Аватар пользователя Дарья Юровская

Похищение Европы (неполиткорректные заметки)

На стене у моего рабочего стола висят карты Парижа и Брюсселя. Париж — большой, Брюссель — маленький, поэтому к карте Парижа прилагаются билеты на метро. Карту Брюсселя подпирает рекламка Live Music Cafe, название которого говорит само за себя. Просто карту Вены я потеряла, а карту Праги пришлось вернуть маме, — она у неё «намоленная» ещё с 1989 года.

Больше месяца прошло с момента, когда по стечению профессиональных и личных обстоятельств я пронеслась в прямом смысле слова галопом по Европам, а впечатления — чаще всего больше похожие на стресс — от официальных встреч и партикулярных прогулок, так и не оформились в приличествующую статье форму и композицию.

С другой стороны, как говорит наш шеф, Михал Иванович, на то оно и называется на «МедиаПорте» расплывчато: «Публикации», чтобы всякий овощ можно было положить в эту корзинку.

Необязательное вступление

Путешествие на автобусе — очень отдельный жанр. Визуализация без подробностей, скопом, как кино на ускоренной перемотке. Зато большой простор для фантазии.

В моём случае получилось как бы две Европы. Одна — рассмотренная пешеходом внутри крупных городов, вторая — автодорожная, застеклённая и предлагающая в качестве референтной группы сплошь придорожные кафе и автозаправки.

Да, безусловно, сидеть, сидеть и ещё раз сидеть много часов подряд — утомительно и дискомфортно. С другой стороны — что же ещё, как не этот навык, я тренирую, просиживая день за днём за компьютером ненормированные рабочие часы.

Родина и совсем нет

Вот они — ворота в Европу: одинаковые бетонные штуки, покрашенные в цвет национальных сборных по футболу. Между ними — сухопутный буёк. «За буйки не заплывать».

За пределами пункта пропуска границу символизирует очередь из ёлок.

Солнце границу уже перешло, а мы томимся в ожидании паспортов и от скуки исследуем достопримечательность каждого международного пункта пропуска — «Дьюти-фри».

Последний привет от родины лично для меня — наклейка ультрас Харьковского «Металлиста» на стеклянной витрине «дьютика».

Польша-Чехия-Австрия

Кино про Польшу на большом квадратном мониторе окна автобуса — преимущественно чёрно-белое. Потому что вечер и ночь. Но на электричестве здесь не экономят, смотрю в оба. Единый ряд разнокалиберных заборов вдоль трассы – не европейский формат (ну, не польский уж точно): тут много воздуха между домами и каждый стоит под разным углом. Так и тянет интерпретировать этот факт, как иллюстрацию европейского уважения к индивидуальности и любви к свободе.

И ещё католическая Пасха. Потому в пустых городках и деревнях два светящихся пятна – кладбище, всё уставленное свечами в разноцветных стеклянных колбах, и храм, в открытых дверях которого толпятся люди.

Заправка. «Пан розумие украинську». Евро берут, но сдачу дают злотыми, — О’Кей, на обратном пути мне всё равно будут нужны вода и газета.

«Gazeta Wyborcza», 7-9 апреля: на четвёртой странице из зарешеченного окна мне машет рукой Юлия Тимошенко.

Экс-премьер-министр, 30 декабря 2011 года получившая временную харьковскую прописку в Качановской исправительной колонии, в том или ином виде сопровождала нас всю поездку — точнее, её официальную часть, в программу которой входили встречи с представителями Европарламента, НАТО, Представительства Украины при Евросоюзе и ЮНЕСКО. Но об этом позже.

Не-польское радио на последней утренней заправке и древний замок на горе оповестили пассажиров нашего автобуса о том, что уже настала Чехия. Следующая остановка — Австрия, Вена, Maria Theresien Platz (площадь Марии Терезии).

Вена

Когда ты не турист, а командировочный, которому повезло по дороге к месту назначения провести день в красивом европейском городе, хочется сразу всего и побольше, но в итоге приходится действовать по обстоятельствам.

