Вперед в прошлое. «Солисты Швейцарии» играли в Харькове музыку эпохи барокко (фоторепортаж)

«Roll over, Beethoven» - «Перевернись, Бетховен!», спел когда-то Чак Берри. Сейчас в самую пору говорить «Возвращайся, Бетховен» и все композиторы, которые творили до него, например, в эпоху барокко. Старинная музыка сейчас на пике популярности в Европе, эта волна докатилась и до нас. В Харькове выступил ансамбль барочной музыки «Солисты Швейцарии».

Буколические пейзажи с пастухами и пастушками, дамы в высоких прическах и с мушками на щеках – такие картинки приходят на ум, когда слышишь «Солистов Швейцарии». Интернациональный ансамбль играет музыку двухсот-, трехсотлетней давности.

Такая музыка называется аутентичной, то есть подлинной: те же ноты, те же партии, что и задумывал композитор. Но для музыкантов важно не просто сохранить «букву», а передать дух эпохи.

Маркус Хюннингер, музыкант, клавесин: «Музыка, созданная до Великой французской революции, была изначально заданной, то есть она была обусловлена определенной системой, своей эпохой. И сейчас, когда мы играем эту музыку, нам интересно восстановить эту систему, увидеть место каждого инструмента в этой системе и одновременно увидеть личность автора и ту атмосферу, в которой создавалась музыка».

Инструменты - под стать музыке, требуют особого представления - они уникальны. В лучшем случае сделаны по абсолютному образу и подобию предшественников, и сами имеют солидный возраст. Флейты – они восстановлены более ста лет назад, скрипка того же примерно возраста, копия такой же, но 270-летней давности.

Это сейчас гитара называется барочной, тогда все были ровно такими, рассказывает о своем инструменте Рафаэль Бонавита. Главное отличие – двойные струны, то есть на каждую приходится по две октавы, а не одна, как в современных.

Самый младший по возрасту – клавесин. Самая почтенная – виолончель. Год рождения – 1750-й, место – Франция. Сейчас принадлежит швейцарскому коллекционеру. Он любезно предоставил инструмент харьковчанину Денису Северину.

Денис Северин, музыкант, барочная виолончель: «Этот инструмент не был переделан и остался в том виде, в каком его создал мастер. Инструмент середины XVIII века. Я его называю «террористом», поскольку мне очень сложно – нужно много заниматься, и тут достаточно технический вопрос: широкие позиции для левой руки и звукоизвлечение тоже сложное».

Это только кажется, что строго придерживаться нот – значит забыть об импровизации. И в старину часто и с удовольствием импровизировали, уверяют музыканты. Что говорить о XXI столетии.

Рафаэль Бонавита, музыкант, барочная гитара: «То, что написано в нотах, всегда является базовой линией, но очень часто в партитурах отдельные инструменты прописаны пунктиром. Например, в партитуре написано: ду-ду-ду. А мне, например, хочется сейчас сыграть так: ля ля ля. Обычно основную линию произведения и аккомпанемент не пишут заранее. Это скорее как современный джаз или популярная песня. когда есть музыка, а пишут только аккорды. А с фантазией, вдохновением, спонтанностью аккомпанемент не обязательно сочинять заранее. Все, что вы сегодня слышали, то, как выступали мои коллеги, это плюс-минус соответствовало партитуре».

В Харькове исполнили двух Бахов – Вильгельма Фридемана и Карла Филиппа Эммануила, сыновей великого Иоганна Себастьяна, Вивальди, Телеманна, Верачини и других композиторов эпохи Короля-Солнце и его наследников. Слух их величеств часто услаждали авторы такой музыки лично. Филармония хоть и не походит на Лувр или Версаль, но музыкантам, уверили они, пришлась по душе.

Смотрите фоторепортаж.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.