Аватар пользователя Анна Гин

Если вдруг оказался Там...

Если всё ниже прочитанное и увиденное вызовет у вас пусть даже лёгкое желание отправиться в горы, убедительная просьба — проверьте собственные силы. Вот несколько упражнений:

Взвалите на плечи микроволновую печь (девочкам) или холодильник (мальчикам). Отправляйтесь гулять.

Скажем, от станции метро «Студенческая» до Алексеевской церкви.

Да, по спуску Жилярди. В нашем случае — подъёму.

Идём, наслаждаемся красотами.

Не дождь, а дождик. Не надо преувеличивать. Прекрасная погода.

Кто дошёл, любуемся храмом. Фотографируем.

Нет, это не всё. Смешные вы.

Идём к двадцатичетырёхэтажке. Да, на Салтовку.

Всем жарко.

У всех в боку.

Пришли. Можно попить водички. Не советую курить.

Настоятельно не советую.

Снимаем холодильник (или СВЧ), надеваем трансформаторную будку. Да, и девочки тоже.

Поднимаемся на крышу.

Не плюёмся лёгкими. Терпим.

Всем капец.

У всех ноги.

Красотища! Дух захватывает? Отлично. Спускаемся.

Да, поза далека от грациозной.

Всем страшно.

У всех спина.

Спустились. Можно умыться.

Не ледяная, а бодрящая. Не надо преувеличивать. Прекрасная водичка.

Идём на ХТЗ.

Кто дошёл, разбираем трансформаторную будку. Сооружаем из её содержимого дом, кровать и ужин.

Никто не любит кашу.

Все умеют мыть посуду.

Это не дикие звери, это звуки природы. Спокойной ночи.

Нет, это не всё. Смешные вы. Ещё шесть дней…

Поход без причины — признак многоликий

Какой чёрт меня, коренную жительницу асфальта, дёрнул в пеший поход по горам, не знаю. Ни одного чётко сформулированного мотива. Разве что «тесно» дома и «скучно» на работе. Нужна авантюра, воздух, доказательства. Ещё прочла одну женскую жизнь, после которой тошнит от собственной сытости. Плюс штук четырнадцать разных невнятных причин.

Набрала в поисковике слово «поход», кликнула «оформить заявку». Через пару часов купила билет до Симферополя. Псих. Конечно, Крым, я ему должна после последней публикации.

Что я знала о походах? Только ключевые слова, тэги. Рюкзак, палатка, костёр. Да пара классических иллюстраций где-то на задворках памяти: люди (преимущественно — бородатые дядьки) гуськом идут вверх. Цветочек, в расфокусе горы. Всё.

Конечно, меня пугало словосочетание «восемьдесят километров». Но разве это жалкое расстояньишко может тягаться с таинством терминов «Чатыр Даг», «Эклизи Бурун» и прочие «Демерджи»?

Синяя верёвочка — это тысячи шагов и сотни открытий. Это ошеломляющие пейзажи и невыносимая боль в спине. Это головокружительные высоты и постоянная крепатура в ногах. Это фантастические приключения и невероятная усталость. Это замечательные люди и бесконечное отчаяние. Я не смогу...

— Сможешь!

«Я не дойду. — Дойдёшь». Такой незатейливый диалог повторялся ежедневно. Немногословный молодой человек с палками — Денис, инструктор. Если бы он в первый же день признался, что «сойти с маршрута» это нормально, что только за последнее лето «не смогли» двенадцать человек, я бы сдалась.

Красная тропа — это резко вверх, без предупреждения. Сразу, с автобуса. Трансформаторную будку на плечи — и на Чатыр Даг (правда, на нижнюю его часть, 1100 метров).

Спустя пару дней я пойму, это была не гора, горка. Холмик. Пятый этаж по шестнадцатиэтажной шкале. А тогда, в день моего знакомства с Походом, казалось: это дорога в ад. Или в рай, не принципиально.

После двух часов восхождения окончательно убедилась — слабачка. Плелась последняя, задыхалась, хрипела, молилась и разговаривала с насекомыми.

— Коровочка, ты же Божья, ты можешь вернуть меня домой, к маме, пожалуйста!

Ничего не ответила букашка. И я дошла. Вдруг, неожиданно. Оторвала голову от земли и вот она — Свобода!

Этот момент — моя новая точка отсчёта. Не расстояний, не вершин, нет, — дыханий. Второе, пятое, семнадцатое. После каждого крутого подъёма, витиеватого спуска оглядываешься и понимаешь: я всё могу! Ну... до следующего испытания.

