Просо

Виктор Павлович Пшонка, отчитываясь в Верховной Раде о результатах расследования силового разгона Майдана в ночь на 30 ноября, очень старался сохранить лицо. Но забыл о том, что слова выдают не хуже подбородка и качания. Оппозиционные депутаты по большей части на Пшонку кричали  и ответов Генпрокурора не слушали. А зря.  

Виктор Пшонка докладывает в ВР 20 декабря. Фото: Ян Доброносов

— 1 —

Разница между Генеральной прокуратурой Украины и юридически грамотным гражданином — исключительно в полномочиях. Никаких эксклюзивных прав на толкование законодательства у силовиков нет. Граждане должны выполнять законы своей страны, а значит в состоянии прочитать и понять их. 

Те, кого интересовали события на Майдане Независимости в ночь с 29 на 30 ноября, уже давно разыскали соответствующие документы и обнаружили нарушения со стороны милиции. Или, как вариант, воспользовались отчётами организаций, которые специализируются на правах человека. Самый свежий и довольно доступно изложенный — от Асоциации украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (объединения, хорошо знакомого с работой МВД).   

Генпрокурор нужен для того, чтобы:

1) пользуясь предоставленными ему полномочиями, получить доступ к внутренним документам МВД, в которых содержится вся информация о любом «чихе» подразделений милиции, а также о том, кто этот «чих» санкционировал,

2) как процессуальное лицо дать делу законный ход.

— 2 —

Свой доклад Виктор Пшонка довольно размеренно прочёл «с листа». На вопросы после — отвечал от души и без подсказки. 

Виктор Пшонка: «...Три версии, по которым идёт следствие, расследуется дело. Во-первых, это виновность правоохранителей, это виновность радикальных группировок, которые оказывали сопротивление правоохранителям, и это причастны ли госслужащие, чиновники к тем событиям или в бездеятельности, или в своей активности».

Как понимать слово «версии» — неясно. По его словам выходит, что виноваты либо протестующие, либо милиция, либо чиновники. То есть кто-то один из тройки. Но, возможно, Пшонка имел в виду три направления, по которым работает следствие. 

Итак, что удалось выяснить следователям за 20 дней.

«Следователи органов прокуратуры поминутно восстановили порядок событий, которые происходили в центре столицы 29-30 ноября», — говорит Пшонка. 

В принципе, он мог бы начать с того, что следователи все как один вышли на работу в положенные рабочие часы или сообщить, что при опросе свидетелей все показания тщательно записывались. Стандартный этап работы следователей по любому делу.

«Восстановленная» картина тоже ничего нового к тому, что заявляли представители силовых ведомств с первого и по двадцатый день генпрокурорского следствия, не добавила.

Коммунальщики хотели ставить ёлку (в 3.51, как «поминутно восстановили» следователи). Митингующие на Майдане Независимости не хотели уходить. Безымянный «мастер участка» попросил милиционеров о помощи. Участники акции на призывы не реагировали, сотрудники подразделения «Беркут»** «начали действия по вытеснению». «Отдельные работники Беркута начали индивидуально применять специальные средства», группа радикально настроенных митингующих начала бросать камни (и головешки! — Д.Ю. via М.Ч.). В 4.22 «вытеснение граждан с Майдана Независимости было завершено».

«Но нужно констатировать, что уровень применения силы к правонарушителям со стороны правоохранителей не отвечал опасности посягательства и обстановке, которая сложилась», — добавил Виктор Пшонка.

Это была версия выступления с официального сайта ГПУ. А вот вам «живая» цитата Пшонки с трибуны. Для закрепления эффекта.

«В некоторых случаях применение мер физического воздействия и спецсредств превышало меру, необходимую для выполнения возложенных на сотрудников милиции обязанностей, и не сводилось к минимуму возможности причинить вред здоровью правонарушителей».

Кто такие «правонарушители» и что именно они нарушили? Что такое «уровень применения силы»? Какие такие «некоторые случаи»?

За двадцать дней следствия (и 200 допрошенных) генеральный прокурор не смог прочесть «Правила применения специальных средств при охране общественного порядка».  

«На сегодня конкретно сказать фамилию, должностное лицо, которое дало приказ, и был ли этот приказ на причинение того, чтобы «Беркут» превысил свою силу, сегодня следствие ответить ещё не может.

