Сколько стоит дискредитация Добкина и Кернеса?

Сколько тратят на дискредитацию руководства Харькова оппоненты? Власти ведут подсчеты, какие суммы расходуют на компрометирующие материалы и акции. Мэр Харькова Михаил Добкин и секретарь горсовета Геннадий Кернес озвучили каждый свою цифру.

В интервью «Еженедельнику 2000» секретарь горсовета заявил: «По моим оценкам, финансовые средства, которые потрачены на дискредитацию органов местного самоуправления (на оплату «джинсы» в центральных СМИ, на оплату демонстраций - у нас имеются свидетельства людей, которым они платили), уже перевалили за 30 млн. долларов за год (получается порядка 2,5 млн. долл. В месяц – ред.). Вот какие ресурсы задействованы, чтобы одному из кланов «посадить» в кресло мэра своего человека».

Мэр Михаил Добкин говорит о сумме намного меньшей. Он назвал ее в разговоре с журналистом Дмитрием Гордоном для газеты «Бульвар Гордона».

Михаил Добкин: Никто не называл бы меня «реальным пацаном» и не вбрасывал бы в интернет компрометирующие видеоролики, тратя на это колоссальные деньги (чтобы изготовить такой «шедевр», необходимы десятки тысяч долларов), никто не занимался бы разрушительным пиар-сопровождением меня как мэра, если бы я проявил в некоторых вопросах уступчивость...

По словам мэра Киева, против него ежемесячно работает 10-12 миллионов долларов — я же обхожусь своим противникам...

- ...чуть дешевле?

Михаил Добкин: Мы просчитывали... Реально те, кто со мной борются, тратят на всевозможное шельмование каждого моего шага, на создание пиар-повода и доведение его до широких слоев населения более миллиона долларов ежемесячно, и если бы я захотел быть хорошим для них и покладистым, у меня бы была комфортная жизнь.

В этом интервью не обошлось без вопроса о скандальном видеоролике.

Михаил Добкин: «Понятно, что специально этот ролик никто не делал, - он смонтирован из рабочего материала, отснятого в декабре 2005 года, перед выборами в местные советы... Тогда мы действительно записывали обращение: это происходило в закрытой студии, где был один оператор и несколько специалистов, обслуживающих студийную аппаратуру.
Было за полночь, я действительно там присутствовал, но ситуации, которая потом попала в интернет и стала предметом «кавээновских» - и не только! - шуток, не было. Из рабочего материала были выбраны отдельные эпизоды и склеены, смонтированы таким образом, что получилось достаточно комично. Могу сказать, что сегодня, по прошествии времени, я тоже смотрю на это с улыбкой, не концентрируясь на негативе, хотя первый просмотр вызвал у меня лишь отрицательные эмоции.
…На любого политика, любого далекого от телевидения человека, который записывает какой-то текст, можно набрать достаточное количество похожего материала и сделать подобный ролик. Как он попал в интернет? Думаю, это ни для кого не секрет: кто-то передал рабочий материал на специализированную студию (в домашних условиях такого не сделаешь), после чего это было смонтировано, озвучено и потом вброшено в сеть. Самостоятельно проведя разрешенные законом следственные действия, для себя я определил, кто это сделал».

- Так Вы и это знаете?

Михаил Добкин: «Разумеется, тем не менее, по отношению к этим людям никаких действий не предпринимал. Просто теперь больше времени и внимания уделяю мерам безопасности, чтобы впредь оградить себя от повторения таких случаев».

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.