Остатки прошлого

Во времена СССР бытовала шутка: «Что делает советский человек, когда покупает календарь на следующий год? — Смотрит, сколько праздников выпадают на выходные». Со сменой идеологии в стране поменялся и график нерабочих дней. И только Первое мая по-прежнему не подводит трудящихся, которые солидарно и с удовольствием отдыхают как минимум два дня, а иногда, как в этом году, — до самого Дня Победы.

«МедиаПорт» решил в этот день поискать в городе материальные и ментальные следы советской эпохи.

Самым живучим свидетельством эпохи СССР в Харькове оказалась наглядная агитация, которую сейчас бы назвали наружной рекламой. То ли уж очень крепко была сделана (раньше говорили: «Советское — значит прочное»), то ли слишком высоко смонтирована, то ли, кроме идеологической, имела ещё и художественную ценность. 

Начнём, пожалуй, с последнего. 

Мозаика бодрого духа

Это только кажется, что мозаичные панно в Харькове — редкость и что украшают они в основном станции метро.

Вот, к примеру, восхитительный образчик под названием «Ленин и наука». Диссертации с таким названием, небось, уже давно превратились в пыль на самых дальних полках библиотек. А «картинка» на стене Института низких температур на Павловом поле вполне жива и по сей день.

В.И. Ленин: «…Нелепо отрицать роль фантазии и в самой строгой науке…».

Автор этого мелкозернистого и многоуровневого полотна — художник Сергей Светлорусов.

Уроженец Орловской области учился и работал в Харькове.

Умер в январе 1997 года в возрасте 69 лет.

Другому его монументальному творению повезло меньше. Светлорусов входил в состав группы авторов проекта Монумента в честь провозглашения Советской власти в Украине, который был демонтирован с площади Конституции летом 2011 года.

Гораздо интереснее история невзрачного на первый взгляд панно на гостинице «Националь», которое в следующем году отметит «полтинник».

Отель «Националь»

Его автор — Алексей Щеглов — художник-легенда.

В официальной биографии значится, что Щеглов — художник театра, художник-график, монументалист, иллюстратор, карикатурист.

Работал для театров по всей стране, а в Харькове успел поработать и с Театром музкомедии, и с театром Шевченко, и с театром Пушкина.

С 1955 года и до самой смерти художника в 1980-м Щеглов был главным художником Харьковского театра кукол имени Афанасьева.   

Кстати, дети в вышиванках «под предводительством» мальчика в будёновке и юного космонавта на фасаде кукольного театра — тоже дело рук Щеглова.

Неофициальную биографию — ну, может, не целую биографию, но вполне убедительную характеристику — Щеглову написал уже тоже покойный хулиган, художник и литератор-концептуалист Вагрич Бахчанян.

В 1957 году Вагрич поступил в Харьковскую студию декоративного искусства. Там он учился у Алексея Щеглова и известного в 20-е годы авангардиста Василия Ермилова.  

Вагрич Бахчянян:

«Когда наш дом пошёл под снос из-за ветхости, мы переехали поближе к ДК «Металлист» при большом харьковском заводе. Там были студии. Мы пришли с приятелем в художественную. Для меня она заменила шоблу с предыдущего места жительства. И я стал туда ходить до армии и после тоже.

Там был замечательный преподаватель Алексей Михайлович Щеглов, царство ему небесное. Он во всём был неортодоксален и давал полную свободу. Заставлял делать дома композиции, вплоть до абстрактных.

Потом он стал приглашать людей, которые в 1920-е годы были гордостью украинского авангарда. Так я и другие студийцы познакомились с учеником Малевича Василием Ермиловым». 

Юрий Милославский, Эдуард Савенко (Лимонов), Вагрич Бахчанян. Харьков. 1966 год

А вот уже «поздний» Щеглов в описании актёра театра кукол, Народного артиста Украины Алексея Рубинского.

Алексей Рубинский:

«В его «квартире-музее»… ничего не было! То есть не было мебели, домашнего уюта, примет минимального комфорта, необходимых нормальному человеку. Зато был музыкальный шкаф, украшающий сегодня музей театра, старинные иконы, макет корабля с алыми парусами, предметы истории, обезьяна, жившая в клетке в отдельной комнате, и… скелет, поднимающий шляпу в передней при встрече гостей.

Главное, что было в Щеглове, — роскошь духовного удовольствия, ради чего он жил. Жил одиноко, с большими чудачествами и ни о чём не жалея — вот, пожалуй, то единственное и верно найденное им психологическое состояние, приближающее человека к ощущению свободы духа».

Но продолжим об общественном и наглядном. Ещё один мозаичный след Щеглова — вертикальное панно на здании Швейной фабрики имени Тинякова. Правда, эту советскую «наружку» периодически теснит современная реклама. 

Фабрика Тинякова. Зимой и летом — не одним цветом

Сегодня уже трудно сказать, насколько агитационное украшательство нравилось самим художникам и удавалось ли им привнести в этот «заказ» что-то своё и живое. Вот, например, панно на входе Харьковской канатной дороги. Называется «Полёт».

Автор — Виктор Савенков — состоял в Студии военных художников имени М.Б. Грекова.

Эта студия с 1934 и по сей день объединяет тех, кто выбрал для творчества тему войны. 

В случае с Виктором Савенковым прилагательное «военный» имеет и прямое значение.

Во время Великой Отечественной войны он вместе с другими художниками студии не раз бывал на фронте.

В конце 1942 года Савенков прибыл в Сталинград, где шли бои, со специальным удостоверением личности.

