Жизнь в селе староверов под Харьковом. У всех жителей села Гурьев-Казачок одинаковая фамилия

Триста жителей - и у всех одна фамилия. В небольшом селе Гурьев-Казачок на границе с Россией уже четвертое столетие живут староверы Гурьевы. Старообрядцы всегда селились обособленно и женились только на своих. Возникло старообрядчество в семнадцатом веке, когда патриарх Никон устроил исправление ошибок в старых рукописных церковных книгах. Часть верующих увидела в этом плохой знак и выступила против изменений. Произошел раскол церкви: староверы отказались от священников, жили суровой жизнью по старым канонам.

До недавнего времени в каждом гур-казачанском дворе было две кружки: одна - для себя, вторая - для прохожих: отказать в глотке воды не по-христиански, но и оскверниться не хотелось бы.

Матрена Гурьева, старовер: «Вот если вы пришли воды попить – то не разрешалось только с одной кружки пить – выделяли другую кружку для иноверцев. Потом мыли, освячивали ее».

Матрене Гурьевой - 76. Показывает икону, которой еще прабабку благословляли, как замуж отдавали.

Матрена Гурьева, старовер: «Сестры, которые раньше выходили замуж, тоже ее благословлялись. Вот. А я уже при Сталине – уже не благословлялась».

Дом у Матрены Ивановны мазаный, с земляным полом: в прошлом году в комнате выросла вишня, этой весной зацвела. На столе - самовар, из которого еще прадеды чай пили, в углу - иконы. Все остальное, как у людей - телевизор, мобильный.

Матрена Гурьева, старовер: «У нас более монотонно, чувствительно, трогательно, что ли? У православных более как песня. (Поет) «Христос воскрес из мертвых. Смертью на смерть наступил. И живот дарувал». И крестятся не строго – так (машет рукой). А у староверов строго настрого: крест вот так складывается. И кланяются обязательно».

Во времена Хрущева староверов стали преследовать. Тогда в селе даже церковь построили - православную, только чтобы досадить старообрядцам, которым пришлось прятаться по амбарам и сараям.

Василий Гурьев, старовер: «Я говорю, ну что ж, дедушка, они перебесятся. Но так они и не перебесились. Они стали потихоньку так… тайно, чтоб никто не знал…»

С тех пор Василий Гурьев, чтобы сберечь хотя бы память, начал собирать свидетельства, фотографии, даже записывал старообрядческие богослужения.

Василий Гурьев сорок лет проработал гур-казачанским библиотекарем. Как вышел на пенсию, основал музей истории села, пишет книги воспоминаний.

Василий Гурьев, старовер: «Как бабушка воспитывала? Вот ведро стоит, принес: «Накрывай ведро – будет бес купаться! Ничего не делай – вон икона смотрит на тебя!».

Прогресс, урбанизация, информационные технологии - для веры более пагубны, чем преследования, считает Василий Гурьев: гонения староверов только закаляли. Сейчас в селе вообще нет церкви: есть только молитвенная комната, но самые суровые Гурьевы сюда на службу не ходят: рядом со староверческими иконами здесь висят православные.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.