Протест и бегство Ирины Богушевской (фоторепортаж)

Ее сравнивают с Любовью Орловой и Джейн Биркин. Но достаточно услышать ее хоть раз, чтобы понять: она совсем другая. Ее нельзя слушать вполуха.

Нежная и хрупкая, как ее любимые фрезии, Ирина Богушевская буквально с первых нот завораживает. Она заставляет бросить все дела и слушать только ее. Музыку. Стихи. Она требует полной отдачи и сама отдается музыке, сливается с ней. Все, что мешает, - долой, без лишней жалости. Именно так поступила Богушевская во время своего первого концерта в Харькове (в октябре прошлого года) с туфельками на шпильках: чтобы не отвлекаться на дырявую сцену, она сбросила обувь и пела босиком. Ко второму концерту в Харькове, Богушевская, по ее собственному признанию, провела работу над ошибками: обувь подобрала заранее, на каблуках, но без шпилек.

- В рецензиях на презентацию во МХАТе Вашего альбома «Нежные вещи» я прочла, что там тоже звучала фраза о продырявленном поле. Меня это навело на мысль, что шпильки – это своего рода трюк...

- Нет, к сожалению, это не трюк. Это просто чисто женское желание выглядеть хорошо и носить острые наглые каблуки. Но сейчас во МХАТе, к счастью, закрывают сцену специальным пластиком, поэтому таких проблем я там больше не испытываю.

- А вообще Вам часто попадается дырявый пол?

- Когда мы выступаем в театральных помещениях или во дворцах культуры, полы часто бывают изношены, потому что у нас как-то так культура финансируется, что не всегда вкладываются такие большие средства, как скажем, сейчас в ремонт Ялтинского театра. Это, скорее, исключение из правил, чем правило. Поэтому проблемы со сценой бывают всякие, и я всегда на настройке звука выхожу в той обуви, в которой буду петь и проверяю буквально каждый сантиметр пола, потому что это чревато травмами. Лучше этого избежать.

- У Вас бывают трудные залы, недружественные?
- Да, конечно.
Как Вы с ними боретесь?

- Я не борюсь. Нет, это не мой путь... Они не бывают недружественные, они бывают более или менее… так скажем, горячие. Да, бывают города, в которых люди ведут себя более сдержано. А бывают города, в которых люди открыты и темпераментны. Конечно, во втором случае работать проще.

- Свой самый трудный зал помните?

- Такое не забывается никогда! Мы с Сашей Скляром работали программу песен Вертинского в одном московском клубе, причем клуб был дружественный, и мы совершенно не ожидали никаких подстав. И пришли туда послушать программу Макаревич, Певцов, то есть такая у нас сидела публика, а прямо перед сценой стоял какой-то стол, за которым гуляла компания. Поскольку они тоже заказали столик, с ними совершенно невозможно ничего было сделать, и я весь концерт просто боролась с колоссальным искушением подойти, снять ботинок и побить их этим ботинком! Это, конечно, хамство и безобразие полное так себя вести, когда работают артисты, и мешать всему залу… (Задумывается ненадолго и с решимостью в голосу добавляет) Сейчас бы я это сделала на самом деле! Ну, может, я бы не довела себя до такого градуса, чтобы прямо снимать ботинок, но я, наверное, подошла бы, позвала бы менеджера и сделала бы так, чтобы им дали какой-то отдельный зал. Но это опыт, на самом деле, Вы знаете, это опыт. Тот случай был давно. Мы программу с Сашей Скляром сделали в двухтысячном году, и такой закалки тогда у меня еще не было.

- Вас очень часто представляют как певицу, которая собирает полные залы, даже в Кремле, но при этом почти не звучит на радио и редко показывается по телевизору. А если бы Вас пригласили принять участие в каком-нибудь телешоу, например «Две звезды» или «звезды где-нибудь» (в цирке, на льду и так далее), Вы бы согласились?

- Ну, конечно! Есть, например, замечательная программа, которую ведут Михаил Швыдкой и Лена Перова, «Жизнь прекрасна». Это замечательная программа, потому что там играет живой оркестр, и всегда есть возможность спеть живьем, сымпровизировать, - всем артистам страшно нравится. Участие в этой программе - почему нет, собственно? Только на лед я бы, наверное, не пошла, потому что это все-таки очень опасно.
- А в цирк?
- В цирк, может быть, может быть. Только не к тиграм:).

