Обыкновенный расизм

Джона Терри лишили капитанской повязки сборной Англии, Луиса Суареса дисквалифицировали на восемь матчей, а 13-летнему болельщику запретили посещать матчи. Всему виной расизм. Современный расизм.

К привычному «скандалы, интриги, расследования» в некоторых странах с некоторых пор можно смело прибавить понятие «расизм». Западная пресса с радостью подхватывает любой шум вокруг этого явления, «копает», обсуждает и осуждает. Особенно когда в таких скандалах замешаны публичные люди. А где легче всего найти «расистов», если не в интернациональном футболе? 

Только за последнюю неделю было две вспышки: оскорбления фанатов «Ювентуса» в адрес игрока «Милана» Кевина Боатенга и нападки  противников межрасовых браков на сенегальского форварда «Ньюкасла» Паписса Сиссе и его белую девушку Рейчел Грэм. Я решил немного углубиться в тему.

Начиналось всё ещё в 19-м веке. В 1889 году вратарь Артур Уортон подписал контракт с «Ротерхэмом», став первым темнокожим футболистом-профессионалом. Он сыграл всего шесть матчей за клуб, и будь Артур простым белым парнем, о нём бы вообще никто не вспомнил. Но на тот момент это был нонсенс. И почти до конца 20-го уже столетия в Англии лишь немногие темнокожие игроки сумели проявить себя в футболе. Следующий чернокожий вратарь в британской команде — «Манчестер Сити» — появился аж в конце 70-х.

Даже в Бразилии, где определение «нацменьшинство» к темнокожим малоприменимо, до 50-х чёрным игрокам было суждено топтать газоны в низших дивизионах. Были исключения, такие как Леонидас, великий игрок сборной Бразилии 30-х годов. Но они исключениями и оставались.

Сборная Бразилии-1934. Леонидас второй справа

Сейчас понятия «расизм» и «футбол» чаще всего пересекаются в Англии. И это далеко не нынешние разборки «Эвра — Суарес» и «Терри — Фердинанд» (о них — ниже), и даже не Сол Кэмпбелл с его вечным жалостливым видом. Это суровейшие 70-е и 80-е, когда оскорбления темнокожих переходили всякую грань. Но в те годы со стороны обиженных не было никаких претензий — бесполезная затея. Футбольная ассоциация просто закрывала глаза.

Вот типичная ситуация для тех времён — вырезка из интервью Алекса Уильямса — голкипера «Манчестер Сити». Уже тогда Уильямс поделил расизм на две части.

«Мы играли против «Эвертона». Один парень взобрался на ограждение, скрутил программку на манер колпака ку-клукс-клановца и надел его на голову. Я спрашиваю, чего же тут смешного, ведь это ужасно. Вот что любопытно. Я ожидал, что мои одноклубники подбегут ко мне, будут подбадривать, но вместо этого они стояли и смеялись. 

Играя против «Лидса» или «Миллуола», понимаешь, что это настоящая, глубокая расовая ненависть. Поэтому справиться с тем, что кричат тебе в матчах с «Ливерпулем» и «Эвертоном», — сущая ерунда». 

Да, фанаты «Миллуола» до сих пор суровы. Недавно клуб запретил посещать матчи 13-летнему подростку, который оскорблял темнокожего игрока «Болтона» Марвина Сорделла.

Но ключевые слова из речи Уильямса — «сущая ерунда». Так бы я описал происходящее нынче. Футболистам свойственно злиться друг на друга, порой толкаться и даже драться. Спортивная злость присуща и свойственна соревнованиям. Но если в 80-е футбольные чиновники не наказывали даже за прямые расовые оскорбления, то сейчас ровно наоборот: они ищут повод. А общество, как ни крути, стало толерантнее и разумнее, на футбольном поле расизма уже практически не наблюдается. Вывод: поводы приходится выдумывать.

