В Харькове после тяжелых родов семья Муковоз требует проверить работу 6-го роддома

Проверить работу шестого роддома просит прокуратуру семья Муковоз. Семейная пара обвиняет медиков в служебной халатности, которая привела к крайне тяжелым последствиям. Уже 10 дней сын Сергея и Антонины, который родился в шестом роддоме, на грани жизни и смерти. Он подключен к аппарату искусственного дыхания. Из-за осложнений пришлось прооперировать и супругу Сергея.

В роддом она попала 9-го ноября. Но ребенок родился только 10-го, и его сразу отправили в реанимацию - мальчик не мог самостоятельно дышать. Сейчас он в перинатальном центре - в реанимации для новорожденных.
Диагноз - тяжелое поражение центральной нервной системы, родовая травма верхнего отдела позвоночника, отек мозга, проблемы с легкими и печенью.

Главврач роддома объясняет: мать малыша во время беременности необоснованно считала себя здоровой. Соответственно, то же родители думали и о ребенке. Хотя на самом деле ситуация была другой.

Лариса Назаренко, главный врач родильного дома №6: «Да, пока он был связан с матерью единой системой кровообращения, он не подавал сигналов о том, что он серьезно болен. Хотя вот такие вот маркеры его внутриутробно уже развившейся задолго до родов патологии имели место. Он не подавал действительно сигналов тревоги о том, что состояние его в родах нарушено. Сами по себе роды протекали по длительности в пределах физиологической нормы. Нисколько не дольше».

Родители ребенка настаивают: роды с самого начала были сложными - слишком долгими. УЗИ, которое сделали за несколько часов до родов, показало, что ребенок обвит пуповиной. Сергей утверждает, что вместе с женой просил врачей сделать кесарево сечение.

Но главврач сейчас утверждает, что такого обращения не было. Как и медицинских показаний для операции - говорит Лариса Назаренко.

Сергей Муковоз утверждает, что из пачки медицинских документов супруги исчезли как раз результаты последнего ультразвукового исследования. И остались только те, где написано об изменениях в структуре головного мозга ребенка.

Хотя после этого УЗИ, рассказывает Сергей, медики рекомендовали его жене эхинацею – обычные биодобавки, которые нельзя назвать лекарствами.

Роды у Антонины Муковоз принимала Светлана Сметана - врач с более чем 10-летним стажем.

Светлана Сметана, акушер-гинеколог: «Роды проходили абсолютно нормально. Никаких отклонений от течения родового акта не было. Роды шли по длительности в пределах допустимого, разумного и никаких стимуляций или каких-то дополнительных вмешательств не требовали».

Отец ребенка - он присутствовал при родах - говорит, что врачи их стимулировали и медпрепаратами, и механическими приемами. А потом просто применили силу.

Светлана Сметана, акушер-гинеколог: «Не выдавливали, мы просто помогали женщине на самом деле дуться, то есть женщина …поднимали плечи для того, чтобы определенную позу ей придать, чтобы было удобно ребенку выйти. То есть никаких дополнительных вмешательств не было».

Сергей Муковоз, отец ребенка: «Я видел! Мне жалко ее было!»

Корреспондент: «Кто это делал: врач или акушерка?»

Сергей Муковоз, отец ребенка: «Если физически давить, то акушерка... Врач давила. Я думал, чтобы ребенка не раздавили. Я просто не знал, что так детей рожают. И полностью продавили, я бы так сказал, до позвоночника живот»».

Горздрав уже создал комиссию - независимую, из ученых-медиков, которые не имеют отношения к роддому. Выводы они должны подготовить до конца недели. Исполняющий обязанности начальника управления здравоохранения считает, что про тенденцию в шестом роддоме говорить не стоит.

Юрий Сороколат, и.о. начальника управления охраны здоровья: «Были на каком-то этапе, много-много лет назад, были определенные проблемы там, но на сегодняшний день я о таких проблемах сказать не могу. Те показатели, которые существуют на сегодняшний день, они в общем-то на едином уровне с теми показателями, которые есть у нас в родовспомогательных учреждениях города».

Сергей Муковоз говорит: за все время беременности жены он только раз видел ее медицинские документы. По существующим правилам, вспоминает он слова врачей, на руки карту не выдают. Получается, что доступ к ней есть только у сотрудников медучреждения, куда попал человек.

Пациент не всегда знает - что и с какой целью пишут в его документах.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.