Шквальный ветер, периодически приносящий снег, превратил прогулку в пробежку — значит, рассмотреть Вену придётся в другой раз. Оставались кафе и музеи. Про Sachertorte, кофе, выпечку и пр. — не буду, а вот о музеях есть несколько соображений.

Австрийский вариант национализации и экспроприации имущества королевской семьи в пользу угнетённого народа (тут смайлик) меня просто потряс. То есть жили-поживали себе Габсбурги, строили, достраивали и обставляли свои апартаменты, увлекались чем ни попадя, собирали разнообразные ценности и ни в чём себе не отказывали. Прошли годы, и теперь в центре Вены — чуть не самый компактный в мире разнообразный музейный комплекс. Хофбург.

Там, где у Габсбургов жили лошадки, теперь тоже живут лошадки, и «Школа испанской верховой езды» там до сих пор существует — даёт представления для туристов. Габсбурги любили музыку — имеем коллекцию старинных музыкальных инструментов. По такому же принципу комплекс предлагает коллекцию оружия, музей интерьеров, сокровищницу и ещё всякое разное.

Две коллекции в Хофбурге не поместились. Ещё в королевские времена для них построили два отдельных одинаковых здания друг напротив друга — на уже упоминавшейся площади Марии Терезии. Музей истории искусств (одна из самых знаменитых картинных галерей в мире, уровня Эрмитажа и Лувра) и Музей естествознания. У меня два слова о последнем, потому что туда вы вряд ли пойдёте. Цены на билеты в музеи Вены кусаются, и музей природы (10 евро) — явно не главное, что нужно посмотреть.

По сути это коллекция природных экспонатов, начало которой положил супруг Марии Терезии, он же император Франц I Стефан, купив 30 тысяч всяких натуральных редкостей. Путеводитель обратит ваше внимание на скелет диплодока и Венеру Виллендорфскую (мадам крошечная — 11 сантиметров — и в возрасте: 22-24 тысячи лет до нашей эры плюс две тысячи с хвостиком нашей).

В музее — дети и папы, потому что старинные выставочные витрины на верхних этажах прекрасно уживаются с современными имитатором извержения вулкана и другими интерактивными стендами.

Но я — о другом. Если бы тут был подзаголовок, он звучал бы так — «Разоблачение Климта».

Австрийский художник Густав Климт — второй после Моцарта герой венской сувенирной продукции. Его программными картинами напичканы туристоориентированные киоски и магазинчики-галереи.

Вот от этих начинает рябить в глазах уже после первого круга по центру Вены.

И ещё несколько для полноты картины.

Оставим содержание в покое и займёмся колористикой — да, мы всё ещё о музее природы, он же Музей естествознания. Минералы вместе с другими полезными ископаемыми занимают в нём весь первый этаж.

Я, конечно, в курсе, что умные искусствоведы считают, что манера Климта «восходит к мозаикам Венеции и Равенны, увиденным Климтом во время путешествия по Италии», и что фото (не только эти) у меня вышли паршиво.

Но уж очень приятно думать, что я разгадала, какой из «габсбургских» музеев у Климта был самым любимым.

Полезное примечание: курильщики в нашей группе несколько страдали в Европе, потому что погода не всегда приветствовала еду на улице, а курить внутри ресторанов и кафе нельзя. Из четырёх европейских столиц Вена оказалась единственной, где ещё существуют бары для курящих, причём в таком количестве, что постоянно попадаются на глаза даже очень быстро бегущему туристу.

Австрия-Германия-Бельгия

Автозаправочная Германия, — а на нашем пути эта страна случилась только в таком усечённом виде, — несколько дезориентировала наш автобус. Уже бывалые клиенты магазинчиков при АЗС на европейских трассах, автоматически проходящие маршрут «туалет, кофе из автомата, бутерброд с ветчиной за стойкой», мы не сразу поняли, что нам здесь совсем не рады. Смотритель магазина отказался понимать английский, а на просьбу разогреть бутерброд, как это делали все его коллеги на заправках-близнецах в других странах ЕС, сообщил, что микроволновка не работает. Ага. В Германии. Не работает.