Для меня верхом непонимания стал вердикт Футбольной Ассоциации (Англии) по следам дела «Эвра — Суарес». Восемь матчей дисквалификации для последнего. Знаете, за что? За то, что уругваец, если верить Эвра, называл его «Negro». Других доказательств нет. То есть, по логике этого случая, любой темнокожий игрок может пожаловаться в ФА — и его «обидчик» будет наказан. Срок — восемь матчей, это же почти два месяца. Они с ума сошли?

Таких фото в интернете миллионы. Фотографы в каждом матче между «МЮ» и «Ливерпулем» пытаются поймать противостояние героев скандала

В связи с последними проступками Суареса (на днях он в борьбе укусил защитника «Челси» Ивановича) почему-то верится в худшее. Но постойте. Если в Англии «nigger» — оскорбление, то в испаноязычных странах «negro» — в переводе с испанского «чёрный» (цвет), слово широко используется обиходе и криминально-наказуемых смыслов не содержит. Суарес этим и оправдывался, мол, не хотел никого обидеть.

Помнится, именно так избежал наказания турецкий игрок Эмре Белёзоглу. Сначала назвал противника негром, а потом уверял общественность, что в Турции это нормально и совершенно не обидно, и вообще, ему религия не позволяет быть расистом. У Эмре получилось, у Суареса — нет.

Хорошо, с Суаресом всё сложно, от него можно ожидать всяких выходок. Но ещё один скандал из недавних снова вызывает у меня недоумение. Сборная Англии во главе с тренером Фабио Капелло готовится к Евро-2012. В одном из матчей Премьер-лиги защитник «Челси» Джон Терри якобы оскорбляет на расовой почве Антона Фердинанда. Тот жалуется, ФА расследует и выносит вердикт: «Да, было дело».

В итоге вышло так, что Ассоциация наказала саму себя и весь английский футбол: дело передали в прокуратуру, у Терри в чиновничьих кабинетах отобрали капитанскую повязку сборной Англии, Капелло не захотел терпеть стороннего вмешательства в дела его команды и подал в отставку. На Евро отказался ехать брат оскорблённого — Рио Фердинанд, который долгие годы вместе с Терри цементировал центр обороны сборной. 

Лицо Терри будто само по себе просит извинения. И этот жест...

Все довольны? Фердинанд младший с видом обиженного подростка рассказывает, как больно слышать оскорбления, сборная Англии блекло выступает на Евро, Терри скитается по судам. А можно было не поднимать панику? И самое интересное, что суд признал Терри невиновным. То есть по закону он не расист. Обиженный Фердинанд? Я допускаю, что Терри назвал его негром, возможно, подобрал к этому слову пару «ласковых» эпитетов. Значит ли это, что Джон нетерпим к темнокожим? Не могут футболисты просто браниться на поле? Причин — миллион, как грубая игра, возможные провокации того же Антона Фердинанда, плохое настроение, в конце-то концов.

Я играю в футбол на любительском уровне, получаю по ногам и тоже ругаюсь с противником. Но мне повезло в том, что практически все мои соперники такой же расы и национальности. Белых можно оскорблять! На уровне АПЛ стыков больше, цена победы выше. Поэтому смею предположить, что слово «nigger» в каждом матче английской Премьер-лиги звучит десятки раз.

Обратите внимание на имена наказанных — звёзды мировой величины. Ярлык «расист» уже повис на этих футболистах, хотя что там неслось из уст Суареса и Терри, знают очень не многие. Попахивает показательной поркой, мол, вот какие мы здесь все толерантные. А Суарес и Терри, на мой взгляд, — заложники политкорректности и моды на «искоренение расизма». У обоих характер далеко не сахар, поэтому англичане с радостью верят Ассоциации. Накажи Райана Гиггза или Стивена Джеррарда — не поверили бы. 

При следующей встрече «Челси» и «КПР» Фердинанд поригнорировал традиционное рукопожатие

Написав в начале о 80-х, я хотел продемонстрировать, что такое настоящий расизм. Это когда темнокожим просто не давали играть, убивая их морально. Это когда каждая команда была сегрегирована на «чёрный» лагерь (говорили с акцентом, слушали хип-хоп, соответственно одевались) и «белый». Когда, в конце концов, зарплату платили за цвет кожи. Во всяком случае, о такой дискриминации рассказывал Сол Кэмпбелл  один из четырёх темнокожих капитанов в истории сборной Англии.

