Марина Дяченко: за себя и за того парня

В течение нескольких сентябрьских дней в центре Харькова происходят странные вещи. По улицам бродят люди экстравагантной наружности в футболках с надписями «Звездный мост» и годом вплоть до 2004-го (более старые экземпляры, видимо, не сохранились). Часто среди них попадаются и популярные писатели: в прошлом году можно было запросто наткнуться на Дмитрия Быкова, в этом - на Сергея Лукьяненко. А на днях, случайно забежав в один из харьковских книжных магазинов, особо везучие могли обнаружить среди книжных полок живую Марину Дяченко в окружении благодарных читателей.

Писательница пришла на творческую встречу в рамках фестиваля фантастики одна, без мужа и соавтора Сергея Дяченко, но отвечала на вопросы и раздавала автографы за двоих. Объяснила это следующим образом: «За много лет, когда мы с мужем давали какие-то интервью, я просто научилась предвидеть его реакцию и могу здесь представить виртуального моего мужа. Можете ему задавать вопросы, я буду за него отвечать, а потом я ему расскажу, и он на сто процентов согласится. Мне так кажется».

В их писательском тандеме муж - больший оптимист, хотя Марина замечает: «Я тоже не могу назвать себя пессимистом, просто я больше по характеру такой, знаете, теневой сиделец под кроватью». Муж – «в большей степени актриса», любит собирать людей, что-то им рассказывать, чему-то их учить.

Книги, признается Марина, пишутся по-разному, некоторые даются легко, некоторые – тяжело. Раньше, в пору писательской молодости, этот процесс шел волной, как говорил Сергей Лукьяненко, «четыре книги в год – иначе не выжить». Правда, тогда для Марины и Сергея вопрос не стоял таким образом, ведь тогда они еще не жили на гонорары. Но был другой момент – стремление успеть и то, и это, и еще вон то, написать обо всем, что задумано и вертится в голове. Тут вспоминается еще одна ремарка от Гарика Мартиросяна - предвыборный лозунг Дарьи Донцовой на президентских выборах: «Новая Конституция – каждый день!».

Чем старше становятся авторы, тем сложнее что-то написать. Все равно пишется, но теперь десять раз подумаешь, прежде чем воплотить ту или иную идею – «и десять раз схватишь себя за руку, а не повтор ли это… если бы мы не боялись повторяться, мы бы, наверно, по десять романов в год писали, но накопленный опыт не позволяет».

Часто не позволяет, судя по всему, и природная искренность, и некоторая категоричность. В качестве наглядного примера Марина Дяченко рассказала такую историю: «Недавно мы беседовали с одним очень продвинутым зарубежным агентом, который задал нам следующий вопрос: «А не напишете ли сиквел или приквел к «Ведьминому веку»? А я сказала: «Нет, никогда». А он говорит: «Вы знаете, а вот у нас, в среде очень продвинутых агентов не принято, чтобы автор так говорил. Ну вот скажите, а если у вас будет экранизация, если будет куча всего, «Ведьмин век» удачно переведется и пойдет по миру такой ударной волной, неужели вы не напишете сиквел или приквел?». Я говорю: «Ну тогда да, если так повернутся события…Тогда ладно, может быть, подумаем…» Он сказал: «О, такой ответ меня устраивает!»

С экранизациями, по рассказам Марины, вообще получается смешно и очень туманно. Недавно один их друг из издательства звонит и говорит страшным голосом: «Ребята, вас ищет «XX Century Fox», хочет взять «Ведьмин век» на экранизацию». Марина Дяченко звонит в кинокомпанию, в трубке играет приятная музыка, за время ожидания, понятное дело у писательницы – сердце в пятки и волосы дыбом. Разговор с девушкой на том конце провода не увенчался особым конструктивом – «Вы понимаете, они вроде бы чего-то хотят, вот вы скажите, у кого сейчас права, они, наверное, свяжутся, но вы учтите, что это все очень дооолго…» На студию, у которой права находятся в распоряжении до июля следующего года, кинематографические монстры мирового масштаба тоже уже звонили, и опять имел место рефрен «это все очень дооолго». После этого Марина Дяченко поостыла на этот счет, а Сергей и с самого начала не загорался этой идеей. Тем более что студия, которой права принадлежат сейчас, держит их не просто как собака на сене, а что-то собирается с этим делать. Опять же сказался кризис, сильно ударивший по российскому кинопроизводству. Правда, на самих писателях он практически не отразился – Марина Дяченко вспоминает, как в последнее время, после некоторого затишья и даже заморозки проектов им вдруг стали звонить с киностудий и спрашивать, в каком качестве их указывать в титрах, потому как работа успешно завершена.

За многие годы Марина и Сергей уже приучены не особо «дрожать сердчишком» при каждом предложении экранизации книг – слишком много происходит таких вот предварительных разговоров, а на деле все не так просто: «Во-первых, от слова до реализации – огромный путь, а во-вторых, судьба этой самой экранизации – это такой огромный вопрос, и это объективно так сложно, даже не по деньгам, понимаете… Скажем, множество людей ходят кругами вокруг «Vita Nostra». Серьезные люди, очень творческие, с огромным потенциалом. И вот они ходят, и никто не знает, как это снимать. И мы не знаем. Если бы мы придумали сейчас беспроигрышную стратегию, написали бы на бумажке: вот так, так и так – все, она бы может и была бы снята».

Именно эту книгу посоветовала писательница пенсионерке, которая призналась, что попала на творческую встречу случайно, не читала ни одной книги Марины и Сергея, и не знает, с чего начать, чтобы потом захотелось продолжить. Друзья, коллеги и читатели, по словам Марины, тоже говорят - это лучшее, что Марина и Сергей написали за все время работы. Это и радует их, и в то же время огорчает. Например, Марине Дяченко кажется, что все эти люди не договаривают концовку фразы: «…и ничего лучше вы уже не напишете»…

Автор: Виктория Найденова

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.