Валерий Меладзе: «ВИА Гру» нужно по-взрослому одеть и не выпячивать их красивые части тела

Любимец женщин, последний романтик и просто настоящий мужчина Валерий Меладзе в программе «Разговор в прямом эфире» на телеканале «Симон» рассказал о себе и о том, что он думает о популярных исполнителях отечественной эстрады.

Вы один из немногих певцов с большой буквы, скажем так, то есть певцов, которые нормально, по-настоящему, по-честному поют, имея голос и все для этого данные. Почему у вас всё так происходит?

Валерий Меладзе, певец: «Мне кажется, что талантливых людей в нашей стране более чем достаточно. Я имею в виду и Россию, и Украину. И Грузию, естественно, и многие другие бывшие наши братские республики. Но более-менее на какие-то такие рельсы мощные поставлен шоу-бизнес в России, но он поставлен совершенно в каком-то извращённом виде. Ко мне обращаются многие талантливые ребята, которые умеют хорошо петь, и оказывается, что это совершенно никому не нужно. Они поют здорово, нормально всё у них получается. Потому что нужны смазливые, нужны люди, которые не умеют петь, у них в студиях сейчас работают такие профессионалы, что они в компьютере могут кое-как сколотить… Ну, скажем, показывает «Фабрика звезд»…

Сейчас, если не ошибаюсь, их уже три. 

Валерий Меладзе, певец: «Да, в первой «Фабрике» — группа «Корни» и «Фабрика». Они приятные, наверное, внешне всё, но практически не умеют петь, на мой взгляд. Они хорошие ребята, но если говорить о профессионализме... Они как бы более или менее умеют петь чисто ноты, и то я не очень в этом уверен. Во второй «Фабрике» было больше поющих. А сейчас третья «Фабрика». Там есть одна девушка. Которая играла в мюзикле «Метро». Считаю, что она перспективная девушка. Но почему-то на сегодняшний день огромное значение придают внешнему фактору, более того, если человек талантливый по-настоящему, то он всё-таки не зависит от продюсера».

Но сложно, наверное, одному пробиться на эстраду, без поддержки со стороны.

Валерий Меладзе, певец: «Ну, нет, в любом случае человеку приходится много работать. Есть у него или нет у него таланта. Для того чтобы пробиться, нужно быть авантюристом или нужно быть талантливым человеком. А лучше и то, и другое в хорошем смысле».

Собираетесь ли вы переезжать в Киев?

Валерий Меладзе, певец: «Да, я все время об этом подумываю. Во-первых, я очень часто бываю в Киеве. Сейчас мы, кстати, все песни записываем в Киеве. Во-первых, новые люди. В Москве, если режиссёр снял один удачный клип, то к нему начинают становиться в очередь. А в Киеве после того, как мы сняли клип «Океан и три реки» и все клипы группы «ВИА Гры», снимал их Семён, упс... забыл фамилию, я просто всегда зову его Семён… Семён, кстати, очень талантливый парень. Он режиссёр фильма «Вечера на хуторе близ Диканьки» и фильма о Золушке. И сейчас он снимает что-то из новогодних. Он очень талантливый, но иногда нужно поставить перед человеком сверхзадачу какую-то. И тогда он начинает до этой сверхзадачи сам подниматься.

Вот то же самое получилось у меня с клипом «Океан и три реки». Любой московский клипмейкер, который смотрит этот клип, сходит с с ума. Думает, как же так, какая операторская работа, какая режиссёрская работа, как всё смонтировано. Но надо сказать, что брат мой, Костя, присутствовал на каждом абсолютно этапе. Мы договорились, что, если что-то не нравится, мы просто говорим друг другу, откровенно и все вместе начинали исправлять.

Мне нравится, когда люди серьёзно относятся к своему делу, мне нравится, когда моё дело не идёт в поток. Например, есть Гусев — известный клипмейкер, живет в Питере. Все наши звезды рано или поздно снимали у него клипы. Мы сняли у него три. Первый — «Самбо белого мотылька», он от души старался. Второй клип был неплохой, но третий клип был халтурным. А в Киеве сейчас много таких новых творческих людей, которые готовы работать, готовы они от души что-то сделать. Мне кажется, сейчас приходит время творческого подъёма.

Звонок телезрителя: «Валерий, я очень уважаю ваше творчество. Хочу пожелать удачи, здоровья и сына для полного счастья».

Валерий Меладзе, певец: «Спасибо! Мне хватает трёх дочерей для полного счастья. Что касается сына, то, в общем, у меня нет особо такой цели; конечно, если у меня родится сын, я был бы рад».

Вы не из тех мужчин, которые говорят: «Как же так. Где наследник?!»