Автозаправочная Бельгия неприятный инцидент сгладила, вернув нам привычные улыбки главных спасителей автотуристов и, пусть и однотипный, но всё же однотипно дружественный дорожный сервис.

Брюссель

Теперь Брюссель, город, о котором мне сложнее всего рассказывать. Ни одно определение к нему не подходит, потому что — да, красивый: и архитектура, и королевский дворец, и «блошиный» рынок. Музеи, опять же, и (о, чёрт!) писающий мальчик (девочка, собака).

К старушке подходили с некоторой опаской

Но вот, что интересно: настоящий Брюссель от туристов скрывают. Для них, приехавших со списком «must see», аккуратно сохранили в первозданном виде брюссельские вафли, рукотворный волшебный шоколад, самое крепкое в мире пиво и свежайшие морепродукты в кастрюлях, на специальных сковородках и во льду.

Живой современный Брюссель — очень странный интернациональный город, с восточными и африканскими гетто, вплотную примыкающими к пятиугольнику центра, с арабскими, индийскими, тайскими закусочными и ресторанами, которые пёстрым букетом заслоняют европейскую историю города. Этого необратимого сращения старобрюссельского с новобрюссельским, которым город сначала шокирует и пугает, потом интригует и, в конце концов, подкупает и заставляет вернуться, вы не найдёте ни на одной открытке.

Самый простой способ понять истинное положение вещей в Бельгийской столице — свернуть с туристского маршрута и сесть за столик в кафе, выбранном по принципу «куда бы я ходил после работы каждый вечер». Ещё одна примета правильного места для вышеобозначенной цели — возраст посетителей: ориентируйтесь на молодёжь, ей ещё интересно себя показать, и при виде «иногородних» она «шторы не задёргивает».

В моём случае, нужное заведение подманило на живую музыку, которая вцепилась крючком за воротник и буквально втащила в открытую дверь. Live Music Cafe. Через 5 минут я адски заскучала по своим друзьям.

Весь этот Ноев ковчег, разноцветный и разноговорящий, приходил-уходил, здоровался, обнимался, переговаривался с музыкантами на сцене, отмечал какой-то праздник, пел, смеялся... И внезапно я что-то поняла про Брюссель. О музыке писать не буду: по сути — не умею, а мою восторженную истерику желающие могут вообразить.

Полезное примечание: о еде — всеобщее правило путешественника — выбирать те рестораны, где едят местные жители, — естественно, работает и в бельгийской столице. Вас там будут не слишком рады видеть, как посетители, так и персонал, но вы это вряд ли почувствуете без специальной подготовки (вы же не знаете, например, что в качестве «комплимента» от заведения гостю положены оливки). Сервис всё равно будет приличным, а еда однозначно стоит всяких косых взглядов завсегдатаев, тем более что культурные европейцы будут их посылать исключительно мысленно. Морепродукты и пиво. Если живёте в Брюсселе больше трёх дней, так и быть, можете съесть что-нибудь ещё.

Полуофициальные хроники

Официальный Брюссель был главной целью нашего визита. Европарламент, Еврокомиссия, Совет Европы — большая голова Евросоюза, лежит в деловом районе Брюсселя, как на блюде, сервированная парками и представительствами разных стран мира.

Отечественное представительство при ЕС в лице зампредседателя Надежды Цок приветствовало делегацию прямо в конференц-зале нашей гостиницы. Очевидно, смущённая присутствием журналистов и оператора с видеокамерой, госпожа Цок дала нам в полной мере почувствовать, что такое искусство дипломатии.

Напомню, что на дворе середина апреля и бойкотировать Евро-2012 пока никто не призывает. Напротив, свежа ещё в памяти триумфально прошедшая по центральным каналам новость о парафировании Соглашения про Ассоциацию Украины с ЕС. С этого и начали. Что дальше и когда конец процесса?

