Умерла Елена Боннэр, вдова Андрея Сахарова

Елена Боннэр - легендарная советская диссидентка, стоявшая у истоков многих правозащитных движений, вдова академика Андрея Дмитриевича Сахарова - скончалась в субботу, 18 июня, в американском городе Бостон. Ей было 88 лет.

Елена Георгиевна – врач-педиатр, литератор, общественный деятель. Член Московской Хельсинкской группы, основатель Фонда помощи детям политзаключенных. Имя Боннэр стало всемирно известным в связи с её участием в общественной деятельности Андрея Сахарова.

Она родилась 15 февраля 1923 года в городе Мерв (ныне Мары) в Туркмении в семье Геворка Саркисовича Алиханяна и Руфи Григорьевны Боннэр.

Девочка из армянско-еврейской семьи сначала носила иное имя и фамилию отца - Лусик Алиханова (новое имя Боннэр позаимствовала у тургеневской девушки Елены Инсаровой, однако все домашние, включая Сахарова, называли её Люсей). Отец, коммунист, однокашник Микояна, был репрессирован и в 1938 году расстрелян, мать тогда же приговорили к восьми годам лагерей. Реабилитировали обоих лишь после смерти Сталина. Дочь «врагов народа» уехала в Ленинград и поступила в Герценовский институт на вечернее отделение, но тут началась война. Её взяли в санитарки, Боннэр была тяжело ранена в ходе авианалёта, однако после лечения вернулась на фронт, работала медсестрой в военно-санитарном поезде. В 1942 году на фронте погиб первый возлюбленный Боннэр, Всеволод Багрицкий, сын Эдуарда Багрицкого и тоже поэт.

После войны Боннэр училась в 1-м Ленинградском мединституте, однако была отчислена в ходе антисемитской кампании, сопровождавшей «дело врачей»: она заступилась за своего профессора. Боннэр восстановили в вузе лишь после смерти Сталина. В тот же период она вышла замуж за однокурсника Ивана Семёнова, от которого родила двоих детей; в 1965 году супруги развелись.

Работу по специальности сочетала с литературной деятельностью. Очерки Боннэр печатались в журналах «Нева», «Юность», в «Литературной газете». Работала редактором Ленинградского отделения Медгиза, внештатным консультантом в литературной консультации Союза писателей. Участвовала в составлении сборника «Актёры, погибшие на фронтах Великой Отечественной войны»; была одним из редакторов-составителей книги друга своей юности, погибшего на фронте поэта Всеволода Багрицкого «Дневники, письма, стихи» (Москва, «Советский писатель», 1964).

Член ВЛКСМ с 1938 года, все годы службы на военно-санитарном поезде – комсорг, в институте – профорг курса. После ХХII съезда решила вступить в КПСС, с 1964 года – кандидат, с 1965 года – член КПСС. После осени 1968 года сочла свой шаг неправильным и в 1972 году в связи со своими убеждениями вышла из КПСС.

Во второй половине 1960-х знакомый Боннэр, бывший политзаключенный Ф. Красавин вводит в круг её друзей своего приятеля по мордовским политическим лагерям Эдуарда Кузнецова. Вслед за ним в доме Боннэр появляются Валерий Чалидзе и другие диссиденты. В качестве «родственницы» Кузнецова, вновь арестованного в 1970-м, Боннэр присутствовала на суде («самолётный процесс»), вела запись судебного заседания, добилась свидания с ним – сначала в следственном изоляторе, а потом в лагере. Позднее, в 1973-м, когда КГБ расследовал обстоятельства передачи на Запад «Дневников» Кузнецова, Боннэр выступила с заявлением, в котором взяла ответственность за передачу «Дневников» на себя.

В доме Чалидзе она знакомится с Андреем Сахаровым, в октябре 1970-го - встреча в Калуге во время судебного процесса над Револьтом Пименовым и Борисом Вайлем. В 1971 году она стала женой Андрея Сахарова.

Сын и дочь Боннэр стали настоящей семьёй для Сахарова, в своих воспоминаниях он пишет о них, кажется, даже чаще, чем о родных трёх детях (первая жена Андрея Дмитриевича умерла в 1969 году). И сторонники, и противники Боннэр сходятся на том, что именно после знакомства с нею и, видимо, под её влиянием Сахаров стал особенно активно заниматься общественной, правозащитной деятельностью.