«Белый парень мог играть хуже, но получать больше. Меня это сильно задевало в 17-18 лет, я даже хотел уйти. Мои друзья получали достойные деньги, а я — нет». 

Даже сравнивать «тот» расизм и расизм современный как-то глупо.

Il razzismo

В Англии мы говорили о расизме на поле. Может быть, в других странах игроки более терпимы, может, обиженные не чувствуют такой поддержки от футбольных чиновников? В общем, вместе с расистами перемещаемся в Италию, на трибуны.

Марио Балотелли. Он уже собрал вокруг себя больше скандалов, чем прожил лет. Большинство фанатов не любят Марио, при этом он ещё и один из двух темнокожих игроков в новейшей истории сборной Италии (второй — Огбонна из «Торино»). Особенно «стараются »тифози «Ювентуса», в том числе оскорбляют на расовой почве. С одной стороны, чистейший расизм, да? Но с другой стороны, будь он белым и веди себя так же — его бы не оскорбляли? Или почему тогда вполне нормально чувствовал себя при фанатах «Ювентуса» темнокожий Кларенс Зеедорф, игравший за обоих врагов «Юве» — «Милан» и «Интер»?

Хотя болельщики «старой синьоры» пошли дальше: на прошлой неделе отметились расистскими выкриками в сторону другого «миланисти» — Кевина Боатенга. Так что, по английской логике, фанаты «Юве» — злостные ненавистики темнокожих. Для Англии такое поведение болельщиков — дикость. Для Италии — незначительное отклонение от нормы.

Великий Франческо Тотти в финале кубка Италии показательно ударил Марио Балотелли сзади по ногам. Агент Балотелли Мино Райола затрубил о расизме. Вопрос: если Тотти расист, то почему об этом мир узнал только после этого удара, когда легенде футбола уже за 30? Он до этого случая пересекался на поле с сотнями темнокожих, но ни один из них не имел претензий к Ческо. Предлагаю посмотреть «акт расизма» со стороны Тотти. Не каждый день «Император» позволял себе такие выходки.

Я понимаю расизм как отвращение и нетерпимость к людям другой расы. Но повторюсь, настоящего расиста можно выявить только по совокупности поступков, но никак не по одной потасовке-перебранке. Если Тотти — расист, это должно было проявиться и прежде (и не раз), не так ли?

Специфика итальянского расизма и национализма носит скорее политический характер, и он гораздо сложнее, чем в Англии. И в то же время проще, потому что темнокожие игроки зачастую играют в итальянских командах без проблем. Даже ультраправые фанаты «Лацио» спокойно относятся к наличию темнокожих игроков в команде. Правда, когда «лациале» пару лет назад подписали молодого израильтянина, фанаты начали протестовать, и клуб отправил футболиста восвояси.

Развитая Украина, отсталая Европа

Конечно, легко писать из Украины, где расовая дискриминация на стадионе — редкость. Да, вот такие мы культурные и развитые по сравнению с отсталыми европейцами. Навскидку вспоминаю только один прецедент в Украине — заявление игрока «Днепра» Дерека Боатенга: «Игрок Ворсклы (речь о Романе Безусе — авт.) назвал меня «нигером». Я понимаю, что виноват и подвёл команду, но такие оскорбления терпеть не намерен».

Как вы уже поняли по видеофрагменту, Боатенг в долгу не остался. Сначала он грубо сбил Янузи, потом добрался и до обидчика, лёгким движением руки повалив Безуса на газон.

Это всё. У нас в стране расистские скандалы не в моде.