- У вас есть ЖЖ.
- Да, у меня есть ЖЖ.
- Вы в него пишете.
- Периодически.
- Сами пишете?
- (Смеется). Вы знаете, в прошлом году я устроила провокацию. Ну, как-то так мне захотелось развлечься, и я написала несколько постов от имени безработного и социально ущербного писателя фантаста Пылесицкого, который нанят мною для того, чтобы писать мой ЖЖ когда я на гастролях. На это народ не повелся. Но когда потом я выпустила на сцену персонажа под именем Карина, и написала, что Пылесицкий уволен за то, что он какие-то непарламентские вещи сказал насчет певицы:)... На это повелись все, даже юзеры со стажем! Это было очень смешно, потому что предположить, что за меня пишет или писатель-фантаст или специально нанятый пресс-секретарь – это надо совсем меня не знать!

- А желания самой написать книгу никогда не было?

- Чем больше проходит времени, тем чаще меня посещает мысль о том, чтобы снять где-нибудь в Алуште дом и уехать туда писать книжку. Я, правда, еще не знаю, про что эта книжка должна быть, но я иногда так устаю, что мне хочется, конечно, сменить вид деятельности.

- А с жанром будущей книги уже определились?
- Не знаю, не знаю. Это явно будет не фэнтези, не детектив и не дамский любовный роман.

- А зависимость от компьютера у Вас есть?
- Абсолютно нет у меня никакой зависимости от компьютера. Я иногда дома не подхожу к нему неделями. И люди, которые пытаются присылать мне деловые письма, очень расстраиваются, что я не каждый день проверяю почту. У меня действительно нет такой привычки, и потребности такой нет.

- А вообще от чего-то зависимость у Вас есть?

- Да, конечно. Конечно. У меня есть зависимость от солнца. Вот мы ездим сейчас в Украине и здесь так все сказочно, и хочется жить. В Москве ты полгода подряд открываешь утром занавеску и видишь там серое небо, хочется вообще все бросить и убежать оттуда куда-нибудь. У меня жесточайшая гелиозависимость, и я не понимаю, почему я родилась в Москве. Это какой-то сбой в программе:)

- Не было идеи переехать жить куда-нибудь? В Сочи, например?
- Была. Только не в Сочи - там нельзя сейчас жить. В Крым.
- И гражданство поменять?:)
- Ну не знаю… Если это обязательно... Честно говоря, так конкретно я пока не думала. Это все из серии мечтаний: как бы было хорошо, как Чехов уехать в Ялту... А художественный театр приезжал бы ко мне на гастроли!.. И вся моя группа из Москвы тоже приезжала бы ко мне на гастроли, и мы бы там бы гастролировали!.. Но это, к сожалению, утопия, потому что для того, чтобы давать концерты и содержать коллектив, нужно постоянно с ним репетировать, работать ездить - в общем, этот проект южного домика на теплом берегу пока только маячит.

- Вы вообще капризная? Много требований в райдере выдвигаете?

- Ну, есть какие-то вещи важные... Например, в прошлый раз мы ехали в Харьков, ночь в поезде была бессонная, я встала – мне было страшно на себя смотреть. Понятно, что хочется выглядеть на все сто, а если у тебя проводник набросал столько угля в топку, что ты ночевал при температуре 35 градусов, и ты просыпаешься весь отекший, у тебя болит голова и куча таких вот вещей - в этой ситуации тебе очень важно, чтобы гостиница, в которой ты остановился, была тихой, чтобы там не было ремонта, рабочих с перфоратором, укладчиков плитки, ну и так далее, вариантов бесконечное количество. Я не знаю, как в Украине, а в России, наверное, нет ни одной гостиницы, в которой не шел бы ремонт. И на этих вещах – поскольку это жизненно необходимые вещи – я буду настаивать, а так... орхидеи в гримерку мне необязательно, но приятно, если это делают:)

- В одном из центральных магазинов, где очень хороший выбор музыки, нам сказали, что Ваши диски – большая редкость. Старых альбомов уже нет, нового - «Шелк» - на аудио еще нет.

- «Шелк» еще не записан даже на аудио. Записано только шесть вещей из него. Сейчас мы сделали паузу, потому что надо дождаться лета и тогда записываться. Нельзя записывать альбомы зимой, это я поняла для себя однозначно.

- Почему нельзя?

- Потому что зима - энергетически провальное время года, особенно в северной стране. Когда у тебя вся группа болеет, и у всех дома болеют дети, совсем не то настроение, которое нужно для работы в студии. Мы все равно все сделали. Мы сделали все хорошо, но я надеюсь, что вторая половина альбома будет более легко записываться, потому что с этой записью мы помучались. Я никогда больше не буду писать в разгар зимнего сезона!
- Это был первый такой зимний опыт?
- Ну да, до этого как-то так получалось, что я все предыдущие пластинки записывала летом, когда возникает некая пауза, и все отдыхают. Это было правильно.

