Аватар пользователя Отар Довженко

Телеколхоз меняет вывеску

Можете ли вы представить человека, вполне довольного качеством украинского государственного телевидения и радиовещания? Воображение рисует разве что жителя глухого полесского села, где на ржавую антенну ничего, кроме УТ-1, никогда и не ловилось, поэтому сравнивать не с чем.

Впрочем, представление о том, что государственное телевидение специально адаптировано к информационно-эстетическим нуждам деревенского населения старшего поколения, не подтверждается измерениями аудитории, которая везде, где есть хоть какой-то выбор, предпочитает Первому Национальному другие телеканалы. В Национальной телекомпании уверяют, что ниша, в которой работает государственный канал – мужская аудитория 60+. Подобное признание ставит крест на перспективах привлечения коммерческого рекламодателя в промежутках между эксклюзивными футбольными матчами и «Евровидением» - единственными трансляциями, помогающими НТКУ подняться на достойное место в рейтингах. Однако, наверное, заинтересует штабы политических партий, поскольку мужчины-пенсионеры – ценная публика для предвыборного мозгокомпостирования.

С проводным радио ситуация несколько иная, поскольку его сеть, являясь единственной надежной системой экстренного оповещения населения на случай чрезвычайных ситуаций, в силу огромного покрытия и дешевизны продолжает удерживать определенную нишу. Какова в действительности аудитория проводного радио, не знает никто. Полтора года назад количество абонентов (радиоточек) оценивалось в 4,7 миллиона, однако ни о каких измерениях, способных показать, какие из «кухонных» радиоприемников молчат, а какие - собирают вокруг себя вечерами целые семьи, речи быть не может. Измерять аудиторию радио проблематично даже в мегаполисах. Естественно, эта аудитория непрестанно сокращается в силу естественных демографических процессов – урбанизации, депопуляции, вымирания сел. Между тем, есть достаточно рекламодателей, верящих только в проводное радио и презирающих ФМ.

Отдельный мощный ресурс представляют собой областные государственные телерадиокомпании. В части областей им удалось модернизироваться, чтобы успешно конкурировать за рекламные деньги с коммерческими теле- и радиокомпаниями, производя современный качественный продукт. Другие подают слабые признаки жизни, источая аромат совка и сосредоточиваясь на удовлетворении пиар-потребностей местной власти.

Уже полтора десятилетия власть обещает реорганизовать государственные теле- и радиокомпании в общественное телевидение и радио. У экспертов и активистов общественных организаций, пытающихся посодействовать созданию общественного вещания в Украине, эти обещания уже давно не вызывают ничего, кроме скепсиса. Однако в последнее время к нему начали примешиваться серьезные опасения. Государство может не только потерять потенциальную базу для общественного вещания, но и использовать шанс на его создания примерно так, как использовались в 90-е приватизационные сертификаты-«ваучеры».

Ресурс, который плохо лежал

Результатом имитации предыдущей властью движения к общественному вещанию стала правовая коллизия: Закон «О телевидении и радиовещании» установил порядок управления Национальной теле- и радиокомпанией посредством наблюдательных советов, формирующихся по принципу паритета парламентскими фракциями и общественными организациями. Однако попытка сформировать эти советы в 2006-м провалилась с таким треском, что стало ясно – депутаты вовсе не имели в виду на самом деле отдать государственный медиаресурс какому-то непонятному совету. С этого момента механизм назначения руководителей НТКУ и НРКУ был практически заблокирован, поскольку кандидатуры президентов этих компаний должны были подавать Верховной Раде наблюдательные советы. Что не мешало президенту Ющенко, нарушая закон, увольнять и назначать президентов НТКУ: сперва Виталия Докаленко, потом – Василия Илащука. НРКУ же с 1999 года бессменно руководил Виктор Набруско.