Надежда Цок терпеливо разъясняет: парафирование Соглашения — это только этап, дальше много технической работы (согласование терминов, цифр, перевод документов), которая в лучшем случае закончится в конце этого года или в начале следующего. Потом стороны — Украина и Евросоюз — должны подписать этот документ, потом каждая страна ЕС должна ратифицировать Соглашение.

На вопрос, какие самые большие риски при ратификации, госпожа Цок отвечает как истинный дипломат.

«Найбільші ризики, що деякі, скажем так, контраверсійні моменти нашої внутрішньої політики, які сприймаються трошки по-інакшому в деяких країнах-членах Європейського союзу, будуть становити, ну, скажімо, елемент політики різних політичних сил в цих країнах. І тому, відповідно, хтось буде проти, хтось буде за, хтось буде виходити з геополітичних мотивів, що важливо, щоб Україна стала членом Європейської сім'ї».

Помните, кто махал ручкой с газетной полосы ещё в Польше? Не экс-премьер, а прям Волан-де-Морт, чьё имя нельзя произносить вслух.

Целый час журналисты пытаются и так, и эдак выяснить, какие именно страны могут тормозить подписание и ратификацию Соглашения, что думают о ситуации в Украине официальные европейские институции, и снова спрашивают, какие шансы на подписание, и в чём главное препятствие на этом пути.

«Ви самі знаєте, чому, і деякі політичні сили вказують, чому не буде підписана ця Угода в найближчий час, і про це говорять лідери деяких європейських держав, оскільки так звані проблеми вибіркового правосуддя, звичайно, по-різному можна до цих моментів підходити, існує таке поняття, як боротьба з корупцією також і переслідування за кримінальні злочини, але це не зовсім моя сфера, я б не хотіла тут інтерпретувати, але з моєї точки зору, так воно може якимось чином трошки затормозити», — говорит госпожа дипломат.

Сдержанность формулировок объясняется просто: «Ступінь відвертості перед камерами, я не думаю, що може бути дуже високим», — замечает Надежда Цок.

Постепенно дошли до вопроса санкций со стороны ЕС.

«Питання санкцій в Брюсселі не обговорюються. Для того, щоб санкції ввели, має бути, ну, я не знаю, якийсь кровавий розгін демонстрації, або повна фальсифікація виборів. Вибіркове правосуддя, інтерпретація якогось конкретного судового процессу, який згідно українських норм, ми вважаємо, що він відповідає, тобто, дійсно особа винна, а європейці кажуть, ну, таких осіб може бути багато, чому тількі до цієї особи приміняєте норми існуючого законодавства, а інші гуляють на волі, — не є предметом санкцій, це є предметом дискусії. Це є предметом, скажем, заохотити Україну змінити законодавство, щоб воно стало ближчим до європейських норм».

Главная поддержка Украины на пути в Евросоюз, по словам зампредседателя Представительства Украины в ЕС, — страны, которые сами не так давно присоединились к объединённой Европе. Подтвердить этот факт собираемся у представителя Польши в Европарламенте Михала Томаша Каминского.

Большой друг Украины, как называет себя пан Михал, понятие «неформальная встреча» понимает правильно. Всё-таки депутат и дипломат — разные профессии.

Евроинтеграция Украины была одним из пунктов программы, с которой Каминский шёл на выборы депутатов Европарламента от Польши.

«Для большинства поляков евроинтеграция Украины — это наша общая цель, польской политики. Потому что, я думаю, если мы жили, — конечно, не в СССР, — но всё равно были частью этого коммунистического блока, и, в конце концов, мы получили эту возможность, чтобы стать частью Запада, я думаю, если мы достойны быть частью Запада, то Украина тоже достойна быть частью Запада. Я думаю, что украинцы — это настоящий западный народ, славянский, но западный народ. И они в будущем должны быть частью ЕС, точно так же, как поляки сегодня. Я думаю, что для большинства поляков — это просто справедливость».