Боннэр – активный участник правозащитных кампаний 1972-1976 годов. Её подпись стоит под многими петициями в защиту преследуемых, а также под коллективными документами более общего характера: например, под обращениями «О политической амнистии», «Об отмене смертной казни» (1973), «Московским обращением» (1974). Она сопровождала Сахарова в его поездке в Омск, где они пытались попасть на суд над Мустафой Джемилевым (1976).

Общественная активность Боннэр этим не ограничивается. Так, Сахаровы организовали тайную отправку за рубеж ряда литературных произведений Александра Галича, Владимира Максимова, рукописей романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», арестованного КГБ в начале 1961 года. Боннэр принимала активное участие в организации и проведении многочисленных пресс-конференций для иностранных журналистов в доме Сахаровых, в частности – пресс-конференции 30.10.1974, где было объявлено об учреждении заключёнными Дубравлага и пермских политических лагерей Дня политзаключённого в СССР.

Боннэр принадлежит идея создания Фонда помощи детям политических заключённых (сентябрь 1974 года; позднее слился с Фондом помощи политическим заключенным и их семьям), куда Сахаров передал премию, присуждённую ему во Франции за заслуги в гуманитарной области (премия Чино дель Дуко).

В 1975 году Боннэр было позволено выехать за границу для лечения. В октябре, когда стало известно о присуждении Сахарову Нобелевской премии мира, она находилась в Италии. По доверенности мужа представляла его в Осло на церемонии вручения премии.

В мае 1976 года Боннэр вошла в состав Московской Хельсинкской группы (МХГ). В Горьком её отдали под суд и признали виновной в клевете на советский строй. Эти семь лет ссылки - самый поразительный, «житийный» период жизни Сахарова, стал ещё и периодом потрясающего заступничества супругов друг за друга. Достаточно сказать, что Сахаров трижды начинал голодовку: один раз в защиту невесты сына Боннэр, которую не выпускали из СССР, затем - выступая против уголовного преследования жены, и наконец - когда её отказались выпустить за рубеж для операции на сердце. Третья голодовка длилась 178 дней, Сахарова насильно госпитализировали и кормили.

В 1986 году Сахарова и Боннэр возвращают из ссылки - по звонку Горбачёва на специально ради этого установленный телефон. Сахаров вернулся в Москву, впервые выехал за рубеж, стал народным депутатом, в декабре 1989 года скончался.

Несмотря на все гонения и образ, созданный в советской печати (власть пыталась представить ситуацию так, что именно Елена Георгиевна оказывала «плохое» влияние на Сахарова), Боннэр неоднократно (в 1975, 1977, 1979 и 1985–1986 годах) удавалось выезжать за границу и возвращаться обратно. Несомненно, это было связано со специфическим положением её мужа: Сахаров рассматривался как «носитель важных военных секретов», и потому власти не решались ни отпустить его в зарубежную поездку, ни выдворить насильно. Если бы Боннэр лишили гражданства во время одной из её поездок, «проблема Сахаровых» стала бы неразрешимой. В то же время всемирная известность Сахарова не позволяла отказать его жене в выезде для лечения.

После смерти Сахарова 14 декабря 1989 года Боннэр уделяет особое внимание сохранению его творческого и нравственного наследия. Под её руководством 21–25.05.1991 состоялся 1-й Международный конгресс памяти А. Сахарова «Мир, прогресс, права человека». Ею созданы Фонд, Архив и Музей имени А.Д. Сахарова в Москве.

Боннэр продолжает заниматься правозащитной и общественно-политической деятельностью. Присоединилась к защитникам Белого дома в августе 1991-го. Безоговорочно поддержала Президента РФ Бориса Ельцина в его действиях по разгону Съезда народных депутатов РФ в сентябре-октябре 1993 года. В декабре 1994-го вышла из состава Комиссии по правам человека при Президенте РФ в знак протеста против военных действий в Чечне. Активный защитник права на самоопределение армян Нагорного Карабаха, чеченцев, иракских и турецких курдов.

Член Совета директоров международной лиги прав человека при ООН, принимает участие в конференциях ООН по правам человека (Вена), сессиях Комиссии ООН по правам человека (Женева).

Имеет звание почётного доктора права ряда американских и европейских университетов, премии и награды ряда общественных правозащитных организаций, а также одну российскую, от Международного Пресс-центра и Клуба Москва – награду «За свободу Прессы» за 1993 год.

Автор книги «Постскриптум. Книга о горьковской ссылке» (1988 г.), «Звонит колокол… Год без Андрея Сахарова» (1991 г.), «Дочки-матери» (1991 г.), «Вольная заметка к родословной Андрея Сахарова» (1996 г.).

По материалам Харьковской правозащитной группы, Lenta.ru.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.