Следует заметить, что НТКУ и НРКУ – это не только сплошной «совок», более 3 тысяч сотрудников и статус государственного учреждения, не позволяющий заниматься прибыльной деятельностью, но и много вещей полезных и лакомых для разнообразных осваивателей-прихватизаторов. Недвижимость и земля в престижных районах Киева, каналы с гарантированным всеукраинским покрытием, довольно солидное (любому коммерческому каналу точно бы хватило) бюджетное финансирование. Виктор Ющенко, которому приближенные в самом начале его президентства популярно объяснили, как опрометчиво было бы выпустить из рук пусть неэффективный, но ценный ресурс, не только не позволил создать на базе НТКУ общественное телевидение, но и вытурил оттуда Виталия Докаленко после первых же реверансов канала в сторону Юлии Тимошенко.

Принявшему эстафету Василию Илащуку пришлось отчаянно маневрировать между двумя враждующими лагерями власти – подчиненным правительству Госкомитетом телевидения и радиовещания и рассчитывавшей на его лояльность Банковой. Впрочем, именно ответ «извините, не могу говорить, я на Банковой» приходилось слышать от Василия Степановича чаще всего, пытаясь взять комментарий по телефону. Информационная же политика государственных телевидения и радио оставалось сравнительно нейтральной: Ющенко транслировали в прямом эфире больше, чем Тимошенко, однако в новостях был баланс, а по показателю количества заказных материалов Первый всегда демонстрировал один из самых достойных результатов. Госзаказ позволял производить разнообразные некоммерческие программы, в том числе и политической направленности, невозможные в эфире частных вещателей.

Не удивительно, что новая власть не могла стерпеть подобных вольностей, несовместимых с духом Стабильности и Реформ.

Для приведения государственного медиаресурса к нужному Партии регионов знаменателю был избран способ, граничащий с рейдерством. 17 марта Кабинет Министров издал постановление, которым подчинил Национальную телекомпанию Гостелерадио, а руководство поручил генеральному директору, назначаемому и увольняемому правительством по представлению госкомитета. Ранее такой должности в штатном расписании НТКУ не было. Механизм назначения президента наблюдательным советом канул в небытие вместе с президентской должностью. Все это делалось стремительно, под предлогом необходимости спасти пребывающую в кризисе и стагнации телекомпанию, которую накануне покинул, написав заявление об уходе по собственному желанию, президент Василий Илащук вместе со всеми заместителями. Дополнительным весомым аргументом стало стремление новой власти во что бы то ни стало провести национальный отбор на международный песенный конкурс «Евровидение». Назначенный Илащуком участник «Евровидения» Василий Лазарович хоть и клялся в вечной любви к Партии регионов, но растопить холодные донецкие сердца не сумел.

Сюрпризы посыпались один за другим. Гендиректором НТКУ был назначен исполнительный продюсер телегруппы «Интер» Егор Бенкендорф, один из успешнейших телеменеджеров страны. Его заместителем стал Валид Арфуш, предприниматель, продюсер и доверенное лицо заместителя главы Администрации Президента Анны Герман. Генеральным продюсером – Алексей Семёнов, россиянин, якобы специально для этого принявший украинское гражданство, ранее же известный как производитель развлекательных телешоу. После символического отбора на «Евровидение», - результат которого, как мы теперь уже знаем, не принес Украине на конкурсе ни позора, ни особых почестей, - менеджмент государственного канала приступил к реформам, приближающим его к какому угодно, только не к общественному телевидению.

Тем временем, в начале июня испытанная на НТКУ схема была применена к НРКУ. Нацрадио переподчинили Госкомитету, президента компании Виктора Набруско уволили в связи с окончанием срока действия контракта, гендиректором же был назначен Тарас Аврахов.

