14-летняя харьковчанка, о которой позаботился Пискун, вновь взаперти

Генеральный прокурор Украины Святослав Пискун помог четырнадцатилетней харьковчанке, которую подозревают в совершении ограбления. Как говорится в сообщении пресс-службы Генпрокуратуры, глава ведомства, дальше цитата "защитил права несовершеннолетней". Школьницу выпустили из Холодногорского следственного изолятора, где ее продержали больше месяца. Однако сотрудники интерната, в котором жила Виктория, что делать этого не стоило.

Сегодня освобожденная из следственного изолятора Виктория - снова взаперти. В специализированном отделении пятнадцатой психиатрической больницы она проходит судебную экспертизу. Девочку обвиняют в совершении ограбления. И по закону, медики должны определить: насколько вменяемой она была в момент нападения.

Воспитатель четвертого интерната, где Виктория жила последние три года, уверена: суд сделал правильно, отправив ребенка в следственный изолятор. Людмила Головко признается честно: ни под каким предлогом она не хотела брать на поруки свою воспитанницу. Учитывая, что мать девочки давно лишена родительских прав - СИЗО было единственным выходом, - говорят в интернате.

Зная Викторию, утверждает Людмила Головко, отвечать за нее воспитатели не хотели. Она больше десяти раз пыталась сбежать. И всякий раз обещала, что это - последний случай. А в бегах зарабатывала проституцией и не стеснялась рассказать об этом, вернувшись в интернат.

Людмила Головко: С детьми редко находит общий язык, без разрешения воспитателя уходит гулять, курит. Вита асоциальна, прогулы не прекращаются, постоянно прогуливала школу. Учиться она категорически отказывалась.

В интернатах Виктория - с десяти лет. Вначале это был специализированный интернат для детей с задержкой психического развития, а потом - школа - интернат в Харькове.

Юля Капитан, одноклассница: «Она была нормальная, только в начале года пятого класса. Потом она как с цепи сорвалась».

Адвокат Виктории – Геннадий Токарев с педагогами и одноклассниками подзащитной не согласен. Говорит, что в интернате девочкой просто не занимались. Юрист утверждает, что Виктория уже несколько лет болеет туберкулезом. И в этом случае официальный опекун – руководство интерната просто было обязано взять Викторию на поруки, а не соглашаться с решением суда и не отправлять девочку в СИЗО.

Геннадий Токарев, адвокат Виктории: «Грабеж никогда не считался исключительным преступлением. Учитывая возраст и такое состояние здоровья, практически не должна применяться такая мера пресечения».

Согласна с адвокатом и мать Виктории – Наталья Левченко. Она говорит, если бы воспитатели занимались ребенком, она бы никогда никого не грабила и не попала бы в изолятор. При этом сама Наталья Левченко уверена, что для дочери сделала все, что могла

Наталья Левченко, мать Виктории: «От нее просто избавились, чтобы меньше было проблем, я так считаю».

Сейчас и адвокат Виктории, и ее мать, которая хочет вернуть через суд родительские права, надеются, что девочке дадут условный срок. Но это возможно как исключение. По статье "ограбление" предусмотрено от четырех до шести лет лишения свободы. Ближайший месяц "трудный ребенок" проведет в психиатрической клинике.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.