Это важнее выборов

На выборы в органы местного самоуправления, которые состоялись в прошлое воскресенье, многие не пошли. В основном потому, что утратили веру в политиков, чиновников, депутатов, самоуправление, власть, представительскую демократию и все остальное, с выборами связанное.

Мы привыкли относиться к болезням и извращениям общества, власти и политики как к объективной данности, все меньше связывая надежды на перемены к лучшему с конкретными персоналиями и организациями. После череды кардинальных перемен власти большинство украинских граждан пережили горечь поражения и радость победы «своих» кандидатов, и убедились в том, как стремительно эти «свои» становятся чужими, обещания забываются, принципы меняются, высокие идеалы «приземляются»… Многие отождествляют власть со сверхъестественной злой силой, способной в рекордные сроки испортить любой, даже самый светлый человеческий материал.

Так ли это? Отчасти. Действительно, безнаказанность, круговая порука, неограниченные возможности, толерантность общества к коррупции, бездействие средств массовой информации подталкивают людей, наделенных властью, к постыдным поступкам. Однако главный фактор, создающий во власти идеальные условия для процессов разложения – непрозрачность.
И веру в то, что голосование за одного в ущерб другому, переизбрание нынешних или их замена на новых может что-то изменить. Схожие чувства, разве что не окончательно вызревшие, находили у себя в душах и те, кто все же голосовал. Одни поддерживали кандидата, чей партийный «цвет» более по душе, другие шли от противного, третьи поверили рекламе и предвыборным обещаниям. Много ли среди избирателей, бросивших бюллетени в урны в это воскресенье, было вполне довольных состоянием местного самоуправления, государственного управления, парламентаризма, политики в стране и родном регионе? Существуют ли таковые вообще? Может быть, где-то в психлечебницах?

Публичность – намного более действенный ограничитель, чем нравственность. То, что люди способны творить за закрытой дверью и задернутыми шторами, они никогда не позволят себе в доме со стеклянными стенами. И наоборот, пристальное внимание граждан и прессы способно заставить даже негодяя действовать законно. Поэтому, например, в некоторых странах стены кабинетов чиновников и полицейских участков прозрачны – в буквальном смысле слова. И именно поэтому у нас власть построила вокруг себя другую стену – совершенно непрозрачную.

Действующие в Украине законодательные акты и правила, регламентирующие доступ к информации, позволяют власти быть закрытой кастой избранных, сообщающей обществу лишь то, что она сочтет нужным. Получение как журналистом, так и обычным гражданином официальной информации от чиновника усложнено таким образом, чтобы отбить охоту интересоваться, что происходит за дверями кабинетов. В ответ на любой вопрос вы можете услышать произнесенное с издёвкой «пишите официальный запрос», и уж не сомневайтесь, тридцать дней, которые закон дает государственному служащему для подготовки ответа, будут использованы сполна. Вы не получите нужной вам информации от людей, живущих на ваши налоги, не доказав, что вам она действительно нужна, и не объяснив, зачем именно. Многие сравнительно невинные сведения просто засекречены, хватает и нормативно-правовых актов «не для публикации», о содержании которых мы не можем даже догадываться.

Стоит ли после этого удивляться, что даже честная и независимая журналистика, пытаясь изобличить коррупцию, вынуждена довольствоваться догадками, анонимками и тому подобными бездоказательными вещами? А уверенные в недоступности следов своих безобразий чиновники гневно опровергают все обвинения, требуя документов, фактов, доказательств, грозя судом – ведь и суд во многих случаях бессилен получить от «инстанции» вожделенную бумажку!

Разумеется, украинская власть – не первая и не единственная, закрывшаяся от собственного народа бюрократическим щитом. Через это прошло большинство демократических государств, в том числе и родина современного понятия демократии – Соединенные Штаты Америки. О средстве, с помощью которого удалось побороться со злокачественной непрозрачностью власти в Штатах, рассказывает в своей статье «Линдон Джонсон – Виктору Януковичу» Мустафа Найем. Это средство – Акт о свободе информации, введенный в действие в 1966 году. Борьба за этот документ велась 12 лет, его принятию противодействовала вся бюрократическая машина самого мощного государства мира. Но в конце концов власть США смирилась с тем, что нельзя быть немножечко демократией – или демократия, или нет.

