Мать Артёма Дериглазова не верит в виновность сына

Отца, мать и сестру Артёма Дериглазова, обвиняемого в убийстве милиционера и ограблениях банков, допросили в суде.

Во вторник, 22 марта, коллегия судей Червонозаводского суда возобновила рассмотрение уголовного дела в отношении Артёма Дериглазова. 21-летнего парня обвиняют в убийстве сотрудника патрульно-постовой службы и ограблениях банков.

В числе свидетелей по делу — мать подсудимого и его сестра.

Всё, что происходило с ними 7-го июля, в день трагедии на Алексеевке, и на следующий день, 8-го июля, они пересказали подробно и в деталях.

Мать Артёма Дериглазова до сих пор не верит в то, что сын мог убить человека. Признает: ребенок — замкнутый («среди других он был белой вороной»), но, в целом, парень спокойный и добрый. Не курит, не пьёт, любит животных, с детства много читает.

Книги, по словам матери, заменили сыну друзей. После школы, правда, книжки отошли на второй план – их заменил компьютер. Университет сыну пришлось оставить не только из-за больной спины (об этом неоднократно говорил отец) — в учебном заведении у парня был конфликт с одним из преподавателей.

Об увлечении сына стрельбой мать знала, но утверждает: всегда была против оружия в доме. Она не знала, сколько единиц оружия в отцовском сейфе, кто и когда его покупал.

7-го июля мать Артёма Дериглазова была дома. Женщина занималась домашними делами, возилась с консервацией. Вспоминает: в тот день мужчины — супруг Игорь Дериглазов и сын — ездили к мастеру забирать двери (в доме шел ремонт). До вечера сын был дома. Около восьми часов вечера ушёл — сказал, что гулять в лес неподалёку. Упрёк матери — «Куда можно идти на ночь глядя?» — парень не воспринял. Вернулся он около 23–24-х часов.

Мать говорит: возвратившись, сын был совершенно спокоен, «даже чересчур». Лицо бледное, но это мать не смутило. Она хотела отругать сына за позднее возвращение, но парень вообще не захотел говорить. На предложение поесть вяло ответил «нет, не хочу» и ушёл в комнату. Больше женщина его не видела.

Мать разобралась с делами на кухне и ушла спать. Рано утром 8-го июля, когда все ещё спали, женщина отправилась на работу. И уже на рабочем месте к ней пришли правоохранители. Сотрудники милиции попросили проехать с ними.

В Дзержинском райотделе женщину расспрашивали о сыне. Почему возникло столько вопросов, правоохранители не пояснили. О трагедии на Алексеевке женщина, говорит, толком и не знала. В одном из кабинетов, куда завели мать Артёма Дериглазова, стоял телевизор. На экране «крутился ролик», и на видео женщина узнала свой дом, калитку. Поняла: что-то произошло.

Вспоминает интересное обстоятельство: выйдя в туалет и проходя по коридору райотдела, через одну из приоткрытых дверей женщина увидела супруга. В одних трусах мужчина сидел на стуле, с руками в наручниках за спиной. Женщина сомневается, что в тот момент муж её узнал.

В Дзержинском райотделе находилась и дочь Дериглазовых, вместе с подругой, которая 7-го июля ночевала в доме семьи.

Мать увидела девушек в коридоре РО, «грязных, растрепанных, босиком». Они стали свидетелями стрельбы в доме Дериглазовых.

Около восьми вечера всех троих – мать, дочь и её подругу — отправили в областную прокуратуру. Там им снова задавали вопросы.

Допрос окончили под утро, около 3.00 или 4.00 мать и сестра Артёма Дериглазова попали домой.

Кроме хронологии событий 7-го и 8-го июля, мать Артёма Дериглазова рассказала в суде, что проведывала сына после того, как в перестрелке в собственном доме он получил ранение в грудь.

Женщина говорит: пришла в больницу, и увидела, что сына перевели в отдельную палату. Охрана никого не впускала в комнату — ни посетителей, ни медперсонал. Войти в палату могли лишь правоохранители. Женщина утверждает: в комнату, где лежал сын, зашли около 10-ти человек, они были там в течение десяти часов.

В коридоре мать Дериглазова услышала разговор правоохранителей. Один их них говорил что-то вроде «Часто теряет сознание. Почему так часто теряет сознание? Жить будет?» Другой отвечал: «Доктор сказал, будет».

Через какое-то время из комнаты вышел следователь и объяснил: проводятся следственные действия. Ещё позже вышел мужчина, который назвал себя адвокатом Артёма Дериглазова, и сказал матери: «Артём сознался в ограблениях банков». Следственные действия, со слов этого мужчины, снимали на видеокамеру.

Сестра подсудимого, 19-летняя девушка, пояснила суду: не знала, находился ли брат дома 8-го июля. Когда в дом пришли сотрудники милиции, отец приказал ей и подружке одеться и выйти на улицу. Девушка стояла во дворе, рядом с отцом в наручниках, когда в доме внезапно началась стрельба.

Вскоре на порог дома по одному начали выходить правоохранители с ранениями. Под присмотром одного из милиционеров вышел раненый в грудь Артём Дериглазов, весь в крови, и сел на порог.

Сестра подсудимого рассказывает: вызывала «скорую», вместе с подругой помогала перевязывать раны пострадавшим — накладывала жгуты, бинтовала полотенцами.

Затем — приехало «подкрепление». Девушек забрали правоохранители.

На допросе в райотделе сестре Артёма Дериглазова угрожали расправой: пуская дым от сигарет в лицо, крепкие мужчины обещали, что если правды не будет, девушка пойдёт «на панель».

Сестра подсудимого допускает: под давлением могла подписать неправдивые показания. К примеру, её, говорит, заставляли писать, что маски и перчатки, найденные правоохранителями, принадлежат брату. Хотя она утвердительного ответа не давала.

Тёплых отношений с братом, который теперь на скамье подсудимых, у девушки не было. Она говорит: некогда было общаться, она погрузилась в учёбу. То, что брат любит стрелять, знала. Но вникать в это увлечение ей было неинтересно.

22 марта суд допросил и главу семьи, Игоря Дериглазова. Ответы отца подсудимого о хронологии событий в доме 8-го июля расходятся с показаниями пострадавших правоохранителей (они присутствовали на заседании суда). Игорь Дериглазов считает, что милиционеры представляют происходящее суду «под выгодным им углом зрения», то есть выгораживая себя. Правоохранители же это отрицают. Александр Жданов и Владимир Гвоздик утверждают: Игорь Дериглазов говорит правду частично. Отец подсудимого с трудом вспоминает последовательность событий того утра. Что было после того, как он открыл сейф с оружием, мужчина помнит не отчётливо. Такую «туманность» он объясняет шоковым состоянием и взволнованностью.

Следующее заседание суда по «делу Дериглазова» — в среду, 23 марта.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.