Как говорит пан Михал, идею принять Украину в ЕС поддерживают многие депутаты Европарламента. Но…

«Здесь очень много людей, которые просто читают газеты, и они в этих газетах читают, что лидер оппозиции сидит в тюрьме, а этого не бывает в Западной Европе, — говорит пан Каминский, — самое главное, с моей точки зрения, — это имидж, нельзя судить оппозиционеров. Я не пытаюсь рассуждать, правы ли все эти обвинения бывших министров и Юлии Владимировны, я не имею права судить, правы ли прокуроры, которые её судят. Но я говорю о том, что имидж Украина свой теряет, если так делают с политиками оппозиции».

«Для меня самая большая проблема украинской политики — это то, что лидер оппозиции сидит в тюрьме; это не имеет отношения к моему отношению лично к этому лидеру оппозиции, я могу её не любить, если честно, — это не мой герой, но я думаю, что место лидера оппозиции — в парламенте», — подытожил депутат Европарламента.

Михал Каминский предлагает украинцам внимательнее присмотреться к опыту Польши, оценить, какой путь прошла его родная страна после вступления в Евросоюз. И ещё очень важно, говорит пан Михал, чтобы в желании стать частью ЕС страна выступала единым фронтом.

«У нас были большие разницы между политическими партиями, но этот сюжет — членство в НАТО и членство в ЕС — это всегда был вне политических ссор. Мы были в оппозиции для Квасьневского, но я приезжал в Брюссель и говорил, что я могу не любить Квасьневского в Польше, я против него и так далее, но я поддерживаю его путь в Европу. И то же самое говорили левые: у нас сейчас правые, мы против них, мы хотим их победить на выборах, но членство в НАТО и членство в ЕС — это наша общая цель. В этом отличие польской политики от украинской: у нас эта цель была той, что объединяла абсолютно всех».

Парламентариум

Интерьер Европарламента — минималистичен: сплошная функция и почти никаких красивостей. Вот зал заседаний, например. Что ни говори, наши депутаты привыкли работать в гораздо более кучерявой обстановке.

Зато музей, а точнее центр для посетителей — Parlamentarium (как океанариум, только про Евросоюз и Европарламент) — верх «нескромности». Три квадратных километра самых невероятных технологий. Аудиогид, даже как-то неловко его так называть, представляет собой устройство, идентичное iPhone, только без функции позвонить.

Здесь сразу же нашли подтверждение слова Михала Каминского о том, что поляки и украинцы — братские народы: в отсутствие в «меню» русского и украинского языка половина нашей группы попросила польский.

Ну что я могу вам сказать: чтоб наиграться во всех этих интерактивных комнатах, детям не хватит целого дня, а взрослым понадобится не меньше двух. И главное, потом об истории Евросоюза, текущих событиях, расстановке сил в Европарламенте и о будущем ЕС вы сможете рассуждать почти как эксперт.

Это очень странно, но Parlamentarium — то самое место, куда сходить надо. И, как говорят в Одессе, «с интересу», и для самообразования, и ради чистого удовольствия.

Постскриптум несколько горчит. В чудных залах большой, умной, доброй и дружной (да, здесь есть и сарказм) объединённой Европы, ничего не напоминает о том, что страна, откуда мы приехали, — существует. При этом вся история Евросоюза с нашей собственной историей крепко связана.

В тёмном зале, где о Второй мировой войне, в глубоких нишах — иллюстрации, как тяжело было жителям Европы. Англия, Испания, Франция... Коллаж мой, вольный.

Другой «исторический» отсек — приход демократии в Восточную Европу.

С другой стороны — это честное отражение места Украины, которое она занимает в голове обычного европейца. И место это — пусто, за исключением остаточной памяти о скандалах, в то или иное время попадавших на первые полосы европейских газет.

