Аватар пользователя Наталья Стативко

«Не надейтесь избавиться от книг». ЛиПи

Литературные письма. Умберто Эко, Жан-Клод Карьер «Не надейтесь избавиться от книг» (Umberto Eco, Jean-Claude Carriere «N'esperez pas vous debarrasser des livres»).

Здравствуйте, Елена Витальевна!


Ну вот, первый шаг сделан. И главное чувство сейчас — удивление, что мы это всё-таки сделали. Ведь столько проектов, задуманных в минуту славного общения за уютной чашкой кофе, так и остаются прекраснодушными планами… «Так погибают замыслы с размахом, В начале обещавшие успех, От долгих отлагательств». Шекспир. Гамлет. Пастернак.

А хорошо нас учили в советской школе, как ни крути, — сколько лет прошло, а почти весь монолог до сих пор помнится.

Это я, собственно, перехожу к предмету нашего обсуждения: Жан-Клод Карьер, Умберто Эко «Не надейтесь избавиться от книг!»

Ещё не прочитав книгу, я, как человек, согрешивший насчёт электронной книги, готовила контраргументы. И даже приготовила — с моей точки зрения, вполне убедительные.

Вот какой: читать электронную книгу (iPad, просто экран компьютера…) значительно лучше, чем не читать вовсе!

Вооружённая таким неотразимым доводом, я принялась за книгу. Поражение состоялось странице на 15-й. Авторы бодро, через запятую, согласились с этим моим тезисом и пошли дальше.

А дальше... Дальше началось избиение младенцев. Большое общее впечатление о книге: я — человек глубоко невежественный, в принципе не прочитавший ни строчки. Каждое второе упоминаемое имя вызывало в голове мигание тревожной кнопки «Google». Умберто Эко, с его глубоким и широким классическим католическим (это важно!) образованием, и мы с Вами (не обессудьте за прямоту, Елена Витальевна), с нашей советской школой (в которой учили хорошо, но — чему?) — сравнение величин разного порядка.

А если добавить ещё небрежное упоминание о стоящих у Эко дома, на полке, инкунабулах... Вы, Елена Витальевна, инкунабулу в руках держали? А они ещё о кодексах толкуют, как о вещах обыкновенных и домашних.

Глубокое уныние сопровождало меня примерно полкниги. А потом я решила — ничего страшного! Такая себе наглость отчаяния.

В конце концов, если один человек написал, второй завсегда прочитать может. Если захочет, сочтёт для себя нужным, интересным, важным.

Собеседники в нашей книге поднимают интереснейшие базовые вопросы, размышления над которыми делают с человеком то, что и должна делать с ним настоящая книга. Они меняют и расширяют картину мира.

Вот пример: «То, что мы называем культурой, на самом деле является длительным процессом отбора и отсева. Целые собрания книг, живописи, фильмов, комиксов, произведений искусства были задержаны рукою цензора, исчезли в огне или оказались утрачены вследствие простой небрежности. Была ли это лучшая часть огромного наследия прошлых веков? Или худшая? Что нам досталось в той или иной области творчества: семена или плевелы? Мы до сих пор читаем Еврипида, Софокла, Эсхила, полагая их тремя величайшими трагическими поэтами Древней Греции. Но когда Аристотель в своей «Поэтике», посвящённой трагедии, называет самых прославленных её представителей, он не упоминает ни одного из трёх этих имен. Было ли то, что нами утрачено, лучшей, более представительной частью греческого театра, чем то, что сохранилось? Кто теперь сможет развеять наши сомнения?»

Более того, дальше авторы задаются вопросом: то, что до нас дошли имена именно этих троих, — результат их честного выигрыша в честном соревновании или свидетельство грамотного использования древнегреческого ПиаРа?

Не правда ли, отличный вопрос и для дня сегодняшнего? Кого мы читаем? Почему мы их читаем? Лучшие ли они? Или мы ловимся на рекламу, раскрутку, просто находимся в заложниках у издателей?

И вот тут опять выскажусь в защиту электронной книги. Это отличный сепаратор! Я за последние годы открыла для себя много интереснейших писателей, потому что мне ничего не стоит познакомиться с каждым упомянутым новым именем. Не разоряя семейный бюджет, во-первых, и не решая проблему хранения 50 000 книг в квартире, во-вторых (Умберто Эко — известнейший писатель и учёный с мировым именем, поэтому у меня квартира намного меньше).

