть квартира 12, 12а и 14. Тринадцатой нет», — рассказывает Шарипов.

Взять с собой плов

Адаптация космонавта к условиям невесомости может длиться от двух часов до 10 дней. Состояние человека в этот момент специалисты называют болезнью движения. Салижан Шарипов описывает её симптомы: «Сделаешь резкое движение — и качает, тошнит. Ощущение невесомости — это когда тебя вверх ногами подвесили, ты висишь. Нос закладывает. У некоторых сохраняется ощущение, будто он всё время падает, и человек не может привыкнуть, особенно в первом полёте».

Гораздо больше времени идёт на восстановление космонавта после полётов. «Чтобы прийти в нормальное состояние, как перед полётом, нужно от шести месяцев до трёх лет», — говорит Салижан. В первые дни на земле космонавты испытывают головокружение, их качает. Они не могут ходить.

«В 70-х годах, когда летали 15 дней Николаев и Севастьянов (экипаж Андрияна Николаева и Виталия Севастьянова летал в космос в 1970 году — Г.П.), они 10 дней не могли встать на ноги. Потому что они не занимались физкультурой, не нагружали мышцы. А когда находишься в невесомости, мышцы атрофируются, кости становятся мягкими. Поэтому придумали средство профилактики. Мы каждый день три часа должны посвятить физкультуре. Час мы бегаем на беговой дорожке, ещё выполняем силовые упражнения. Земля строго следит за этим. И после возвращения через день уже можно ходить».

О питании космонавтов Салижан рассказывает: точно знаешь, что будешь есть через 15 дней. Рацион перед полётом утверждают диетологи, через 15 дней он повторяется. Космонавты в составлении меню тоже участвуют. Но выбрать что-то по вкусу не всегда получается — просто потому, что вкус на Земле и в космосе разный.

«То, что не нравилось на Земле, наоборот, там вкусно оказывается. Мне почему-то очень нравилось есть рыбу и творог, хотя на Земле я нейтрально к этому относился».

Еду на МКС передают на грузовых кораблях. Могут прислать два-три килограмма яблок, лук, чеснок. В шаттл Шарипов брал узбекское национальное блюдо — плов.

А на МКС экипажу Шарипова пришлось помучиться от голода. Предыдущий экипаж, рассказывает гость, ел пищу, которая предназначалась для них. Положение ухудшило то, что отправку грузового корабля с продуктами Земля неожиданно задержала на полтора месяца.

«Так получилось, что в течение полутора месяцев ели одну банку в сутки. Углеводистая пища. Это был омлет с курицей. И я думал, после возвращения из космоса ни омлет, ни на курицу в жизни не буду смотреть».

«Я верю в инопланетян»

Это признание Шарипов сделал в ответ на вопросы зрителей. Хотя встречаться с пришельцами ему не доводилось. «Видели что-то такое, необычное, но сказать со 100-процентной уверенностью, что это НЛО, я не могу», — говорит Салижан.

Основатель музея уфологии и космонавтики в Харьковском планетарии Игорь Березюк интересуется, известно ли Шарипову о контактах между космонавтами и пришельцами. Салижан ссылается на рассказы астронавтов, которые высаживались на Луну.

«Когда ходили по Луне, астронавты видели существ. Описать этих существ они не смогли. Они докладывали в ЦУП Хьюстона, что эти существа за ними следили, и не один раз это было. И всё это сейчас открыто. Никто не говорит о том, почему лунную программу закрыли. Никто не знает. Может быть, в этом была причина».

После встречи Игорь Березюк повёл Салижана Шарипова в музей. Космонавт осмотрел экспонаты, терпеливо позировал рядом с моделями пришельцев. «Вот и встретились», — пошутил он. «Может, не в последний раз», — ответил Березюк.

Куда труднее Шарипову ответить на вопрос, есть ли Бог.

«Все мы верим в Бога, но объяснить это не можем. Если мы материалисты, то мы знаем: ближайшие 12 миллиардов световых лет там только звёзды и планеты. И знаем физические законы. Всё мы понимаем. Но точно сказать, что Бога нет или Бог есть, никто не может. Поэтому это очень сложный вопрос для меня».

Третьим из разряда гипотетических был вопрос о том, когда люди полетят на Марс. Шарипов говорит: пока вокруг подготовки марсианской экспедиции больше разговоров, чем дела.

«Я вам назову только одну проблему. Проблему радиации. Это нужно год туда лететь, год обратно. Как защитить космонавтов от радиации? Мы ж понимаем, какой толщины стенки корабля должны быть, какой вес должен быть у корабля, чтобы защитить. Проблемы с запчастями, с питанием. Пока топчемся на месте, одни разговоры».

Простые цели

На встрече у Салижана спросили, о чём он мечтает теперь, когда сбылось его главное желание — полететь в космос. Шарипов ответил, что яркой мечты у него нет. Но есть цели, обычные для всех людей.

«У меня двое детей, дочку я выдал замуж. Я уже дедушка. Хотя мне 49 лет всего лишь, будет скоро. Сын тоже закончил институт, сейчас работает. Для меня сейчас главное — сохранить здоровье. Иметь чем больше внуков, тем лучше, наверное», — говорит человек, который дважды побывал в космосе.

Редактор: 
,
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.