В чем виноват бывший охранник Кушнарева?

В пятницу вечером в Черовонозаводском суде Харькова прошли судебные прения по делу о взрыве в офисе Партии регионов в марте 2006 года. Подсудимым дали последнее слово.

«Я не виноват в совершении взрыва», - сказал Игорь Бударный, бывший телохранитель Евгения Кушнарева. Устройство сработало в тот момент, когда Кушнарев с двумя охранниками выходил из здания. Бударного обвиняют в том, что это он организовал взрыв и сам привел в действие взрывное устройство.

«Единственное, в чем я, наверное, виноват, - продолжил Бударный, - в том, что мне не хватило мужества противостоять угрозам правоохранителей и я давал признательные показания, которых каждый хотел добиться в своих целях. А я получился... жертва политических репрессий».

Напомним, в ходе следствия бывший охранник Кушнарева не раз менял показания. В суде он объяснил, что делал это под давлением. По словам Бударного, в СИЗО его били и угрожали, что если не даст нужные показания, то у его родных и близких могут возникнуть проблемы.

Бударный извинился перед родными и близкими «за те унижения, которые они испытали после ареста».

«Наташа, спасибо тебе за поддержку, - обратился он к гражданской жене, сидевшей в зале. - Я не знаю, как дальше повернется...».

После этого Бударный был вынужден замолчать, чтобы справиться с эмоциями. Наталья плакала.

«Как православный и верующий человек, надеюсь на справедливое решение суда», - взяв себя в руки, закончил Бударный.

Второй подсудимый Владимир Примак (как считают правоохранители, он сделал взрывное устройство по заказу Бударного) свою вину признал частично. Он подтвердил, что делал устройство, но не знал, зачем оно будет использовано, и не хотел, чтобы пострадали люди. Примак попросил суд учесть его раскаяние, помощь следствию, а также то, что у него маленький ребенок.

Адвокаты обоих подсудимых недовольны тем, как проводилось следствие по делу.

Лидия Мелконян, адвокат Бударного считает, что следствие по делу проводилось «предвзято, с грубыми нарушениями закона». В качестве примера Мелконян привела задержание своего подзащитного. Игоря Бударного задержали в конце сентября прошлого года сотрудники управления по борьбе с организованной преступностью. По официальной версии правоохранителей, причиной задержания стали восемь патронов к пистолету Макарова.

Разрешения на ношение этого оружия у Бударного не было. Бударный в суде утверждал, что патроны ему подбросили при задержании. Мелконян обратила внимание суда на то, что нет дактилоскопической экспертизы, которая бы подтверждала, что на этих патронах есть отпечатки пальцев ее подзащитного. Кроме того, по словам Мелконян, не были обнаружены отпечатки Бударного и на фрагментах устройства, взорвавшегося в офисе
Партии регионов в марте 2006-го года. Хотя по версии следствия именно Бударный закладывал это устройство в междверной проем.

Лидия Мелконян считает, что, вина Бударного не доказана. «Ни одного доказательства, бесспорно свидетельствующего о том, что Бударный привел устройство в действие не добыто ни в досудебном следствии, ни в судебном следствии. Ни один из свидетелей этого не подтвердил. Они подтвердили только сам факт взрыва», - подчеркнула Мелконян.

Она убеждена, что признательные показания, которые Бударный давал в ходе досудебного следствия не могут быть доказательством, поскольку уже в суде Бударный заявил, что в СИЗО его били и шантажировали (если не даст нужные показания, то у его родных и близких могут возникнуть
проблемы). По закону, признательные показания, данные под давлением, не могут быть доказательством, отметила Мелконян.

Владимир Бескоровайный, адвокат Владимира Примака, убежден, что следствие проведено «недостаточно полно, без учета довольно существенных обстоятельств, которые влияют на квалификацию». Бескоровайный обратил внимание суда на то, что взрывное устройство было заложено таким образом, чтобы минимизировать последствия взрыва: «Междверное пространство сработало, как «колпак», камера, которая принимает на себя силу взрыва».

Он высказал сомнения так же в том, что о подготовке взрыва знали только Бударный и Примак и не исключил, что «круг людей, которым было известно о готовящемся взрыве был значительно шире».

«Бударный назначен первой скрипкой безосновательно, его роль не первая, а подчиненная», - сказал Бескоровайный.

По его мнению, обоих подсудимых можно признать виновными только по статье 263, ч.1 УК (Ношение, хранение, приобретение, изготовление, ремонт, передача или сбыт... взрывчатых веществ или взрывных устройств без предусмотренного законом разрешения). Обвинение по статье 296, ч.4 УК (Хулиганство с использованием... предмета, специально приспособленного или заранее приготовленного для нанесения телесных повреждений) адвокат назвал «притянутым за уши».

Судья Сергей Остапчик удалился в совещательную комнату. Оглашение решения назначено на утро понедельника.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.