- Когда «Шелк» появится в продаже?
- Не знаю. Я решила в этот раз отказаться от идеи бизнес-планов, потому что когда ты повязан сроками по рукам и ногам, у тебя нет никакой возможности что-то менять. Вот если нужно тебе что-то поменять в аранжировке или нужна другая партия, ты ночь поспал – придумал, что здесь должна быть другая партия и это правильно. И ты приходишь и переписываешь - и это правильно. А если у тебя жесткие сроки, ты в результате превращаешься в андроида, который смотрит все время на часы, – это нехорошо для творчества. Все так живут, все так работают, а я не хочу. Это мой личный, индивидуальный социальный протест:)

- А что с доптиражами старых альбомов?

- Не знаю, я не занимаюсь этими вопросами, потому что я же не издатель своих дисков. У меня есть компания «Мистерии звука», которая этим занимается. В России они занимаются этим неплохо, может с Украиной просто гораздо все сложнее. Не знаю, я задам им этот вопрос, но, честно говоря, это не моя профессия, я не вникаю в это дело.

- Вы вообще не любите никакие административные вещи?

- Я люблю читать свои договора. Я всегда читаю договора, которые подписываю. Наверное, мне нужно было учиться на юриста, потому что мне нравится вникать во все эти хитросплетения, и когда я вижу, что да, там все-таки зашита какая-то «коза», и я ее там обнаруживаю, и выкидываю из этого договора, всегда все юристы очень сердятся. Но, тем не менее, это спасает меня от очень многих неприятностей, на которые частенько нарываются артисты, которые за копейки отдают авторские права на всей территории мира навсегда.

- А юристов не пробовали нанимать или не доверяете?

- Нет, у меня есть совершенно замечательная адвокатская контора Вадима Пескова, которая меня поддерживает. В каких-то сложных ситуациях я к ним обращаюсь. Но на уровне договора об авторских правах, я могу сама разобраться, и с удовольствием это делаю. А вообще говоря, заниматься менеджментом - это действительно отдельная вещь. Поневоле мне приходится быть самой себе менеджером, потому что именно я продумываю стратегию развития нашего проекта, наше взаимодействие с миром и вообще наши планы. Но это, скорее, не бизнес-проектирование, а создание таких мыслеобразов, мечтаний, идей, ну и путей достижения этого светлого будущего:)

- Программа концерта у Вас жесткая или Вы ее меняете по ходу, в зависимости от настроения зала?

- Я всегда ее меняю и мои музыканты не очень этим довольны, потому что они, особенно наш басист - так аккуратно раскладывает себе ноты... Но я вижу, что нет – сейчас нужно сделать шаг в сторону... Но обычно я даю музыкантам какое-то время подготовиться.

- В одном из своих интервью Вы говорили, что в детстве мечтали достичь трех вещей в жизни. Двух из них вы уже достигли: Вы выступали в Кремле и были «Любовью Орловой» в «Веселых ребятах». Осталось только стать вождем народа. Это еще актуально, есть такое желание?

- (Смеется) Нет, ну слушайте, мне было шесть лет, когда я говорила эту глупость! Я не думаю, что стоит прямо так уже следовать в жизни тому, что ты ляпнул в шестилетнем возрасте! Мне кажется, как-то нужно расслабиться на эту тему и не выполнять эту программу (опять смеется ), даже если в шесть лет очень хотелось стать вождем народа:).
- А вождем вообще хочется быть? Вести за собой людей?

- Наоборот, мне хочется убежать куда-нибудь! Я уже говорила тут про домик (смеется). Чем дальше, тем сильнее хочется убежать. Это просто следствие того, что я два года не была в отпуске:)
- На майские куда собираетесь поехать?
- На Бали, это будет мое маленькое бегство. У нас вообще будет очень интересный май: мы с группой поедем в Люксембург – у нас будет там выступление в Люксембургской филармонии, а потом я поеду в Израиль на десять дней с Максимом Дунаевским. Но сначала я удеру на Бали!

Смотрите фоторепортаж.

«МедиаПорт» выражает благодарность частному агентству «Ексклюзив» и лично Татьяне Кобзарь за организацию интервью, а персоналу отеля «Чичиков» - за дружелюбие.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.