Валерий Меладзе, певец: «Я могу сказать такое дело. Очень часто мы говорим какие-то фразы, мы говорим какие-то афоризмы, повторяем за кем-то. Это определённый стандарт, который не имеет никакого основания. Что я могу наследовать? Во-первых, я не заработал такую сумму денег, чтобы передать последующим поколениям. Удастся заработать — хорошо, но я не уверен, что в этой стране можно вот так спокойно смотреть в будущее с точки зрения материального. Но, я думаю, что самое лучшее наследство для детей — это воспитание и хорошее образование. Тогда они сами, наверное, смогут определиться в жизни.

А насчёт наследовать фамилию, мне нравится моя фамилия, но тем не менее в одном Батуми только 500 семей Меладзе. По всей Грузии если взять, несколько тысяч найдётся. Кто-нибудь другой унаследует эту фамилию. Потом, она не какая-нибудь графская или княжеская, если у меня были бы имения родовые или какая-то власть неограниченная. Но я вообще в политические игры никоим образом не играю. Поэтому меня абсолютно устраивает, что дочки. Они очень хорошие. Нежные. Они любят меня, и я их очень люблю».

Скажите, а какой вы отец? Просто у вас очень насыщенный гастрольный график, постоянно записи.

Валерий Меладзе, певец: «Честно говоря, я их немножко балую. Назвать меня нормальным, хорошим отцом, наверное, окончательно нельзя. Потому что по-настоящему хороший тот, кто бывает дома часто. А я всё время езжу. Ну, да, звоню по несколько раз в день. Когда я дома, стараюсь их как-то баловать понемногу. Но чем легче с девочками, так это тем, что не нужно с утра до вечера их контролировать. Если бы у меня был бы сын, такой же, как я в своё время, а я нуждался в постоянном контроле. Иначе начинал плохо учиться и попадал в какие-то истории дурацкие».

Вы были хулиганом?

Валерий Меладзе, певец: «Не настолько был хулиганом, сколько шалуном. У меня было очень много энергии. У большинства нормальных мальчишек… Они просто кипят. У них много энергии, их не нужно за это ругать. Просто помочь направить эту энергию в правильное русло».

Вам, наверное, это удавалось. Вы успевали учиться в музыкальной школе плюс какие-то кружки, плюс спорт.

Валерий Меладзе, певец: «То, что касается музыкальной школы. Ну, если меня не контролировали, то я сачковал ужасно. Некоторые занятия я вообще пропускал, и когда мама приходила в музыкальную школу, то узнавала, что за год я бывал там только три–четыре раза. Девочек же контролировать не нужно, нет, нужно, конечно. Но не в такой степени и не на таком этапе. Их нужно любить, им нужно дать нормальную достойную жизнь».

Что касается воспитания старшая дочка у вас учится в обычной московской школе или в специализированной?

Валерий Меладзе, певец: «Нет, она в обычной школе, правда, неплохой. Она училась сначала в школе и в другом районе, потом оказалось, что… Есть ли вообще смысл возить ребёнка через весь город, это, в конце концов, вредно. С утра нужно будить на 40 минут раньше. Пусть лучше поспит. Сейчас она недалеко от дома. Неплохая, должен сказать, это не потому, что она там суперкоммерческая или специализированная. Инга, правда, уже несколько раз уже была в Англии, жила в семьях, но это сейчас могут позволить себе все… Вообще моим детям абсолютно всё равно, кто их папа, в хорошем смысле. Они никогда не хвастаются. Например, старшая дочь Инга слушает совершенно другую музыку, не такую, как я пою».

А что, интересно?

Валерий Меладзе, певец: «Начиналось всё у неё с Бритни Спирс, достаточно простая музыка, но качественная. Потом, там, Кристина Агилера… Сейчас она слушает более, там, современную, навороченную, интересную музыку. Ей нравится ритм-блюз. Из наших групп — единственная группа — «Смеш». Ну, действительно крепкий такой проект, и я считаю, что неплохая музыка и ребята нормально, эстетично выглядят на сцене. Потому что, если бы, например, ей нравилась бы группа «Руки вверх», для меня бы это было бы несчастьем».

Ой знаем, знаем! Я прочёл в интервью, что вы там Бориса Моисеева недолюбливаете. Вы знаете, вы, по-моему, один из немногих артистов, которые не боятся высказываться о коллегах резко. Причём, естественно, без оскорбления, упаси Боже!

Валерий Меладзе, певец: «Ну, было раньше, а теперь я стал менее резко отзываться, потому что изначально я считаю, что если человек в чем-то извращён, то не надо, там, из этого делать себе рекламу. Я посмотрел несколько концертов, правда, по телевизору. Моисеев на самом деле работает очень профессионально на сцене. Столько появилось на сегодняшний день некачественной музыки, некачественных проектов, что я даже уже как-то стал… Ну, всех же не будешь ругать, о всех рассказывать, что вот это низкого качества, а этот, там, вообще какой-то идиот, этого вообще нельзя пускать на телевидение. Я считаю, что количество когда-нибудь должно перейти в качество. Артистов всё больше и больше, но на качестве это никак не сказывается… Вдруг возникли совершенно случайно какие-то талантливые ребята и девушки, и они покажут что-то. Но их потом затирают, потому что талантливые люди не имеют зубов, они не умеют царапаться, не умеют себе выбивать место под солнцем. Как, знаете, говорят: «Помогите таланту! Бездарность сама всплывет».

