Улыбайтесь, если Вы европеец

Последние несколько кризисных лет только ленивый не прошёлся текстом по Евросоюзу в частности и «закату Европы» вообще. Кто-то с нескрываемой грустью, а кто-то и злым сарказмом. Саймон Купер, автор FT, «закату» радуется. Не то чтобы он был идиотом; но у каждой монеты есть две стороны, и Купер просто всмотрелся в аверс. «МедиаПорт», обычно выбирающий ребро, в День Европы предпочёл предоставить слово именно ему, поскольку это именно оно: текст, написанный европейцем для американцев, которые уже давно не Европа — на суд украинцев, которые ещё далеко не Европа.

Всё в мире относительно: почему это, в конце концов, не так уж плохо — быть европейцем.

Иногда действительно бывает нужно услышать запах кофе. Приехав недавно в Турин, я направился прямиком к ближайшему бару и заказал  чашку моккиато. Мне его приготовила очаровательная женщина. Я выпил его у стойки. Это было совершенство. И стоило оно €1. Я заказал ещё одну. Бар был совершенно обычный, с потёртыми скатертями и несколькими пенсионерами, коротающими время в уголке. Этот простенький момент счастья, который в чистом виде можно обрести только в Италии, озадачивает мыслью: действительно ли всё так плохо в Европе? Жизнь здесь лучше, чем вы когда-либо могли узнать из просмотра телевизионных новостей.

Бесспорно, многие европейцы пострадали. Уровни безработицы достигли наивысшей отметки за всё время — во Франции (3,2 млн) и Испании (6 млн). Плохие новости из Европы поступают почти ежедневно.

Для Европы наступили страшные времена — если не сравнивать её с любым другим континентом и с любым другим временем в истории. Взгляните на потрясаемую кризисом Испанию, например. Средний испанец теперь живет до 82 лет, на семь лет дольше, чем в 1980 году (большинство стран, [где продолжительность жизни] достигает отметки в 82 года, — европейские, утверждает Всемирная Организация Здравоохранения). Cегодня доходы среднего испанца, несмотря на кризисные годы, по-прежнему почти вдвое больше, чем они были в 1980 году. И по всей Европе повседневная жизнь, как правило, постепенно становится лучше во всех отношениях. Например, уровень преступности продолжал падать в большинстве западных стран, несмотря на кризис. Британские улицы более чем 30 последних лет не были так безопасны, как сейчас, согласно данным Управления национальной статистики Великобритании.

Важно понимать, что очередной кризисный поворот еврозоны не влияет на жизнь большинства людей. Хороший новый препарат для лечения рака молочной железы зачастую значит больше для коллективного счастья, чем хороший новый премьер-министр. И это утверждение справедливо для большинства стран Европы. Вот почему семь из десяти стран по индексу гендерного разрыва (The Global Gender Gap Index, GGGI, показатель равноправия полов по версии Всемирного экономического форума — ред.) являются европейскими. Так же, как и шесть из десяти наименее коррумпированных (Corruption Perceptions Index, CPI — индекс восприятия коррупции по версии Transparency International — ред). И когда ЦРУ ранжировало 136 стран мира по равенству доходов (индекс разрыва между уровнями доходов наиболее бедных и наиболее богатых слоёв населения — ред.), 17 стран с наименьшим разрывом оказались европейскими. Неудивительно, что Испания и Греция в индексе развития человеческого потенциала (Human Development Index, HDI по версии ООН — ред.) превосходят даже Катар.

Большинство развивающихся стран отстают на десятилетия: по данным Всемирного банка, русские, бразильские и китайские средние доходы по-прежнему ниже половины тех, что в Греции. Тем не менее относительный рост новых стран порождает паранойю. Американский учёный Томас Фридман часто повторяет, что Китай и Индия «едят наш обед». Но так как глобальная экономика не является игрой с нулевой суммой, правильнее было бы сказать, что «китайцы и индусы готовят наш обед». Чем богаче они становятся, тем больше они могут позволить себе покупать нашу высококлассную продукцию машиностроения, гостиничные номера, предметы роскоши, университеты и т.д.

Стоит также отметить, насколько за пять лет кризиса выросла европейская демократия. С тех пор, когда в 1981 году был обстрелян парламент Испании, испанцев беспокоит фашистский переворот. Сегодня каждая западноевропейская страна обезопасила свои демократические достижения. Вопреки прогнозам, правые радикальные движения в Европе не стали массовыми во время кризиса, отмечает лондонская исследовательская и консалтинговая группа Counterpoint. Также Западная Европа с 2005 года не подверглась крупным террористическим атакам.

Десять лет назад американские эксперты предсказывали, что антисемитизм, или мстительность мусульманских иммигрантов, или и то и другое вместе разорвёт Европу на части. Действительно, в 2004 году американский посол в Европейском Союзе Роккуэл Шнабель (Rockwell Schnabel) сказал: «Континентальный антисемитизм достиг точки 1930-х годов». Подобное заявление произвело комическое впечатление, но теперь его нелепость должна быть очевидна даже Шнабелю. Коротко говоря: ещё не все собаки облаяли Европу за этот кризис.

Важно отметить, что в следующий раунд войны европейцы втягиваться не должны. Если Иран, Северная Корея или Тайвань взорвутся — нас там не будет. У нас просто больше не осталось канонерок. В прошлом году расходы Азии на оборону превысили расходы Европы — вероятно, впервые с тех пор, как европейцы начали завоёвывать мир 500 лет назад. Оборонные эксперты оплакивают нашу импотенцию. С другой стороны, правительства с сильными армиями всегда переоценивали свои способности управлять войной и втягивались в ужасные переделки. Этого не случится с нами. Конечно, 400 миллионов западных европейцев — 6% от общей численности населения мира — не будут править миром ещё раз, но мы не особенно-то и хотим.

Вы знаете, здесь происходит нечто поразительное, если даже Сербия и Косово заключают мир. Возможно, ЕС на самом деле заслужил свою Нобелевскую премию мира. А с учётом отсутствия у нас природных ресурсов другие страны, вероятно, оставят нас в покое. Даниэль Кохан (Daniel Keohane), руководитель отдела стратегических вопросов FRIDE (La Fundación para las Relaciones Internacionales y el Diálogo Exterior — «Фонд международных отношений и внешнеполитического диалога» — ред.), Европейского мозгового центра внешней политики, говорит: «Никто не взялся бы предречь войну в Европе с вовлечением крупных сил». Европа, говорит Кохан, всё больше напоминает «тихий и приятный пригород геополитики».

Наш кризис не будет длиться вечно. Затем наступит очередь другого континента, который учёные мужи подвергнут экзекуции ради построения своих глупых моделей. Однажды молодые европейцы получат работу снова — и мы просто станем восхитительным местом с отличным моккиато. И я могу назвать несколько худших мест для жизни.

Источник: Smile if you’re European,  By Simon Kuper, FINANSIAL TIMES ®
Перевод: Зураб Аласания, MediaPort ™

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.