Первый вечер — туристически-щадящий. Прогулка налегке (!) в пещеру мамонтёнка Коли. Нецензурное название «Эмине Баир Хосар». Кто не был, запишите себе в бальную книжечку: «обязательно сходить» (Бог с ним — съездить).

Коля

Глубина пещеры — 70 метров

Удивительно, все увидели в этом сталактите разные образы. У меня, как ни крути, — свирепый лев получается

Медуза, каска, гриб, Ваш вариант?

У каждого пещерного гида на счёт этого предмета — собственная легенда: от секретно-серьёзных до анекдотических

В глубине Земли холодно, плюс пять. За три гривни выдают куртку. Пока ждали очереди, наблюдала такую картину:

Барышня: «Дайте красную, в синей я уже фотографировалась! Нет, красная мне мала, дайте синюю, только с полосой. А зелёной нет? Точно? Ладно, дайте чёрную с капюшоном».

Чес-слово, не преувеличиваю. Мадам за полчаса достала всех пещерослужителей до косточек несчастного Коли.

Я, вероятно, не обратила бы внимания на этот эпизод, если бы сама была «колёсницей» (приехала бы на экскурсию автобусом или автомобилем). Но, оказывается, когда долго идёшь пешком, люди вокруг становятся гораздо контрастнее.

Уже после двадцати километров понимаешь, что по-настоящему важных вещей в жизни мало-мало. Вот, например, родниковая вода. Или вес буханки хлеба с точностью до миллиграмма. Шучу. Но цвет и фасон куртки к ним точно не относятся. С каждым шагом лишние сущности отпадают от человека, как хвосты-рудименты. Очень забавный процесс. Я насчитала уйму ненужного.

«Барышня» — чуть ли ни единственный случай, когда на нашем тернистом (больше шиповнистом и алычистом) пути встречались люди без рюкзаков.

Походники (ага, преимущественно бородатые дядьки) только на картинках задумчиво-угрюмые. Невероятно приветливый народ. Во-первых, все друг с другом здороваются. Во-вторых, обязательно обмениваются информацией о пересохших родниках и заваленных тропах. В третьих, что меня поразило, камушками обозначают маршруты для последователей.

Наша первая стоянка. Разделывание палатки, костёр, ужин и, в общем-то, знакомство толком

Топай, Звезда моя, топай!

Самый сложный — второй день. Верхняя часть (плато) Чатыр-Дага, 1527 метров над уровнем моря, вершина Эклизи-Бурун. Плюс крепатура после вчера, плюс непривычная ночь в палатке (почти не спала, твёрдо очень). По всем показателям — медленная и мучительная смерть. Но такой вариант маршрутом не предусмотрен. Будку на плечи — и вперёд. Точнее, вверх.

А там — красотища сказочная. Ну, такая, что жалко было бы покинуть мир, не глянув. Хоть одним запухшим глазом.

Поэтому я снова дошла. Доползла. И некоторое время была абсолютна счастлива...

О том, что спуски тяжелее подъёмов, — даже не слышала ни разу. Так ждала, когда кончится мука восхождения, что первые метры вниз показались мне легкими; я, кажется, улыбалась. До тех пор, пока не почувствовала, что означает выражение «идти на полусогнутых». И где конкретно в ноге располагается икроножная мышца. Это пипец, товарищи.

Вы вообще когда-нибудь ходили пешком десять часов подряд? Просто так, налегке, не по горам?

Единственный стимул добраться до точки — это возможность принять горизонтальное положение. Ну, еще это: «Топай, Звезда моя, топай».

В первый вечер, во время знакомства, я опрометчиво призналась, что работаю в телевизоре. Имя моё тут же обрекли на забвение. До конца похода меня звали просто: Звезда. А «товарищ главнокомандующий» вообще присвоил меня с помощью неотъемлемого местоимения.

Эта очаровательная полянка — наша вторая ночёвка

Поляна имени дяди Миши

Дядя Миша живёт тут с весны. Говорит, поссорился с начальством. Было у дяди Миши начальство или нет — неважно. В горах много красивых легенд.

Когда мы, наконец, дошли, я сразу попросилась за дядю Мишу замуж. Навсегда. Просто, чтобы больше не ходить ногами. Он хотел угостить меня сгущёнкой. А я сказала: всё, что имеет вес, пусть оставит себе! Я больше ничего не вынесу. Предложила ему пачку манки из своего рюкзака, эквивалент самого тяжелого в мире килограмма. Он манку не ест. И вообще, у него этих круп — завались. Все туристы страшно щедрые люди.