А вот ещё тема, которую хочется упомянуть: «Мы читаем Шекспира не так, как он писал. Наш Шекспир богаче, чем тот, которого читали его современники. Чтобы шедевр стал шедевром, достаточно, чтобы он приобрёл известность, то есть впитал в себя все вызванные им толкования, которые сделают из него то, чем он является. ... Великая книга всегда остаётся живой, она растёт и стареет вместе с нами, но никогда не умирает. Время удобряет её и трансформирует, тогда как неинтересные произведения проскальзывают мимо Истории и исчезают».

Вот мы с Вами теперь примемся за «Анну Каренину» — наверняка это будет не та Анна, которую описал граф Толстой. И не только потому, что её образ был истолкован бесчисленное количество раз под влиянием моды, поветрий и политических обстоятельств, и многие из этих толкований наслоились на наше восприятие Анны, слились с ним. Дело ещё и в том, что мы с Вами будем читать книгу сегодня: под влиянием сегодняшней моды, личных обстоятельств и актуальных политических трендов.

А через год, может быть, она станет иной.

Написала и испугалась. Ведь это что получается: с одной стороны, хорошие книги живут, развиваются и меняются. Поэтому их хочется перечитывать. С другой стороны, узнав от Умберто Эко, Жана-Клода Карьера и Google много новых имён, хочется приобщиться. С третьей стороны, пока мы тут читаем-перечитываем, они там пишут и печатают. Хочется успеть и не пропустить.

Хоть разорвись!

А с четвёртой, «книги согревают, окутывают, защищают от ошибки, от неуверенности и от морозов тоже. Вас окружают все идеи мира, все чувства, все знания и все существовавшие заблуждения, и это дарит вам ощущение безопасности и комфорта. В лоне вашей библиотеки вам никогда не будет холодно. Вы защищены, во всяком случае, от ледяной угрозы невежества».

Итак, о чём эта книга? Именно что об угрозе, которую несёт в себе наступающее невежество. Когда её читаешь, дух захватывает от удовольствия — до таких высот добираются авторы. Когда закончишь, становится страшно, как на краю пропасти — это всё уже не нужно многим и многим, молодым и старым, которые выбрали дешёвый сироп телевизора или яркую жвачку социальных сетей.

Не надейтесь избавиться от книг, говорят авторы. Эх, Умберто Джулиевич, мне бы ваши проблемы…

Лет пять назад по вагону пригородной электрички ходила женщина и в очередь с продавцами мороженого и пирожков предлагала книги: «по две гривны, и по четыре». Ни один покупатель не интересовался авторами – заказывали по цене!

Интернет страшен прежде всего тем, что информация не авторизированна, не подкреплена авторитетом имени, в виртуальном (анонимном) мире нет категории достоверности. Так справедливо считают авторы с высоты своего образования.

Страшен сам род информации, наиболее востребованной в интернете, хочется добавить мне. Беда в том, что: «В хлам пьяная Дана Борисова опозорилась», «Ребёнка кусало 50 клещей», «Лера Кудрявцева загорала голой», «Ющенко сдаёт квартиру в 100 раз дешевле», «На гербе Януковича нарисуют новую корону и руль», «Голая Тимошенко «тусуется» с «рублевскими», а Путин и Обама «меряются» пенисами» — это заголовки только с одного популярного новостийного (!) сайта.

Вы скажете, что я путаю Божий дар с яичницей. Что в книге поднимаются серьёзные, важные и высокие вопросы Культуры, а я мельчу и толкую о проблеме ликвидации безграмотности. И я соглашусь! Потому что сегодня проблема ликвидации безграмотности стоит необыкновенно остро. Острее, может быть, чем в 1919 году, когда был издан одноимённый декрет.

Потому что к 1919-му на фоне разливанного моря безграмотности всё-таки были ещё живы носители Культуры, нравственная элита, пусть даже временно недобитая большевиками. Была точка отсчёта. Планка.

Сегодня безграмотность начинается с элиты. Ею возведена в норму, задекларирована и оправдана.

Соответственно, именно безграмотность, глухая необразованность, презрение к Культуре — становятся точкой отсчёта. Отсюда странные новеллы в образовании, гламур на экране, мода на халтурщиков от науки...

А что же с нашей книгой?

Книга прекрасная! Полезная, мудрая и своевременная. Потому что о Культуре, о Книге говорить надо всегда, в любые времена, чтобы не утратить. Я бы сказала, это для меня и есть главная тема книги – не «не избавиться», а «не утратить»!

Вот, собственно, всё.

Жду Вашего письма, Елена Витальевна, а пока открываю «Анну Каренину»: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему».

С искренним уважением,
Наталья Стативко

«Не надейтесь избавиться от книг». ЛиПи - re: Елена Стронова

От редакции: а что читаете Вы? Расскажите об этом на Форуме «МедиаПорт» - десятки читателей в теме Что мы читаем? это уже сделали.

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.