Расизм по-русски

Другое дело — соседи-россияне. Как у героев «Иронии судьбы» была традиция ходить в баню, так и у российских фанатов есть обычай бросать бананы в темнокожих легионеров. Дважды от этого пострадал легендарный бразилец Роберто Карлос из махачкалинского «Анжи»: в Санкт-Петербурге и Самаре. Ещё раз бросили банан в защитника того же «Анжи» Кристофера Самба (матч против «Локомотива»). И если Карлос просто обижался, то Самба поднял банан и запустил обратно на трибуну.

К месту и к слову вспоминается легендарный вратарь «Баварии» Оливер Кан. Он белый, но природа обошла его внешностью. Болельщики то и дело дразнили Кана «бульдогом» и «гориллой». Однажды, под соответствующие крики с трибун, к Оливеру Кану прилетел банан. Вратарь поднял его, почистил и съел. Болельщики на миг потеряли дар речи. Кана зауважали.

Лично я бы не осмелился бросить что-либо в Олли Кана. Очень характерное для него фото

Заметьте: российские болельщики в качестве жертв выбирали не просто темнокожих футболистов, а звёзд «Анжи». Клуб из непростого региона внезапно разбогател и стал одним из сильнейших в стране. Почему-то в Вагнера из «ЦСКА» или Эменике из «Спартака» никто ничего не бросает. Возможно, имеет место неуважение или ревность к клубу, а не к темнокожим Карлосу и Самба лично? 

Роби Карлоса признали?

Но первый громкий скандал на расовой почве в России всё же случился не с «Анжи». Кубок УЕФА-2008, матч «Зенит» — «Марсель». Американская классика: фанаты «Зенита» одели ку-клукс-клановские колпаки и принялись кидать в темнокожих футболистов «Марселя» бананы, при этом улюлюкая, как обезьяны. Больше всего досталось Рональду Зубару, Тайе Тайво (ныне игрок киевского «Динамо») и Мамаду Ньянгу. Серьёзных наказаний со стороны УЕФА не последовало. Одно небольшое замечание: за «Зенит» до 2012 года не играли темнокожие футболисты — ни бразильцы, ни африканцы. Первопроходцами стали Халк и Аксель Витсель. Именно в этом я вижу причину нелюбви питерцев к темнокожим: история всё-таки.

***

В общем, современный футбольный расизм, на мой взгляд, — просто юридически сильная аргументация. Я говорю пока что о футбольном поле. Как темнокожему футболисту легче всего выбить наказание для соперника? Обвини в расизме — не прогадаешь. А настоящие расисты могут прикрываться всеми этими скандалами и действовать, так сказать, «под шумок».

Главная беда для национальных ассоциаций — недоказуемость расизма в большинстве случаев. Если ФИФА под крылом более мощных и отнюдь не футбольных организаций приказала бороться с этим явлением, то нужно исполнять. И наверняка по истечении какого-то срока давать результат, что-то вроде статистики раскрываемости у милиции.

Футболистов-то можно дисквалифицировать, наказать денежным штрафом. Но как бороться с болельщиками? Можно запретить посещать стадион парню, который кричит с трибуны «nigger», можно те же санкции применить к десяти фанатам. Но когда целый сектор «заряжает» оскорбительные вещи? Играть при пустых трибунах? Для кого тогда играть?

Ведь то, что многие фан-движения в Европе придерживаются правых политических взглядов — это ж не секрет, да? Здесь вам и порой возникающие на трибунах свастики, и знаменитое «Римское приветствие» на каждом матче, и соответствующие лозунги из уст фанатов. Пока вы боретесь с расистами, болельщики болгарского «Левски» просто празднуют на трибунах день рождения Адольфа Гитлера.

Вот я и вывел истину (по крайней мере, для себя), что главный источник расизма — трибуны. Выкрикивая очередной расистский «заряд», фанат чувствует себя безнаказанным. Не отправят же за решётку целый сектор? Что говорить, если для многих в Украине сам поход на футбол подразумевает правые акции, а не спортивное действо? И пока на эти акции нет управы — будет расизм. Даже в Украине. Пусть не такой явный, как в 80-е в Англии, но и не такой наигранный, как на туманном Альбионе сейчас.

*Заголовок — перефразированное название фильма Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм».

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.