Янукович о наблюдении за Тимошенко: Я бы убрал эти камеры, чтобы не дразнить никого

Президент Виктор Янукович попросил Государственную пенитенциарную службу выполнить требование экс-премьера Юлии Тимошенко и убрать из её палаты видеокамеры.

Об этом Янукович заявил, отвечая на вопрос журналистов во время «Разговора со страной».

— Вы (во время визита в Польшу — ред.) сказали, что ситуация с Тимошенко и Луценко должна в итоге прийти к компромиссу и что эта ситуация должна решаться в юридическо-правовом поле. Скажите, пожалуйста, как долго ждать этого компромисса. И, если можно, конкретнее о юридическо-правовом поле, что имеется в виду: какие изменения возможны, чтобы компромисс, наконец, настал.

Виктор Янукович, Президент Украины: «Вы знаете, что я сознательно не комментирую эти вопросы для того, чтобы не превышать свои полномочия. То есть я не могу давить на суд, на судебную власть. Но такие, например, вопросы, как возник вопрос, там, предупреждение относительно снятия камер. Ещё какие-то вопросы, да. Ну такие вопросы, знаете, я считаю, что я имею право высказать свою точку зрения. Хотя несут ответственность те должностные лица, которые по закону за это отвечают. Я им не могу указывать: «Вы вот это сделайте». Тогда я должен отвечать. Понимаете. Но высказать свою точку зрения я обязан. Я считаю, что такие вопросы, как создание условий для, скажем, Тимошенко. Какие она требует, какие реально можно создать. Я бы убрал эти камеры, чтобы не дразнить никого. Если меня слышат все работники, мне кажется, они должны услышать. Я очень хотел бы, чтоб они меня услышали и это сделали. Безусловно, этот вопрос сегодня мешает всем: и обществу спокойно жить, и с нашими партнёрами. Но вмешиваться… и давить на органы правоохранительные, на прокуратуру, на суды — мы не имеем права. Они и так чувствуют огромное давление из-за средств массовой информации. Вы согласны со мной или нет? Ну вот согласны? Все согласны. Этот вопрос — нужно, чтобы как можно скорее дали ответ суды. [...]

Когда я говорил, тогда, когда началось, когда задавали этот вопрос: «Вы согласны с тем, что это проблема?». Безусловно, согласен. Как я могу не соглашаться. «Мешает?» — Мешает. Я высказал свою точку зрения. И это мои личные убеждения как человека. А что касается действий в этом направлении, я могу действовать только в пределах своих полномочий.

Вы знаете, законодательные изменения по каждому человеку — такого ни в одной стране мира нету. Есть общие правила. Общие правила сегодня созданы. Мы же нашли в конце концов возможность принять новый Криминально-Процессуальный Кодекс. Его признала Европа. Всё. Он уже вступил в силу и действует. Почему его раньше — 20... больше 20 лет он действовал в стране, — не сделали Уголовный Кодекс, все, кто критиковал. В конце концов мы решили проблему. Движение должно быть со всех сторон. С двух сторон.

Если Тимошенко невиновна и суд это признает — пожалуйста. Если виновна — пусть она заплатит те средства, по которым она принесла убытки государству. Если она их не признает — скажите, пожалуйста, кто я такой и кто такой парламент, чтоб он должен был извинять. Речь не идёт о Тимошенко. Речь идёт о ком угодно. Согласны вы со мной или нет? Если пострадало государство и есть убытки. Если человек не платит налоги.

Поэтому этот вопрос сложный — и на него нет однозначного ответа. Потому я сказал, что ответ на этот вопрос мы можем получить в юридическо-правовой плоскости. Но это решение не зависит от одного человека. Там, где оно, это решение, будет зависеть от меня и ко мне будет конкретный вопрос, я на него дам ответ».

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.