Среди встреченных в неофициальной обстановке брюссельцев, только один чётко идентифицировал страну — в рыбном квартале зазывала одного из предназначенных для туристов ресторанов, на секунду задумавшись с улыбкой прокричал нам: «Кличко!», «Шевченко!». Такая у него работа — всё знать.

Бельгия — Франция

На выезде из Брюсселя у нас ещё одна официальная встреча — НАТО. Подписки о неразглашении происходившего в офисе Северо-Атлантического Альянса с меня не требовали, думаю, только потому, что рассказать мне всё равно нечего. Секрет на секрете сидит и секретом погоняет. Телефон — нельзя, фотоаппарат — нельзя, диктофон — нельзя. На входе — полное просвечивание и прослушивание. Сама встреча — в отдельном здании, где есть сувенирный магазин, пресс-центр и несколько конференц-залов. И бейджик посетителя на выходе непременно опустить в стеклянный ящик.

Единственное послабление в режиме секретности — фото у фирменного знака Альянса.

Первый, ознакомительный докладчик Мишель Дюрэ с удовольствием попрактиковался в украинском (месье был главой информационного бюро НАТО в Украине). Сейчас Мишель Дюрэ — глава сектора сотрудничества отдела публичной дипломатии штаб-квартиры НАТО в Брюсселе, со всеми вытекающими для дипломата ограничениями в формулировках. 

Для разговора в режиме «вопрос-ответ» Мишеля Дюрэ сменил глава сектора украино-российских отношений отдела политики безопасности штаб-квартиры НАТО Гоэль Мулек. Отличный русский и колоссальная выдержка. Он шутил и всё время улыбался, но ушёл от нас мокрый, потому что журналисты излишней дипломатией себя не затрудняли.

Не поймите меня неправильно, к встрече оба НАТОвца подготовились отлично, просто уж слишком разная у нас работа. Информация, озвученная на встрече, не выходила за рамки уже известной и опубликованной, в то время как для журналистов режим «офф-рекордс» изначально предполагает новости и «вкусности».

Ну вот, с Бельгией покончено; дальше — Париж.

Это, конечно, не Булонский лес, но фазаны в нём нам встретились королевские — на диво нахальные и жирные.

Париж

Писать о Париже — несусветная глупость. Как и читать. В Париж нужно ехать. Забросайте меня камнями, но это правда.

Посему, дальше будут только пароли и явки.

Если у вас в Париже один-два дня, выбросьте из головы Эйфелеву башню, Нотр-Дам де Пари, Лувр и все остальные достопримечательности. Удобная обувь, карта и кошелёк — это всё, что понадобится: просто отпустите себя в Париж. Желательно в одиночку. Как увидите большую толпу — сворачивайте на соседние улицы. Держите в голове теоретический маршрут — чем «страньше» он будет, тем интереснее.

Мой начинался у гостиницы на Монмартре, я шла вниз к Сене, чтобы через мост Карусель выйти на Монпарнас — это обратная версия ежедневного маршрута американского писателя Генри Миллера, который, поселившись в Париже в 30-х годах прошлого века, каждый день проходил эти километры, чтобы справиться в American Express, не прислал ли кто-нибудь на его имя 10 долларов.

Индивидуальный сбор впечатлений тем и хорош, что, во-первых, Париж не придётся ни с кем делить, а во-вторых, у вас навсегда останется собственная версия этого города, состоящая из очень личных, даже интимных эмоций и образов.

Париж подмигивает на каждом шагу. И не только знатокам. Советский кинематограф сделал почти родными и улицу Мортир, где прошла молодость Лили Постик — героини Софико Чиаурели в фильме «Ищите женщину». Я уже не говорю о бульваре Капуцинов (который на самом деле бульвар Капуцинок). Не волнуйтесь, мимо вы не пройдёте, Париж остановит вас, например, живым квартетом в витрине магазина.

Не стесняйтесь делать паузы. Даже если они будут выглядеть примерно вот так.