Ирония судьбы, - возможно, совсем не случайная, - заключается в том, что господин Аврахов до своего назначения возглавлял медиахолдинг «Телеграф-медиа». В этот холдинг, принадлежащий депутату-регионалу Андрею Деркачу, входят телекомпания «Эра» и «Радио Эра ФМ», многие годы находящиеся с НТКУ и НРКУ в состоянии симбиоза, близкого к паразитизму. ТРК «Эра» использует четверть суток эфира Первого канала, в том числе часть прайм-тайма (с 23.00), радиостанция – вещает на одном из каналов Национального радио. Как раз перед назначением Аврахова Госкомитет поручил НРКУ «разойтись» с «Эрой», не уточнив, что имеется в виду. Теперь очевидно, что даже в случае, если «Эре» придется уйти с проводного радио, влияние холдинга Деркача на национальный медиаресурс все равно усилится.

Государственное должно быть… государственным?

За сто с хвостиком дней работы команды Бенкендорфа-Арфуша Первый Национальный действительно преобразился. Шутки о его превращении в «Интер-2» или «К3» оказались неожиданно близки к истине. После ребрендинга и редизайна новостей «Підсумки дня» и запущенные новым руководством «Підсумки тижня» напоминают старые интеровские «Подробности» - и по внешнему виду, и по содержанию. Новые руководители службы новостей Первого, Александр Пантелеймонов и Оксана Калытюк, привнесли в работу редакции призабытый дух «телефонного права». Один из рабочих моментов ньюзрума Первого канала описывает на «Телекритике» в своем расследовании Егор Соболев: от журналистов требуют выбрать для сюжета «конструктивный» синхрон экс-президента Ющенко по поводу харьковских соглашений. Подобное, - если верить журналистам Первого, - происходит здесь сплошь и рядом. «Это давать, этого не давать» - распоряжения руководства, не требующие ни обоснования, ни обсуждения.

Убедиться в том, что новости государственного телевидения преобразились, несложно: достаточно посмотреть несколько выпусков. Восхваление власти, освещение мельчайших и самых мелочных событий, касающихся президента и премьера, массовое замалчивание важных и масштабных, но не касающихся власти и невыгодных ей, событий, сплошной «паркет» и съемки с пресс-конференций, отсутствие баланса и хоть сколько-нибудь критичного подхода.

За эти месяцы Первый канал взлетел на 2-3 позицию в антирейтинге самых «джинсовых» новостей, хотя до начала избирательной кампании его информационный продукт нередко приводили в пример. Достичь уровня, когда их можно было бы смело называть качественными, новостям Первого времен Докаленко и Илащука не позволяло, во-первых, хроническое недофинансирование (в сочетании с оригинальными менеджерскими решениями по поводу распределения имеющихся средств), во-вторых, вечное проклятье государственных СМИ - обязательство подробно освещать деятельность органов власти. Ее, конечно, в большей или меньшей степени освещают все каналы, однако от Первого требовалось отслеживать каждый чих президента, премьера, спикера и других официальных лиц. И передавать его непременно в полном объеме и без каких-либо изменений. В таких условиях журналисты делали (а многие и сейчас продолжают пытаться) все, что от них зависело, чтобы сбалансировать, переформатировать и сделать новости политики и экономики хоть немного удобоваримей.

Глядя на нынешние результаты мониторинга новостей Первого канала (например, за неделю 14-19 июня – 71 материал c нарушениями стандартов, вызывающими подозрения в заказном характере), невольно удивляешься, как столько джинсы может уместиться в от силы десятиминутном выпуске, сокращенном донельзя из-за футбольных трансляций. На самом деле безрадостные показатели Первого – следствие именно фанатичного освещения деятельности первых лиц государства, доведенного до абсурда. События вроде торжественного открытия нового троллейбуса, рабочего совещания в Минэкологии, поездки Януковича в соседний райцентр с рабочим визитом неизменно становятся информационными поводами, хотя по всем параметрам не являются новостями. Естественно, ни о каком балансе (как сбалансировать Азарова, сообщающего Януковичу, что правительство таки-да работает?) здесь уже и не вспоминают. Оппозиция в новостях Первого появляется пунктирно и для галочки, и уж точно не услышишь здесь экспертных комментариев – разве что по неполитическому поводу.

