MediaPost on-line. От чиновника до подсудимого: один тетрис

Замечательная находка человечества – тетрис! Играют в метро, играют на лекциях, играют, когда скучно. Например, на сессии горсовета или в суде. Я люблю наблюдать за людьми, даже совсем незнакомыми. На этой неделе - так совпало – попали «в кадр» несколько человек, которые играли в тетрис. Вот, чес-слово, раньше не обращала внимания. И Бог с ним, тем тетрисом, если б не то, КАК это происходило. Не могу молчать.

Эпизод 1

Понедельник. Сессия какого-то совета какого-то города. Не самая скучная из всех, что были. В первые полчаса выступающий еще хоть как-то удерживает внимание. Дальше начинают скучать депутаты, скучают журналисты. Депутаты начинают хаотично перемещаться – по одному, тихонечко, периодически кучкуясь в курилке. Почуяв запах табака от пиджаков вернувшихся в зал, журналисты следуют примеру – тихонько, по парам выползают в курилку, обсудить прошедшие выборы Дмитрия Анатольича Медведева.
- Это чё! Вот на прошлой сессии мы наблюдали, как депутаты где-то в среднем ряду коньяк пили! - полушепотом сообщает мне коллега с национального канала.
- Да ты что?
- Ну?! Мы еще потом после сессии стаканчики пластиковые на полу там находили :)

Уж не знаю, преувеличила ли коллега увиденное, может, и оклеветала избранников. Главное, чтобы сидящий рядом начальник одного из местных управлений не слышал, а то неудобно как-то… Принимаюсь за любимое занятие – наблюдать. Рядом сидящий чиновник хорошо одет. Напоминает чем-то моего одноклассника Валерку – типаж такого себе «умника». Представляю, каким был в школе сидящий рядом. Чиновник всё это время держит в руках мобильный. Не подглядывала – просто яркий цветной дисплей. Играется. Скучно, ему, бедолаге, думаю. Посмотрела по сторонам – приметила еще нескольких. В общем, проходит эдак часа полтора-два, а чиновник всё с телефоном в руках. Все-таки гениальное изобретение человечества!

Вы не подумайте – ни в коем случае не осуждаю! Расслабить мозги – право любого человека! Если б не то, что происходило дальше. Звонит мне коллега:
- Не могу Ван-Ванычу дозвониться. Может, он там, на сессии есть? Он мне эксклюзив обещал сегодня – говорит, позвони, мол, всё расскажу. Сам! За язык не тянула!
- Та, - говорю, - нет проблем – вот он, Ван-Ваныч, рядышком восседает.

Причем, говорю специально чуть громче - чтоб услышал сосед-то. Но сосед Ван Ваныч выходит, минут через 10 появляется снова. Но садится уже на другое кресло, в другом конце зала. «Тоді ми йдемо до вас!».

- Здрасьте! Ван-Ваныч, тут коллега звонит, хочет узнать то-то то-то. Вы ей вроде обещали. А дозвониться не может. А, Ван-Ваныч? - делаю скорбно-просящее лицо.

И тут происходит то, что по степени цинизма меня поразило до глубины моей гадкой журналистской души.
- Так сессия же! Вы что, не видите?!
- Вижу-вижу... Как Вы в тетрис всю сессию играете, - но это мне только ХОТЕЛОСЬ произнести. Хамить не стала.
- Видел я звонки, я же не могу на сессии разговаривать! Пусть позже перезвонит. Я всё подписал. (речь идет о важном для города решении)
- Хорошо, я передам, чтобы позвонила, как сессия закончится.
А на звонки он всё-таки отвечал, я же видела ! И что я ВИДЕЛА, он НЕ МОГ не видеть – рядом-то сидели!

Ухожу. В курилку. Через некоторое время ОН проходит мимо. Моментально звоню коллеге: «Набирай Ван-Ваныча! Он вышел из сессионного зала! Наверное, сможет говорить». Конспираторы, млин. Ну, я, правда, поверила, что человек не хочет брать трубку потому, что сессия.

