Трое суток со струной в животе: последствия операции в детской больнице

Шестилетний Даниил из села Литвиновка Валковского района больше года ходит с мамой по больницам. Прошлой осенью, когда родители отвлеклись, мальчик выпил чистящее средство. Едкая жидкость обожгла ребёнку пищевод. С тех пор он постоянно на лечении. 

С помощью специальных инструментов мальчику периодически расширяют пищевод — этот метод у медиков называется «бужирование». Лечение шло по плану, пока после очередной процедуры ребёнок не почувствовал острую боль. Прошло трое суток прежде, чем врачи определили: металлическая струна — часть медицинского инструмента — осталась внутри маленького пациента. 

«Сама струна, мы измеряли ниткой — 26,5 сантиметров, пробыла в нём трое суток и три часа», — говорит мама ребёнка Александра Асеева. 

«Так как был готов результат рентгенографии, сказали, что остался инородный предмет — ребёнок, уезжая на операцию, сказал: «Мама, у меня больше ничего врачи не оставят?» — продолжает женщина. 

Инородный предмет медики удалили. Но врачебной ошибки в больнице не признают. Никто даже не извинился, утверждает мать Даниила. 

«Сам врач — ничего не сказал. Юрий Владимирович Пащенко (областной детский хирург — ред.) сказал, что это утомляемость инструмента, и никто не виноват, виноваты вы, что вы ребёнка напоили и довели до такого состояния», — вспоминает Александра Асеева. 

В разговоре с журналистами Юрий Пащенко действительно предпочитает говорить об ответственности родителей, чем о действиях коллеги. Хирурга, который проводил операцию, он защищает: говорит, опытный человек.  

Юрий Пащенко

«Врач, который выполнял эту манипуляцию, имеет все регалии, достаточные для выполнения этой манипуляции», — говорит Юрий Пащенко. 

Услышать версию самого врача журналистам не удалось — никто из руководства не помог с ним связаться. 

Медицинская комиссия уже проанализировала инцидент. Врачу объявили выговор и рекомендовали пройти внеочередную аттестацию.

Справка по итогам работы комиссии, которую журналистам показала Александра Асеева

Но взыскания от руководства недостаточно, уверена мать Даниила. Она считает, что из-за действий врача ребёнок стал чувствовать себя ещё хуже, чем до лечения. Областной детский хирург Юрий Пащенко уверяет: негативные последствия операции не доказаны. 

«Он не усугубил страдания ребёнка, я отвечаю за свои слова. По большому счёту никаких суперповреждений не произошло», — подчёркивает Пащенко. 

«Я с себя вины не снимаю, за то, что я виновата, что ребёнок выпил моющее средство, я за это ответила», — в свою очередь признаёт мать. 

Родительский недосмотр в полиции признали несчастным случаем — дело закрыли. После инцидента с участием врача открыли отдельное производство. 

«Статья — ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей. Внесли по факту, а не в отношении кого-то, потому что на данном этапе будут назначены экспертизы. Нужно выяснить, был ли тут преступный умысел, ошибка или халатность», — объясняет Ирина Дрозд, пресс-секретарь начальника Дзержинского отдела полиции. 

Ирина Дрозд

Знал ли врач, что металлическая деталь осталась в теле ребёнка, и если да, то почему об этом не сообщил? Был ли качественным материал, который использовал хирург? Эти вопросы полиции ещё предстоит выяснить. По статье о ненадлежащем выполнении профессиональных обязанностей медику может грозить до трёх лет заключения или пять лет ограничения свободы. 

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.