Госреестр избирателей: как исправить свои данные и куда делись «мертвые души»

Списков избирателей больше нет. Есть Государственный реестр избирателей. А вот ошибки остались.

Пенсионер Николай Пустовой не стал ждать официального приглашения, решил проверить свои данные в реестре - и нашел ошибку.

Николай Пустовой, пенсионер: «Неправильный перевод на украинский язык, где одна буква изменения делает искажение фамилии. То есть русские фамилии, имена, отчества многие переводить не умеют. А если б я не пришёл, то у меня б и были ошибки, и фактически я был бы не допущен к избирательному процессу».

В Октябрьском исполкоме за день – хорошо, если два посетителя, говорит заведующий райотделом ведения Госреестра Виктор Зинченко. Но идти на проверку всем 85-ти тысячам жителей Октябрьского района не советует. Объясняет: Центризбирком высылает всем включенным в реестр почтовые уведомления с данными. Если человек не получит такое уведомление до конца августа или получит с ошибкой, тогда необходимо прийти в райисполком и исправить данные. Изменения местные специалисты вносят сразу в списки ЦИК.

Виктор Зинченко, зав. отделом ведения Госреестра избирателей Октябрьского райисполкома: «Мы работаем в он-лайн режиме с Центральной избирательной комиссией. Сервер находится в Киеве. У нас здесь нет никакой информации. У нас есть только здесь компьютерные средства связи и средства защиты информации. Значит, каждое движение, каждое нажатие клавиши мышки - это всё находит своё отражение на сервере, который находится в ЦИК».

Для поправок нужно двойное подтверждение. В компьютерной сети работают сразу двое: один вносит изменения, второй – подтверждает. У каждого сотрудника – свой компьютер, доступ к базе данных имеет только хозяин. Ключ к системе - на флешке, у каждого сотрудника – свой. Второй этап контроля безопасности – личный пароль системы. Защита – как в швейцарском банке, хвалятся чиновники. Посторонние вмешательства в Госреестр исключены, утверждает системный администратор Сергей Головатенко: доступа к информации нет ни у милиции, ни у мэра с губернатором, ни у политиков-кандидатов.

Сергей Головатенко, администратор безопасности: «В принципе, как бы доступ нереально получить отсюда. К Интернету это не имеет никакого отношения, то есть из Интернета никто не может попасть к нам. Всё, что выходит за пределы нашего кабинета, по АДСЛ-линии - это всё уже зашифрованные данные. Даже если кто-то получит доступ к этой линии - он не сможет расшифровать информацию».

«Мертвые души» в списках, как и раньше, есть, признаются чиновники. Но теперь они официально мертвые. Виктор Зинченко объясняет: информация об умерших сохраняется в течение 50-ти лет. Только теперь около каждой фамилии стоит значок «недействительный». Это, уверяют чиновники, исключает возможность использования этих голосов для фальсификации выборов.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.