Из пересказа коллеги: «Звоню, берет. Говорит, что на сессии». Ну, вот что ты с этим сделаешь?

Обещать – не значит жениться. В смысле, дать эксклюзив. Особенно, если звонят журналисты из СМИ, которые вот такое после такого публикуют...
Развязка истории: коллега, не уставая бормотать себе под нос «Он же мне обещал!», продолжала названивать чиновнику Ван-Ванычу. Ван-Ваныч ни вечером того дня, ни весь следующий трубку не брал...

Знаю, коллеги-журналисты расскажут уйму таких историй – и похуже будет. И я бы не выносила сор из избы, если бы спустя 2 дня не увидела еще одного человека с тетрисом.

Эпизод 2

Суд. Встать. Громкое уголовное дело - как для города. Был инцидент: одни говорят – «побоище», другие настаивают «спланированная акция по дискредитации». На каждое заседание ребята-подсудимые ходят, как на работу (именно ходят, а не их доставляют: после первого же заседания их отпустили под подписку о невыезде). В небольшой комнате перед залом заседаний они ведут себя, как рыбы в воде: как акулы или ежи морские. Борзые такие. Всем видом пытаются показать свое хамское отношение к происходящему. Спортивные такие парни, волосы коротко стриженные. Говорят мало, но по делу. Далее – цитаты. От степени цинизма даже я вошла в ступор (насколько позволяет моя гадкая журналистская душа). Поэтому записывала дословно.

- Здесь снимают тысячи камер!.. – при виде журналистов один из парней выдает цитату из классика, тем самым демонстрируя, что тоже видел многоразовые показы по ТВ событий, в которых участвовал.
- У меня эпилепсия при виде камеры, могу и разбить... - коренастый молодой бритый человек всем видом пытается показать, как ему надоели журналисты. Проходит 15 минут, он видит в руках микрофон с логотипом национального телеканала, и тон резко меняется.
- А это что, киевский? По Киеву покажут?

Молчу. Оператор, скрипя зубами (угроза «эпилептика» была не единственной и не самой борзой в адрес снимающих):
- Да, по Киеву.
- И шо, отэто вам интересно?
- Мне? Совсем неинтересно.

Молодые люди, подсудимые, кучкуются. Пока судья опаздывает (он традиционно, раньше, чем через час после назначенного не начинает), они обсуждают новые приёмы, увиденные в последних боксерских поединках по телевизору. Чиновник Пёт-Петрович, которого сюда вызвали как свидетеля, невозмутимо слушает трёхэтажный мат.

- О, села наседка (дальше нецензурно – адресовано к адвокату противоположной стороны)
- Типа, потерпевшие, да? Терпилы... - (дальше тоже нецензурно). И вообще - больше цитировать нечего. Вспомнить есть что, а детям рассказать нечего.

В зале суда, когда он уже «идет, и всем встать», двое подсудимых демонстративно громко жуют жвачки. Как мой племянник: он научился выдувать огроменные пузыри, а когда хлопает – мне хочется пройти в места не столь отдаленные. Судья делает замечания журналистам – те, мол, сильно мешают грюканьем штативов и перестановкой микрофонов. Замечаний подсудимым судья не делает ни разу, хотя я уверена: хлопки жвачек и мат в зале суда по конкретному адресу слышу не только я.

И тут - знакомая картинка. Вот, чес-слово, и это не литературное преувеличение – рядом со мной сидит молодой человек, который играет в... тетрис. Это один из тех, кто пузырил жвачкой. Стало скучно - достал мобильный, запустил игрушку. Так он и досидел всё заседание. Всем видом своим подчеркивая, как ему это всё по...

ЗЫ. Никаких сравнений или параллелей не провожу. Эти два наблюдения просто заставили задуматься о природе легендарной игрушки, которая сейчас есть почти в каждом мобильном телефоне. И степени цинизма, которая поражает до глубины (моей гадкой журналистской) души.

Автор: Мария Малевская

Редактор: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.