Я вот «свою» манку всем предлагала. Даже сварить готова была. Ни в какую. Все ели мюсли. Так и проносила шесть дней.

Система такая: продукты централизованно закупает проводник, всё, как говорит Денис, «согласно расписанию». Каши, консервы, сыр колбаса, хлеб, изюм, печеньки. Дальше провиант равномерно распихивается по «будкам». Слава гендерному неравенству — тушёнка лежит исключительно на мужских плечах. Но мне хлеба, риса и манки хватало, чтоб ощутить на спине братьев Кличко. Обоих.

Решила дать по возвращению в Харьков объявление: «Занесу мешок картошки. Нижние этажи не предлагать».

Зато, когда снимаешь боксёров со спины, не вру: кажется, сейчас взлетишь! Такая приятная лёгкость во всём теле образовывается, аж спотыкаешься. Независимо от собственных килограммов. Кстати, есть хочется постоянно. Зверский аппетит.

Вообще, я люблю сырные шарики с шампанским. Но рис с рыбной консервой и борщевой заправкой, безусловно, вкуснее.

А ещё чай из лимонника, компот из алычи и настойка кизиловая (настоянная на родниковой воде). В Крыму можно выжить.

На третий день я вышла из палатки походкой робота Вертера, со словами «Состязание роботов-ги-та-рис-тов». А когда снова отправились в путь, вспомнила сказку про русалочку:

— Ты будешь ступать как по острым ножам, и каждый шаг твой причинит тебе невыносимую боль…

Аааа, верните хвост и отпустите в море!

«Свидетельство о смерти: скончалась от крепатуры».

И снова — нет. Потому что впереди — нереальной красоты переход — «Долина привидений».

Я поняла, что мне больше нравятся каменистые тропы. Скалистые, ступенчатые подъёмы и увлекательные препятствия в виде сухих деревьев и скользких корней. Ещё, чтоб из-под ног угрожающе сыпались камушки, как в кино, крупным планом перед роковым падением главного героя. Серьёзно. Земляная тропинка под углом 45 градусов — нудно.

Вообще слово «нравится» первые два дня выглядит как оксюморон. А на третий начинаешь себя понимать. Какой темп твой, сколько воды необходимо тебе и как настроить собственное дыхание в такт шагу.

А дальше всё просто. 1300+600-800… Вершины, равнины, ущелья, леса, водопады. Жаль, ни фото, ни видео не могут передать глубины впечатлений. Как, собственно, и ширины горизонта, и высоты вершин, и палитры красок, и чистоты воздуха, и, конечно, тяжести этого многострадального пакета.

Снимок я сделала в последний день (обещала распечатать и заключить в рамочку). Впереди ещё было столько удивительного.

Были затерянные в лесу питерцы, третью неделю бродившие по дикому Крыму. Они принесли ароматические палочки и рассказали, что украинские пятьдесят копеек «пролазят» в Санкт-Петербургском метро за жетон. А потом мы долго сидели у костра тремя государствами и смеялись над политическими анекдотами. Сначала за Бацьку с Коленькой, потом за Диму с Вовочкой, ну и за Витю со всеми по очереди.

Вечерние байки о туристах заставляли хохотать до слёз. Про девочку Свету, которая не могла просыпаться раньше полудня и поэтому кусалась зубами из палатки и бросалась тушёнкой в светлую голову проводника. И сильно интеллигентную тётю-библиотекаршу, которая громко возмущалась отсутствием второго котелка для чаепития. И болезненную девушку, ввиду постоянной болезни которой каждый участник похода нёс её личные вещи, включая слишком личные. Много всего.

Не знаю, что расскажет Денис следующей партии туристов про нашу бригаду. Но тоже, думаю, будет весело.

В синем — Денис-конструктор (производная от «инструктор»), выше всех — Сашка-барыга (сам сказал), зелёный-полосатый — Женька-белорус. Люди в белом — молодожёны Саша и Юля

 


Высота Южная Демерджи 1239 м

 

 


Водопад Джурла

 


Чтоб не обидно было упомянутому провайдеру, связи не было никакой вообще

 


Долиной Привидений

 

 

 


Хапхальское ущелье

Что это было? Отдых? — Не совсем. — Испытание? — Не только. — Авантюра? — Отчасти.

В первый день я пела песню «Лучше гор могут быть только норрры. Телевизоррры, ванннны, диваннны-ы-ы-ы».

Было смешно. В последний — ничего не пела, голос сел. Но вот что: нельзя же узнать, про «лучше», если с ними совсем не знаком.

Видео (и те фото, на которых рыжая морда) — Александр Громов, Энергодар.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.