Главное — цель прогулки должна быть мифической и функционально бесполезной. Тогда даже шикарные бутики за площадью Конкорд или в Галери Лафайет попадут в копилку забавных воспоминаний.

Всё. Больше ничего не скажу. И от жадности, и потому, что бессмысленно (смотри первый абзац).

Франция-Германия-Чехия-Польша-Дома

Французская гастроль заканчивалась посещением ЮНЕСКО, иначе — Организация Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры. Чем занимается эта организация и как работает, нам, конечно, подробно рассказали. Плюс тематическая выставка — суперсовременная, интерактивная и доходчивая.

Журналист на выставке символизирует борьбу ЮНЕСКО за права человека.

Но одно дело — слова о межкультурном и межнациональном сотрудничестве, а совсем другое — живая картинка. Обеденный зал рабочей столовой ЮНЕСКО оживил сухие термины. Проходящему с подносом в бутылочное горлышко, образованное кассами, открывается разноцветная мозаика всех народов мира, национальных костюмов и даже головных уборов. Длинные общие столы: здесь компанией не сядешь, нужно вклиниваться с этим самым подносом (на котором, между прочим, три вида сыра и бокал вина, потому что Франция и им в обед уже можно) между незнакомыми людьми. Сорок минут моего обеда — это сорок минут беседы на трёх языках, потому что пожилой американец переводит мои ответы с английского на французский для двух дам, а одна из них иногда ещё на какой-то для своей третьей подруги, вероятно, не слишком хорошо знающей французский. Просто живым людям очень интересны другие живые люди.

И снова — Европа в окне автобуса. Кино включили на обратную перемотку. Здравствуй, автозаправочная Германия. Да, герр продавец, мы помним, что вы не разогреваете бутерброды.

Потом Чехия и длинная остановка в Праге. Как и в конце непростительно длинного текста сейчас, так и в финале апрельского путешествия — на Прагу эмоций уже не осталось. Даже местные странности с обменом европейской валюты на кроны, в простонародье называемые «кидаловом», заставили не рассердиться, а поморщиться.

Впрочем, об этом в качестве полезного примечания всё же стоит рассказать.

Полезное примечание: Теоретически в европейской Праге евро принимают во всех магазинах. Но курс по отношению к кронам будет крайне высоким, причём, чем дешевле товар, тем выше курс. На стоимости, пардон, общественного туалета, этот самый курс умудряются завысить вообще в пять раз. Поэтому менять евро на кроны всё-таки придётся. Важно: читайте абсолютно всё, что написано на обменнике, особенно мелкими буквами. Большой лайтбокс «0% COMMISSION» честного обмена вовсе не обещает. Легко может оказаться, что приятный курс, заявленный на входе, начинается при обмене сумм от 100 евро, а всё, что меньше, — чистой воды «грабиловка». Честным обменкам приходится так и писать — «без обмана».

Польша. Тратим припасённую сдачу в злотых. Дневной паёк: вода и газета. Прошла неделя, и «Gazeta Wyborcza» в номере за 14-15 апреля отводит место уже для другой «блондинки на баррикадах».

Пока стояли на границе, ещё с польской стороны, — разглядывала вдалеке железные буквы «Україна» на козырьке украинского пункта пропуска. Оказывается, дело не в том, что «у нас» всё не так, как «у них», или «там» лучше, чем «здесь». Сравнения вообще — чушь.

По-настоящему раздражают — границы. Как будто бы между странами, но в итоге — между людьми, дружбами и интересами. Разве не глупо получать разрешение посольства, а после проходить пограничный и таможенный контроль, чтобы посмотреть на картины импрессионистов или съесть мидий с чесноком по-брюссельски. Нет, всё-таки где-то дипломаты не дорабатывают.

Пресс-тур проходил при поддержке общественного объединения «Альянс українсько-європейської ініціативи», созданного по инициативе депутата Европарламента Михала Томаша Каминского и народного депутата Украины Владимира Макиенко.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.