«Предъявитель сего военный художник Савенков Виктор Яковлевич состоит на действительной службе в военно-художественной Студии имени Грекова Московского военного округа; личное оружие парабеллум №6145».

Такой документ давал право художнику находиться не только в тылу, но и на передовой во время сражения.

Самое масштабное и одновременно самое загадочное мозаичное панно развернулось на здании бывшего общежития КП «Горэлектротранс». В случае с ним расследование зашло в тупик. Ни тебе фамилии автора, ни названия. По всей видимости, художник хотел изобразить тернистый путь рабочих и крестьян к светлому будущему.

Улица Плехановская

По мнению ответственного секретаря городской топонимической комиссии Алексея Хорошковатого, это панно, как и многие вышеперечисленные, было «подарком» Харькову к 50-летию Октября. То есть появилось оно в 1967 году или чуть позже. 

В пользу более поздней даты, чем юбилейный для Октябрьской революции 1967 год, говорит и тот факт, что на стене — сразу два герба города. На первом фото — в правом верхнем углу — виден герб Харькова, утверждённый только в 1968 году (к нему мы ещё вернёмся).  

С другой стороны, вполне возможно, что новый герб появился на стене общежития, как отдельный элемент. Прежний геральдический символ города, как видно на следующем фото, плотно «вписан» в панно, тогда как новый болтается в воздухе.

Рабочий, космонавт и все, все, все

В отличие от мозаики, присутствие которой во многих случаях прописывалось в проекте здания до начала строительства, малярно-штукатурная наглядная агитация появлялась на стенах городских домов вне связи с задумками архитекторов и иногда годы спустя после окончания стройки. Выжившие экспонаты демонстрируют информационно-пафосный формат. 

улица Пушкинская

Пентаграмма в левом верхнем углу — советский знак качества. Остальное — только догадки: двое мускулистых мужчин демонстритуют, как хорошо умеют строить ракеты, самолёты и турбины. Девушка пока ещё только учится:) 

Московский проспект

И снова о качестве. «Продукти Харкова — відмінна якість». Главный герой — трактор. Турбины, ракеты, самолёты исполняют роли второго плана. 

Оба ретрограффити выглядят вполне прилично: очевидно, время от времени их обновляли. Но не так явно, конечно, как следующий экспонат.

улица Плехановская

Случались и комбинированные композиции: мозаика, штукатурка, лозунг. 

Полтавский шлях

Кто выложил герб на этом брандмауэре, осталось неизвестным, а вот того, кто его придумал, разыскать удалось.

Сессия Харьковского городского Совета депутатов трудящихся утвердила этот герб 26 декабря 1968 года. До этого был двухлетний конкурс, участие в котором приняли около 200 человек. Победителем конкурса и автором пятого по счёту герба в истории Харькова стал заведующий кафедрой рисунка Академии дизайна и исскуств, которая тогда называлась Харьковским художественно-промышленным институтом, — Евгений Егоров.

Щит французской формы на серебряном поле, красно-синяя глава (флаг УССР 1949 года). На красной части главы помещена половина золотой шестерёнки. В центре щита на серебряном поле — золотой колос в окружении трёх атомных орбит.

Незнакомые с геральдикой советские журналисты описывали новый герб Харькова так:

«Новый герб представляет собой геральдический круг. Вверху две красно-голубые пластинки — символ флага Советской Украины. Под ними зубчатое колесо — индустрия города. Внизу золотой колос в обрамлении атомов — так отражен Харьков как город науки и центр хлебородной области».

«Комсомольская правда», 3 января 1969 года 

Газетный материал цитирует автор исследования «Евгений Павлович Егоров — харьковский герольдмейстер 1960-х»  В.В. Шулика. Он же добавляет нелестных эпитетов в адрес журналиста, который позволил себе это «вульгарное описание» герба, и редактора, выпустившего статью в печать.  

При этом Шулика признаёт, что в середине 60-х годов, когда Егоров составлял герб Харькова, современная литература по геральдике полностью отсутствовала, а дореволюционная являлась библиографической редкостью — и художнику «приходилось работать практически на ощупь, руководствуясь статьёй по геральдике в БСЭ и собственной интуицией». 

Самый безыскусный образец советской наглядной агитации — лозунги в чистом виде. Безобидность посыла сохранила в Харькове несколько таких «выкриков». Здесь никаких художественных изысков: красный цвет для привлечения внимания и доходчивый шрифт.

Харьковская набережнаяВид с улицы маршала Конева

Живучие традиции 

Здесь не будет сетований, попыток выстроить цепь связи времён или намёка на ностальгию — только любопытные мелочи, навеянные любовью к букинистике.

Книга, а точнее фотоальбом, называется «Харків сьогодні». 

Год выхода — 1960. Соответственно, фото, вошедшие в издание, сделаны в конце 50-х.

Харьков сегодня — больше полувека спустя — демонстрирует несколько похожих картинок и аналогичных идей.

Оркестр Харьковской филармонии в цеху электромеханического завода

Концерт оркестра Харьковской филармонии в цеху завода «Турбоатом»

Площадь Дзержинского

Площадь Свободы

Подпись в фотоальбоме 1960 года под следующим фото гласит: «Площадь Розы Люксембург после реконструкции».

Традиция время от времени реконструировать эту площадь сохранилась и по сей день. 

В 2001 году площадь переделали, готовясь к установке Монумента Независимости.

В 2012 году памятник Независимости снесли — и началась подготовка к новой реконструкции.

И снова площадь Свободы. Авторалли. Да, и такое в СССР тоже было.

 

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.