Современные политики могут поучиться у Карла Маркса

На прошлой неделе из Харьковской области в Великобританию отправили памятник Фридриху Энгельсу. По инициативе режиссёра и драматурга Фила Коллинза и его коллег монумент установят на фестивале в Манчестере, где когда-то жил единомышленник Карла Маркса. Идеи Маркса в Великобритании сейчас наслуху. «МедиаПорт» публикует перевод статьи Economist о реакции британской прессы на высказывания лидеров оппозиции. 8 июня в Великобритании пройдут досрочные парламентские выборы. 

Комментарий теневого министра финансов вызвал волну насмешек — хотя с каждым днём Маркс становится всё более актуальным. Неофициальное правило британских выборов гласит, что нельзя упоминать великих мыслителей во время предвыборной кампании. 7 мая Джон Макдоннелл, канцлер казначейства теневого правительства лейбористов, нарушил это правило, упомянув не просто какого-то великого мыслителя прошлого, а самого Карла Маркса. «Я считаю, что чтение «Капитала» может многому нас научить», — заявил он. На следующий день лидер лейбористской партии Джереми Корбин назвал Маркса «великим экономистом».

В среде правых началось ликование. The Daily Telegraph окрестила господ Макдоннелла и Корбина «Братьями Маркс» (знаменитые американские комики — ред.). The Daily Mail напомнила читателям о кровавой истории коммунизма. Дэвид Гауке, министр консерваторов, предупредил, что «марксистское руководство лейбористов» планирует устроить в Британии «жёсткий левый эксперимент». Ну и заодно добавил, что идеи Маркса «лишены смысла».

Тем не менее, г-н Макдоннелл прав: у Маркса можно научиться очень, очень многому. Более того, кажется, что многие из его высказываний становятся актуальнее день ото дня. Маркс утверждал, что класс капиталистов составляют не производители богатства, а рантье — те люди, которые умеют экспроприировать чужой труд и представлять его как свой собственный. Маркс был слеп к тому, насколько важную роль играют предприниматели в создании чего-то из ничего. Он игнорировал роль менеджеров в повышении производительности. Но одного взгляда на британскую экономику достаточно, чтобы убедиться: извлечение пользы из чужого труда применяется достаточно широко. В 1980 году руководители 100 крупнейших зарегистрированных фирм зарабатывали в 25 раз больше, чем типичный сотрудник. В 2016 году они заработали в 130 раз больше. Их раздутые зарплаты дополняются жирными пенсиями, частным медицинским обслуживанием и шикарными пособиями при получении новой должности или увольнении.

В оправдание этого «золотого дна» говорят, что вы получаете то, за что платите: компании заявляют, что нанимают руководителей на открытом рынке и платят им согласно результатам деятельности. Но факты неумолимы. Большинство руководителей компаний — не свободные агенты, а «свои люди», поднявшиеся по карьерной лестнице. В 2000-2008 годах общий индекс FTSE упал на 30%, в то время как зарплата начальникам этих фирм выросла на 80%. Американский экономист Джон Кеннет Гэлбрейт однажды сказал: «зарплата генерального директора крупной корпорации не является рыночным вознаграждением за достижения. Зачастую она носит характер дружеского личного жеста со стороны человека самому себе». В британских корпорациях это делают более тонко: руководители высшего ранга входят в советы директоров в компаниях друг друга и участвуют в сложном взаимном обмене такими жестами.

В политической системе поиски ренты распространены не меньше. Политики регулярно извлекают выгоду из своего опыта государственной службы, после выхода на пенсию превращаясь из егерей в браконьеров, лоббируя интересы ведомств, которыми они прежде руководили, консультируя компании, деятельность которых они когда-то регулировали, и произнося банальные речи за непомерные суммы денег. Тони Блэр разбогател на пенсии, консультируя банкиров и диктаторов третьего мира. Джордж Осборн, бывший канцлер казначейства, тоже не теряет времени зря: он получает более 650 000 фунтов стерлингов (840 000 долларов) в год за то, что он один день в неделю работает в инвестиционной компании BlackRock, зарабатывает десятки тысяч за публичные выступления и редактирует лондонскую газету The Evening Standard.

Маркс предсказывал, что по мере развития капитализма будет происходить всё большая концентрация капитала. Количество компаний, котирующихся на бирже, сократилось, и в то же время прибыль достигает самого высокого уровня за всю историю. Концентрация особенно ярко проявляется в наиболее продвинутых секторах экономики. Google контролирует 85% поискового трафика в Великобритании. Маркс был прав и в том, что в капиталистической системе доминирующая роль финансов будет только возрастать, а финансовые операции будут всё более безрассудными и подверженными кризисам.

Исполнилось ли самое известное его предсказание — что капитализм неизбежно ведет к обнищанию бедных, при этом наделяя сверхприбылями богатых? «Обнищание» — слишком резкое слово для характеристики состояния бедных в стране с социальными гарантиями и минимальной заработной платой. Однако многие тенденции вызывают тревогу. Средняя заработная плата по-прежнему ниже того уровня, на котором она находилась перед финансовым кризисом 2008 года и, как ожидается, не превысит его в течение нескольких лет. Рост экономики Uber угрожает превратить миллионы людей в случайных работников, которые могут «есть» только то, что «принесут с охоты».

Полный Маркс

Проблема с Марксом заключается не в том, что его анализ бессмыслен, как утверждает г-н Гауке, а в том, что предложенные им решения были намного хуже, чем сама болезнь. И проблема с господами Корбином и Макдоннеллом заключается не в том, что они чему-то научились у Маркса, — а в том, что они ничему не научились у последних ста лет истории. Г-н Макдоннелл является поклонником не только Маркса, но и Ленина с Троцким. Г-н Корбин назвал Фиделя Кастро «защитником социальной справедливости». Просочившийся в прессу проект манифеста лейбористов воскрешает заброшенные планы по ренационализации промышленности и расширению прав профсоюзов при заключении коллективных договоров с работодателями.

Партия тори на пути к одержанию значительной победы на июньских выборах в большой степени потому, что лидеры лейбористов настолько неизменны в своих убеждениях. Но для консерваторов было бы ошибкой игнорировать уроки самого мастера. Как сказал однажды Троцкий: «Вы можете не интересоваться диалектикой, но диалектика интересуется вами». Финансовый кризис показал, что экономическая система опасно хрупка. Голосование за Брекзит показало, что миллионы людей глубоко недовольны статус-кво.

Гениальность британской системы всегда заключалась в способности реформироваться, чтобы предотвратить социальный взрыв. Это подразумевает нечто большее, чем просто глупые символические жесты вроде исправления цен на энергоносители (как предложили консерваторы на этой неделе — глупо, потому что это будет угнетать инвестиции и приведёт в конечном счёте к росту цен). Это означает предотвращение формирования монополий: пора пересмотреть антимонопольные правила Великобритании, привести их в соответствие с новым временем, когда информация является самым ценным ресурсом, а сетевая эффективность несёт огромные преимущества. Это значит прикрыть лавочку жирных зарплат руководителям — не в последнюю очередь за счёт увеличения полномочий акционеров. Это значит серьёзно задуматься о последствиях случайного и непрофессионального труда. И закрыть вращающуюся дверь между политикой и бизнесом. Лучший способ не стать новой жертвой Маркса — это начать относиться к нему серьёзно.

Источник: The EconomistLabour is right—Karl Marx has a lot to teach today’s politicians

Перевод: Геннадий Цупин