В Украине сегодня идет борьба за принятие аналогичного документа – Закона «О доступе к публичной информации». Дебюрократизация общения государства с гражданами – одно из основных требований Запада к украинской власти, которое Виктор Янукович и его команда не могут игнорировать. Проект закона «О доступе к публичной информации» подал в Верховную Раду народный депутат Украины Андрей Шевченко, и представители правящей партии в присутствии журналистов и западных «ревизоров» не раз обещали его поддержать. Однако события последних двух недель показали, что Партия регионов будет противостоять принятию закона любой ценой, оттягивая его под разнообразными предлогами.

С законопроектом, принятым в первом чтении, начали твориться удивительные вещи. Второе чтение было назначено на 21 октября, однако народный депутат Эдуард Павленко потребовал снять его с рассмотрения, поскольку не были учтены его предложения. Предложение рассмотреть поправки в зале не убедило регионала, а его коллега Михаил Чечетов призвал «не палить» законопроект, а перенести голосование на 2-е ноября. Эту идею поддержало большинство депутатов. Однако уже в первый день ноября стало известно, что проект исчез из повестки дня при непонятных обстоятельствах. Тем временем на согласительном совете спикер Владими Литвин поручил Комитету по вопросам свободы слова и информации провести повторное заседание по рассмотрению законопроекта. На этот раз свои срочные предложения к законопроекту высказала уполномоченный по правам человека Верховной Рады Нина Карпачёва. Автору проекта и главе комитета Андрею Шевченко ничего не оставалось, кроме как инициировать заседание. А 2 ноября в парламенте был зарегистрирован другой проект «О доступе к публичной информации» - от представителей Партии регионов Елены Бондаренко и Владимира Ландика, к которым присоединился Юрий Стець из «Народной самообороны». Авторы этого проекта мотивировали свои действия недостатками законопроекта «О доступе к публичной информации» - в их документе, мол, терминология точнее.

Кроме того, по мнению Владимира Ландика, законопроект Шевченко «никогда не наберет большинства голосов». Напомню еще раз: представители ПР не раз обещали поддержать именно этот законопроект. Инициатива же Бондаренко, Ландика и Стеця, являющаяся дополнением к Закону «Об информации», требует обсуждения и доработки, способных растянуться на месяцы… Тем временем Западу можно сообщить, что идет кропотливая работа над усовершенствованием долгожданного акта, и он вот-вот увидит свет.

Журналисты, выступающие за принятие закона, попытались повесить в сессионном зале Верховной Рады плакат с требованием поддержать проект, но им помешала охрана. Депутатам, которые все-таки повесили плакат «Доступ к информации: сейчас или никогда!», представитель Партии регионов Ярослав Сухой порекомендовал «застрелиться». Комитет по вопросам свободы слова и информации рассмотрел законопроект Андрея Шевченко повторно, учел ряд поданных замечаний и дополнений, но… Сомнений в том, что в следующий раз найдется еще тысяча поводов для перенесения или повторного препарирования законопроекта, нет.

Возможно, кого-то из читателей насторожила фамилия бютовца Шевченко, подавшего проект «О доступе к публичной информации». Нет, этот закон – не бредни «оранжевых» и не выдумки журналистов. Его разрабатывали эксперты, опиравшиеся на лучшие демократические образцы. И на самом деле он необходим и «бело-голубым», и «оранжевым», и серо-буро-малиновым одинаково. Ведь в существующей ситуации никто не застрахован от удара лбом в непроницаемую стену коррупционно-бюрократических заслонов.

Может быть, этот законопроект действительно несовершенен, однако именно он, будучи принят и введен в действие, может дать Украине первые предпосылки к изменению той политической реальности, которая засасывает и портит всех и вся, самых искренних людей и самые добрые намерения. Это первый шаг к изменению правил игры, системы координат, в которой действует власть, а значит – к изменению качества власти, а не лиц в ней. Пока этого не произойдет, никакие выборы, никакие изменения в составе советов и правительства, никакие мессии и лидеры не принесут Украине облегчения.

Естественно, никакой закон не способен в одночасье вытянуть на свет все темные делишки, разоблачить всех коррупционеров и заставить вчерашних хозяев жизни работать на благо народа. Это длительный и сложный процесс. Но для всякого пути необходим первый шаг. Сегодня власть мнется в нерешительности, понимая неотвратимость перемен, но не в состоянии преодолеть инстинкт коррупционного самосохранения. Наша задача – ее подтолкнуть.

Отар Довженко, «Телекритика», для «МедиаПорта»

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.