«УНИАН»: что говорил Путин об Украине на саммите НАТО в Бухаресте (из текста выступления)

«Украина, вообще, сложное очень государство. И если еще внести туда натовскую проблематику, другие проблемы, это вообще может поставить на грань существования самой государственности. Там сложные внутриполитические проблемы происходят. Тоже нужно действовать очень-очень аккуратно», - заявил Путин на саммите в Бухаресте, а потом добавил: если бы НАТО все-таки предоставило ПДЧ Украине и Грузии, то Россия вряд ли бы подписала договор о транзите по своей территории военных грузов в Афганистан.

Выступление президента России Владимира Путина на саммите в Бухаресте, 4 апреля 2008 года:

«Что касается расширенческой политики Альянса, мы внимательно следили за вашей дискуссией вчера. В целом, конечно, удовлетворены теми решениями, которые произошли. Но если уж я заговорил о Грузии и о Украине, то это же понятно, что речь идет не только об обеспечении безопасности. Для наших грузинских друзей, конечно, это один из способов восстановления территориальной целостности, как они думают. Причем, с помощью силы, под прикрытием НАТО. Это давний, многолетний, больше ста лет этнический конфликт между грузинами, между абхазами (это маленькая небольшая этническая группа, там всего-то 200 тыс. человек), между осетинами, сто лет, гам уже больше, эти конфликты этнические. Для того, чтобы решить эти проблемы нужно не в НАТО вступать, нужно набраться терпения, наладить диалог с этими малыми этническими группами. И мы стараемся помочь, кстати говоря, Грузии восстановить свою территориальную целостность. И даже несмотря на решения по Косово, мы не признаем независимость этих квазигосударственных образований, хотя нас призывают давно к этому, уже десятилетия. Ведем себя очень ответственно, очень взвешенно и вас призываем вести себя также аккуратно.

Но на Украине там одна треть вообще этнические русские. Из сорока пяти миллионов человек, по официальной переписи, только семнадцать миллионов русских. Есть регионы, где целиком только русское население проживает, скажем, в Крыму. 90% - это русские. Украина, вообще, сложное очень государство. Украина в том виде, в котором она сегодня существует, она была создана в советское время; она получила территории от Польши - после Второй мировой войны, от Чехословакии, от Румынии - и сейчас еще не все решены приграничные проблемы на Черном море с Румынией. Значит, от России огромные территории получила на востоке и на юге страны. Это сложное государственное образование. И если еще внести туда натовскую проблематику, другие проблемы, это вообще может поставить на грань существования самой государственности. Там сложные внутриполитические проблемы происходят. Тоже нужно действовать очень-очень аккуратно. У нас нет никакого права вето, и быть не может, и мы на это не претендуем. Но я хочу, чтобы все мы, когда решаем вопросы подобного рода, понимали, что и у нас тоже там есть свои интересы. Ну, семнадцать миллионов русских на Украине живет. Кто нам может сказать, что у нас там нет никаких интересов? Юг, юг Украины полностью, там только одни русские.

Крым просто получен Украиной решением Политбюро ЦК КПСС. Даже не проведено было государственных процедур по передаче этой территории, насколько мы спокойно, ответственно относимся к этим проблемам. Мы ничего стараемся не возбуждать, очень аккуратно действуем, но мы просим и наших партнеров действовать также взвешенно. Кстати говоря, здесь прозвучал призыв действовать более активно по некоторым направлениям сотрудничества, скажем, мол, по Афганистану. Знаете, я, господину Генеральному секретарю сейчас напомнил, когда мы с ним беседовали вдвоем, ведь если нашим американским друзьям удалось достаточно эффективно действовать в Афганистане, а президент Буш действовал очень решительно и в целом эффективно, я считаю, афганское направление безусловно относится к успехам внешней политики США, на мой взгляд. Но это произошло в том числе и потому, что мы, Россия, в одностороннем порядке в течение многих лет поддерживали так называемый Северный Альянс. Мы поставили им оружие на сто миллионов долларов. Это была единственно реальная политическая и военная сила в Афганистане, которая, даже прижатая талибами к таджикской границе, функционировала и была той основой, которая начала боевые действия против талибов на территории. Создала плацдарм, для того чтобы международные силы смогли потом войти туда на эту территорию. Мы и сейчас поддерживаем отношения с Афганистаном, помогаем восстанавливать им вооруженные силы, поставляем вооружение, запасные части, оказываем гуманитарную помощь, оказываем помощь по подготовке кадров, мы давно уже предоставили, чего раньше трудно было себе представить, транзит не только по воздуху, но и по земле для Франции, для Федеративной Республики Германии, и сегодня подписали документ, господин Схеффер и наш министр иностранных дел о транзите для всей Организации Североатлантического договора, о транзите военных грузов по нашей территории. Кстати говоря, если бы дискуссия по расширенческим проблемам вчера развивалась по-другому, то вряд ли был бы подписан и сегодняшний договор по транзиту.

Но с учетом того, что все-таки, мы так понимаем, что и наши озабоченности хоть как-то услышаны, мы приняли для себя решение не прекращать для себя сотрудничество по Афганистану, а такое желание, скажу вам честно, было. Но если всем как бы все равно, как Россия реагирует на те или иные проблемы, то почему мы должны помогать? Но с учетом и вашей вчерашней дискуссии, мы приняли решение не только продолжить сотрудничество по Афганистану, но и расширить его, в том числе и за счет предоставления транзита военных грузов для всей организации. Мы и по другим направлениям будем также работать, скажем, на Средиземном море и так далее».

По материалам «УНИАН».

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.