Вы можете говорить в комментариях средствам массовой информации про кассеты, которые передал Гриценко, народный депутат. Так вот то, что передал Гриценко, это относится и это как раз очень важно всем знать, к радиовещанию внутренних войск и не относится к тем разговором, которые были среди «Беркута».

Следствием изучены все радиоразговоры «Беркута». Там нет ни единого слова в части того, кем из должностных лиц был дан приказ. Но мы понимаем с вами, что приказ может быть выдан не только в радиоразговоре, но и другим способом. Это сейчас устанавливается следствием», — сказал Пшонка.

А вот это — настоящее «ух ты!». Полномочия у Генпрокуратуры самые широкие, а милиция должна всякое действие подробно записывать. Это откровенное признание Виктора Пшонки означает, что либо МВД бойкотирует ГПУ, о чём Пшонке стоило заявить с трибуны ВР прямо и громогласно, либо Генпрокуратура МВД покрывает, и тогда странно, что генпрокурор был так откровенен.

— 3 —

Виктор Пшонка очень любит слово «закон». Это постоянный рефрен его выступлений — и устных, и письменных. Стоя на трибуне ВР, он повторял его, как заклинание, избегая при этом углубляться в конкретные названия и ссылаться на определённые статьи.

«Следствие — за справедливость. Не может быть войны закону, а вы толкаете следствие и генерального прокурора на войну с законом. Этого не будет. Мандат законности  это мандат доверия к Генеральной прокуратуре, который был получен в этом зале».

«Я пришёл не для того, чтобы вы мне вмонтировали понятие политики в уголовные дела. Это ваше дело и разбирайтесь по политике по фракциям. А у меня есть тот закон, который выполняется этим залом». 

«Хочу, чтобы все знали, в государстве есть власть, в государстве есть законы и они одни для всех, и принимаются эти законы, я повторюсь, в этом зале». 

«Я хорошо знаю закон, и не надо меня пугать. В этом зале решается судьба генерального прокурора, и вы знаете, что в дальнейшем решает президент государства. Будем действовать по закону, действуйте по закону».

«Я вам сказал  баланс, сегодня следствие — это установить истину и объективно. А истина всегда в правде. А правда всегда в той реальности, которая была. Потому будет установлена ответственность, как тех радикальных, так и тех правоохранителей, которые превысили силу. Что не нравится здесь, мне непонятно?!». 

— 4 —

Скорее всего, вопрос Виктора Пшонки был риторическим. Но я всё равно отвечу. 

Не нравится Виктор Павлович, многое. Но в основном непрофессионализм и тот факт, что с поставленной задачей вверенное Вам ведомство не справилось.

Любой сотрудник любого отдела любой компании был бы немедленно уволен, если бы на конкретно поставленный вопрос ответил столь расплывчато, многословно и бесполезно. Учитывая количество потраченных на невыполненную задачу ресурсов, предполагаю, что выходного пособия этот сотрудник бы не получил.

Важные примечания

* Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов — организация с интересной и очень характерной для Украины историей. 

На протяжении 2005-2010 годов Министерство внутренних дел Украины при содействии неправительственных организаций создало три учреждения, которые осуществляли общественный контроль над деятельностью милиции. В частности в том, что касается соответствия международным стандартам в области прав человека.

Это были мобильные группы по мониторингу спецучреждений МВД (изоляторы временного содержания, комнаты для доставленных, приемники-распределители для детей), Общественный совет по обеспечению прав человека при МВД и его региональных управлениях и Управление мониторинга соблюдения прав человека в деятельности органов внутренних дел.

Управление мониторинга заработало в 2008 году и до 2010 года выполняло, по сути, функции Полицейского омбудсмена.

После смены правительства в марте 2010 года одним из первых решений нового министра была ликвидация Управления мониторинга соблюдения прав человека при МВД.

Активисты правозащитных организаций вместе с сотрудниками бывшего Управления создали всеукраинскую неправительственную организацию под названием Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов, куда вошли 29 бывших сотрудников Управления мониторинга при МВД.

** Спецподразделение милиции особого назначения «Беркут»  это высокомобильное строевое подразделение, насчитывающее около 3700 бойцов.

Это спецподразделение действует на основании внутриведомственного приказа, который не зарегистрирован в Министерстве юстиции, что фактически делает его работу результатом волеизъявления только одного чиновника министра внутренних дел.

(Из отчёта Асоциации украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов.)

Двадцать дней понадобилось Генеральной прокуратуре Украины, чтобы в первый раз отчитаться об итогах расследования силового разгона Майдана.
Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.