Будут ли у вас ещё общие проекты с «ВИА Грой»?

Валерий Меладзе, певец: «Пути Господни неисповедимы! Главное, не переборщить. Если снять несколько клипов, то это уже будет, наверное, ну, вмешательство в творчество друг друга. Может быть, мы так думаем на всякий случай снять какой-нибудь новогодний клип, может, шлягер. Может, даже… снимем с несколькими артистами совместно.

Кстати, с кем бы вы не были против спеть?

Валерий Меладзе, певец: «Я думаю, может быть, собрать мужской коллектив. Скажем, взять того же Маршала, или, там, может быть, Павлиашвили, Кикабидзе. Нас что-то должно объединять. С «ВИА Грой» нас объединяет то, что нам и слова, и музыку пишет Константин Меладзе. И я знаю, что это всегда будет качественно, это будет хорошо, эстетично… Было бы хорошо, например, собрать таких двух-трёх крепких парней и спеть, допустим, посвящение женщинам или что-нибудь, там, такое интересное. Мне вообще особо не хотелось с кем-то петь с дуэтом. С «ВИА Грой» мне понравилось, потому что всё-таки близко моему творчеству. В конце концов, там всё родное мне. Потому что им всё пишет мой брат».

То есть это проект, который рано или поздно должен был состояться?

Валерий Меладзе, певец: «Ну, вообще-то да. Но сначала я, откровенно говоря, смотрел на эту группу — ну, да, забавные, ну, да, симпатичные девочки, но совершенно другого направления, не касающегося меня. Сейчас мне кажется, что если девушки со временем… Они, кстати, очень хорошо работают на сцене, профессионально, заработали для себя определённый ресурс, если, может быть, сейчас их более как-то по-взрослому одеть и не слишком выпячивать их красивые части тела, по-моему, тогда получится очень эстетично и красиво.

Мужчинам дико нравится «ВИА Гра», всем. Большинству женщин «ВИА Гра» не нравится потому, что их просто раздражает, что у них много откровенных таких вот деталей в костюмах. А между тем, если это было бы немножко прикрыто, то больше внимания обращалось бы на хорошую музыку и на хорошие интересные слова».

Скажите, сложно ли пробиться на западный рынок шоу-бизнеса?

Валерий Меладзе, певец: «Очень многие наши исполнители привлекли сейчас интерес. Если, скажем, та же «ВИА Гра» находится сейчас в Японии. Они уже неделю там. Япония — гигантский рынок, считается вторым после Америки. Там живут 125 миллионов человек на нескольких таких островах».

Возможно ли выбиться на этот рынок, исполняя музыку на русском?

Валерий Меладзе, певец: «Наша музыка очень заинтересовала, и Костя, брат мой, который пишет для «ВИА Гры», зачислен в каталог «Сони мьюзик»! И многие заинтересовались: продюсеры, артисты его песнями. Но группе «ВИА Гра» пришлось переписать большинство песен на английском языке и выучить на английском, даже одну песню записали на японском. Это звучит очень забавно«.

Мало кто может представить вас длинноволосого, причём на вашем счету ещё и рок-сюита, ещё и со словами Арсения Тарковского. 

Валерий Меладзе, певец: «Я сейчас понимаю, что я бы более осознанно спел рок-сюиту, более осознанно, я её пел в 22 года, у меня были фантастические вокальные способности. Сейчас голос стал чуть более глубоким, тогда я мог петь всё что угодно, но тогда я пел неосознанно, поэтому это не так трогало зрителей. Может быть, сейчас это было бы интересней. Я мечтаю спеть какую-нибудь крупную форму. Это должна быть или рок-сюита, или рок-опера. Во всяком случае, не мюзикл. Сам мюзикл как жанр мне не интересен».

Последний вопрос. Вы свободный человек: да  нет?

Валерий Меладзе, певец: «У меня много страхов, и я стараюсь от них избавиться. У меня было безденежье, у меня была зависимость от кого-то, от чего-то, чем больше человек живёт в трудностях, чем больше он пашет, тем больше он становится независимым от внешних всяких факторов, и тогда он уже сам выбирает степень своей свободы. Абсолютно свободным не может быть никто. Всё равно, отделавшись от одних путьев, мы попадаем в другие. Иметь свободу выбора, как жить, и как существовать, и чем заниматься — вот в этом отношении некоторая свобода у меня появилась».

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.