Харьковские заводы отказываются от детских лагерей (видео)

Мы - пионеры, дети рабочих. Крупные харьковские заводы и предприятия отказываются от детских летних лагерей. В этом году «Турбоатом» и «Электротяжмаш», «Метрополитен» и «Плиточный завод» покупают путевки на стороне.

Восемь утра, улица Энгельса, центральный офис метрополитена. Подземка отправляет в лагерь 65 человек. Наталья Волык сегодня провожает сына и дочь. Ее детство прошло в пионерских лагерях, уверена: альтернативы лагерю не существует.

Наталья Волык, мама: «Отдых от родителей, в принципе дисциплина им нужна, главное отдых от компьютера и телевизора».

В ожидании автобуса экс-пионеры обсуждают будущий отдых детей. Мазать по ночам зубной пастой уже нельзя - традиция умерла. Современные пасты вызывают аллергию - не то, что старые добрые «Ягодки». Мобильные телефоны у детей лагерное руководство, скорее всего, временно заберет - чтобы не отвлекались: отдыхали, как их мамы и папы в пионерские годы.

Среди провожающих - зам. начальника метро. Михаил Пилипчук рассказывает, в семьдесят пятом, к открытию подземки, город подарил метрополитену санаторий «Дубовый Гай», в Пятихатках. Но сегодня автобусы идут в другую сторону - за Змиев. От детской здравницы метро в этом году отказалось, покупает путевки в лагерь Физико-технического института.

Михаил Пилипчук, зам. начальника метрополитена: «У нас, к сожалению, убытки в предыдущие годы были на уровне полтора миллиона в год от работы оздоровительного нашего лагеря, не только детского, в целом, и профилактории. Сегодня, конечно, гораздо выгоднее и экономичнее для предприятия - купить путевки, не отвечая ни за обеспечение питанием, ни за санитарные все нормы, которые несут колоссальные затраты».

Автобусы отправились. Конечная точка - село Дачное, туда же сегодня везут детей «Турбоатом», «Электротяжмаш» и «Плиточный завод» - социальный пакет стал финансовым балластом.

Сын Натальи Волык - восьмилетний Паша определен в младший, седьмой отряд, мальчик уже опытный пионер.

Паша Волык: «Ну я был в Лозовой, в Харькове в Дубовой роще уже два раза».

Сестра Яна - в четвертом отряде, в лагере уже нравится, но скучает по «Дубовому Гаю». Яна в лагеря ездит уже 5 лет, говорит - возвращается всегда повзрослевшей и более самостоятельной.

Яна Волык: «Тут мама тебе не поможет, ничего не сделает. Тут ты сама все сделаешь. Например, стирать вещи, когда я была в Евпатории. Потому что грязной ходить не очень».

Первый день в лагере - скорее, организационный, с концертом от вожатых - вечером. Студенты-практиканты сюда приезжают не за деньгами. Зарплата - около 500 гривень. Советская находка - совмещение отдыха, почти бесплатной работы и обучения. Психологию и педагогику нужно практиковать именно тут, говорят вожатые. Все одногруппники Екатерины Бочко - она студентка пединститута - сегодня в детских лагерях.

Екатерина Бочко, вожатая: «С маленькими надо опускаться ближе к ним, не то, чтоб совсем, быть чуть выше, но понимать. Со старшими уже нужно на равных общаться, но тоже иметь приоритет, что ты вожатый, а не пионер».

Лагерь физтеха - из разряда небольших, за смену здесь могут принять до двухсот детей. В этом году - юбилейный пятидесятый сезон. Это - бюст Гайдара, когда-то лагерь носил его имя. Старые стенгазеты, надписи-зарубки на всём деревянном. Лагерь практически не изменился, говорят сотрудники, разве что в клубе - мультимедийный проектор вместо бобинного. Те же линейки – «наш отряд - наш девиз», дежурство, галстуки - правда, теперь у каждого отряда свой цвет. Те же гигантские сковородки и кастрюли в столовой.

Раньше в Змиевском районе было 10 лагерей, рассказывают местные власти, в этом году работает шесть. Представители метрополитеновского профкома говорят, в стране - последствия демографического кризиса. Большая часть «пионеров» - дети середины девяностых.

Николай Гальченко, председатель профкома электро-механической службы: «Дубовая роща. Мы можем открыть лагерь, чтоб сотня человек в смену была. А где мы можем набрать сейчас сто детей, если мы всего порядка 150-ти детей будем оздоравливать в этом году. Если будет количество детей, наверное, будет профсоюз вместе с руководством рассматривать вопрос об открытии лагеря».

Демографическая яма - позади, констатируют профкомовцы, через три-пять лет детей «лагерного» возраста будет, как прежде. Директор лагеря Сергей Бородай говорит, к этому времени советская система детского отдыха может рухнуть. Сегодня чистый убыток лагеря УФТИ, с учетом продажи путевок «на сторону» - под 300 тысяч гривень в год. Лагерь держится только на энтузиазме руководителей института - в прошлом пионеров и вожатых. Своих, институтских, детей здесь - 30 человек, но пока не отказываются, продают путевки кому могут - чтобы лагерь сохранить.

Сергей Бородай, директор оздоровительного комплекса НЦ ХФТИ: «Я вижу, что, видимо, состоянием на сегодня рудимент действительно отмирает. Но мы, сломав старое, ничего не создали взамен».

Сергей Бородай вывел тенденцию: детские лагеря делятся на две группы.

Первая, обреченная на смерть - лагеря предприятий. Обычно в лесу, на берегу реки или озера, с путевкам по 800-900 гривень. Их постепенно приватизируют и превращают в коммерческие базы отдыха, как «Дубовый Гай».

Вторая группа - «светлое пионерское будущее» - частные здравницы, преимущественно в Крыму, со стоимостью путевки от двух с половиной тысяч гривень.

И констатация - эпоха массового летнего детского отдыха уходит. В Харьковской области, по данным областного управления семьи и молодежи, в этом году «умерли» еще 4 летних лагеря.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.