Все признаки того, что процесс производства новостей на Первом Национальном не пущен на самотек, но корректируется из неких довольно высоких кабинетов, налицо. Не раз случалось, что новость из жизни оппозиции, появлявшаяся в дневных новостях, таинственным образом исчезала в праймовых. Высказывание Януковича, в очередной раз блеснувшего познаниями из области географии и назвавшего отмену визового режима с Израилем «первой ласточкой из Европы», подправили, убрав упоминание о Европе. Впрочем, представители новой власти не раз отмечали, что не видят ничего страшного в том, что наряду с плюрализмом, царящим в новостях независимых коммерческих каналов, будет существовать государственный, выражающий в своих информационных программах позицию именно государства.

Общественно-политические программы Первого также выдержаны в духе подчеркнутой лояльности к власти. Топ-ведущий политических программ Юрий Громницкий, до недавних пор довольно авторитетный и казавшийся независимым, вдруг согласился без отрыва от телевизионного производства работать пресс-секретарем вице-премьера Бориса Колесникова. А в скором времени принял участие в довольно дешевой провокации против Юлии Тимошенко, чья дискуссия в эфире «Точки зору» с Анной Герман была проанонсирована без ее согласия, а отказ – представлен как малодушие и трусость. Из развлекательного и познавательного эфира тем временем выбрасывают недостаточно рейтинговые программы, которые в перспективе заменит развлекательный продукт и кино. В том числе советские фильмы, отсутствие которых в фильмотеке Первого очень удивило Егора Бенкендорфа. Он, по-видимому, не представляет, как канал может не показывать «Иронию судьбы» одновременно со всеми остальными.

«Началось» и на Национальном радио – там объявили о закрытии всех авторских программ, среди которых, например, была программа писателя-бютовца Владимира Яворивского. Как утверждает руководство радиокомпании, в скором времени программы будут перезапущены в другом формате – их будут вести «не авторы, а журналисты», иначе говоря, люди, которым легче давать указания.

Общественное будет… тоже государственным

Возможно, это прозвучит немного странно, но я не хочу, чтобы Виктор Янукович создавал общественное телевидение и радио. Многие мои коллеги не разделяют это мнение и считают, что стоит все-таки попробовать, применить давление демократической мировой общественности, гражданского общества… Спорить не буду. К сожалению, те действия, которые нынешняя власть выдает за движение к общественному вещанию, выглядят еще более циничным обманом и подлогом, чем аналогичные действия (вернее, бездействие) оранжевой команды.

Настоящее общественное вещание априори независимо от власти (а она, соответственно, не пытается отождествлять себя с обществом). Эта независимость не обязательно, - вопреки часто повторяемым противниками идеи общественного вещания утверждениям, - предусматривает отсутствие бюджетного финансирования. В зрелых государствах, осознающих потребности общества, вполне возможна и естественна ситуация, когда журналист на бюджетные деньги расследует коррупцию в правительстве или критикует решения президента. Однако никакого участия в оперативном управлении, кадровой и редакционной политике общественного вещания государство принимать не должно.

С тех пор, как в 1997 году был принят (но так никогда и не исполнен) Закон «О системе общественного телевидения и радиовещания», эксперты все время говорили об опасности профанации этой идеи. На постсоветском пространстве чаще всего происходило именно так: в целях самопиара, или же под давлением Запада, почему-то считающего, что наличие демократической атрибутики делает из вчерашних парторгов настоящих демократов, на государственных теле- и радиокомпаниях просто меняли вывеску. Так появилось хорошо известное нам «Общественное российское телевидение», которое со временем все-таки переименовали в «Первый канал» (ничего «общественного» в нем не было, да и идея общественного вещания россиянам вряд ли близка). Кучма мог сменить вывеску на УТ-1, отрапортовать на Запад про стремительное укрепление демократических ценностей и вычеркнуть из списка претензий к украинской власти пункт «общественное телевидение», но почему-то не сделал этого.

