Литературный скандал. Сергей Жадан о Добкине: небольшое удовольствие получать что-то из его рук

Поэтически-политический скандал в Харькове. Местные литераторы стали на защиту Сергея Жадана. Мэр решил вычеркнуть поэта из списка лауреатов нынешней премии за литературные достижения. За то, что тот во времена оранжевой революции якобы сжег книгу Евгения Кушнарева.


Итоги года культурного в харьковский мэрии. Городской голова Добкин вручает муниципальные премии актерам, музыкантам, писателям, общественным деятелям.

Михаил Добкин, Харьковский городской голова: «Мне будет очень приятно отметить этой премией, этой наградой людей, которые вписали свои фамилии уже в историю нашего города…»

Традиционную литературную премию имени выдающегося харьковчанина, поэта Бориса Чичибабина, сегодня не вручали. Впервые за девять лет.

Ирина Евса, поэтесса: «Пустое место!»

Поэтесса Ирина Евса была первым лауреатом премии имени Чичибабина. Сегодня она – один из подписантов открытого письма мэру Добкину. Литераторы возмущены ситуацией.

Ирина Евса, поэтесса: «Она опасна очень тем, что она возвращает нас, просто отбрасывает опять в доперестроечные 70-е годы, когда какой-нибудь обкомовский человек мог спокойно кого угодно вычеркнуть – писателя, композитора, кто угодно…»

Человеком, который публично сжигает книги, город гордиться не может, считает харьковский мэр Михаил Добкин. Ничего личного, говорит: творчество Жадана он оценивать не берется.

Михаил Добкин, Харьковский городской голова (24 декабря): «Я считаю, что книги сжигали при инквизиции, книги сжигали при фашизме, книги сжигали при оранжевой революции...»

В 2004-м поэт Сергей Жадан вышел на харьковский майдан – комендантом палаточного городка. Однажды декабрьским утром - только с Северодонецкого съезда – сюда зашел тогдашний губернатор Евгений Кушнарев.

Декабрь 2004 года.
Евгений Кушнарев: «Где комендант? Можно вас на минутку? Я хочу подарить лагерю свою книгу... «Сто крокив Харкывською землею».
Выходит Жадан, берет книгу: «Спасибі. Будемо читати».

Взял, а вечером сжег. Сам Сергей Жадан не отрицает: мемуары Кушнарева действительно пустил на отопление лагеря. Но премия, говорит, – литературная, и выдвигают на ее получение не за политические взгляды.

Сергей Жадан, поэт (по телефону): «Вiн таким чином дiє не проти мене, бо менi, власне, невелике задоволення з його рук взагалi що-небудь отримувати, він дiє против чичибабiнського комiтету, проти фонду Чичибабіна, проти iменi самого Чичибабiна».

Выдвигает кандидата на получение чичибабинской премии именно одноименный фонд. Муниципалитет – утверждает и дает деньги. Выходит – абсурд, жалуется вдова Бориса Чичибабина. Фонд – выдвинул, мэр – вычеркнул.

Лилия Карась-Чичибабина, зам. председателя правления международного фонда памяти Б. Чичибабина: «Кто без греха, бросьте в нее первый камень! Вот кто без греха? А этот грех восполнен его талантом! И мы должны это учитывать! Когда мы даем премию, мы за это даем премию, за талант!»

Мэр Добкин считает: человек талантливый должен подавать пример собственными поступками. Представители харьковской интеллигенции отвечают: есть преступления и хуже, чем сжигать книги, - не читать их.

Полный комментарий Сергея Жадана - на украинской версии сайта .

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.