Зато на это вполне способна нынешняя власть. 18 июня пресс-служба Национальной телекомпании объявила о «начале перехода к общественному телевидению». «С апреля 2010 года НТКУ начала активную подготовку к приведению главных принципов своей деятельности в соответствие с критериями общественного телевидения», - сообщили в государственной телекомпании писала «ТК».

Повторюсь: период, указанный в сообщении, на самом деле характеризовался превращением новостей канала в телеверсию пресс-службы президента и правительства, появлением цензуры, исчезновением независимой политической аналитики, закрытием не слишком рейтинговых, но общественно полезных программ, сокращением штатов, заменой «родных» НТКУшных кадров выходцами из «Интера» и других компаний, близких новому менеджменту. Последний, впрочем, называет все это иначе – изменением структуры управления, оптимизацией штата, техническим переоснащением и созданием рейтинговых телевизионных программ.

Согласно Концепции создания национального общественного телевидения и радиовещания (ее тоже опубликована «Телекритикой»), разработанной властью самолично без участия всяких там «экспертишек» и «грантоедов», общественная телерадиокорпорация будет создана на базе «имущества, находящегося на балансе НТКУ и НРКУ». Этот пункт создает идеальные условия для того, чтобы просто сменить вывеску, опубликовать пресс-релиз о полном переходе на принципы общественного вещания… И дальше прославлять Януковича с Азаровым, радовать молодежь программой «Потомки пионеров» с Борисом Апрелем.

Главное, на что стоит обратить внимание в системе управления будущим общественным телевидением – состав и принципы формирования наблюдательного совета. «Наблюдение за деятельностью Национальной общественной телерадиокорпорации Украины осуществляет Наблюдательный совет НОТУ, формирующийся по одному представителю от:
Президента Украины
каждой фракции Верховной Рады Украины
Кабинета Министров Украины
и общенациональных общественных организаций: образовательных, научных, религиозных, спортивных, масс-медийных, правозащитных, творческих, предпринимательских, молодежных, женских… В случае отсутствия консенсуса среди отдельных неправительственных объединений по поводу единой кандидатуры в состав Наблюдательного совета в течение конкретно определенного срока, с целью обеспечения дееспособности Наблюдательного совета, право окончательного выбора кандидата делегируется профильному комитету Верховной Рады Украины».

Как вы уже догадались, авторы блестяще хитроумной концепции предусмотрели не только гарантированное большинство представителей власти в Набсовете (президент + Кабмин + три фракции = пять из восьми), но и механизм, который поможет, если понадобится, захватить место «от общественных организаций». Достаточно иметь большинство в Комитете Верховной Рады по вопросам свободы слова и информации, а уж общественные организации не подведут – передерутся за место в совете, предоставляя право выбора депутатам.

Набсовет с гарантированным большинством представителей власти получает полномочия выбирать менеджмент общественных вещателей, утверждать принципы редакционной политики корпорации и ее годовой бюджет. Особой разницы, будет это называться «общественной» или «государственной» телекомпанией, не вижу – суть все та же. Нетрудно догадаться, что, если миссия граждан Бенкендорфа и Арфуша на момент метаморфозы еще не будет исчерпана, «общественный» Набсовет с радостью выберет именно их.

Терпеть несовершенное, совковое, громоздкое государственное телевидение и радио еще пять или десять лет – неприятно, однако в сравнении с аферой, направленной на профанацию идеи общественного вещания, и грозящей заблокировать создание настоящего (!) ОВ не на одно десятилетие, это можно считать меньшим злом. К сожалению, общество, для которого, по идее, должно работать общественное вещание, не только не выражает особой заинтересованности в его создании, но и вообще не имеет представления о том, что это такое и зачем. Предвыборное обещание создать ОВ, присутствовавшее в программах всех основных политических сил и кандидатов последних шести лет, было адресовано не рядовому украинцу, а посольствам, дипмиссиям и европейским ревизорам. Те же, увы, никак не научатся отличать риторику и таблички от реальных дел.

Отар Довженко, «Телекритика», для «МедиаПорта»

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.