Дробицкий Яр: дорога к памятнику

Мемориальный комплекс жертвам нацизма в Дробицком Яру хотели построить быстро, меньше чем за год. В действительности строительство затянулось почти на десять лет. Все это время главной и, пожалуй, единственной проблемой строителей были деньги.

В феврале девяносто первого оргкомитет «Дробицкий Яр» выступил с инициативой построить Мемориал жертвам нацизма к пятидесятилетию со дня трагедии. Спустя полтора года Харьковский горисполком принял постановление четыреста сорок четыре, которым фактически разрешил начать строительство. Летом девяносто четвертого от слов перешли к делу.
Владимир Соколов, директор дирекции строительства в 1993-1995 гг.: Отрыли котлован, состоялся митинг, освящение произошло, главный раввин Мойше Москович выступал, от отца Никодима, выступал отец Андрей. Привезли землю с Израиля, опустили в тот котлован, который образовался.
Спустя год, когда фактически был готов фундамент, строительство затормозилось. Из-за отсутствия средств работы пришлось приостановить на несколько лет. Власти вспомнили о недострое только в две тысячи первом году. Тогда же было принято решение передать функции заказчика областной администрации.
Анатолий Кравчук, вице-губернатор: Для того, чтобы ускорить и сконцентрировать и финансовые возможности, и организационные, и будем еще откровеннее говорить, административный ресурс, в 2001-м году было принято решение передать функции заказчика обладминистрации.
То ли админресурс помог, то ли предстоящие выборы, но вскоре деньги пошли и работа закипела. В декабре прошлого года никто не сомневался, что к августу этого мемориальный комплекс будет достроен. Но вскоре опять возникли проблемы с финансированием.
Анатолий Кравчук, вице-губернатор: Ряд предполагаемых спонсоров, которые обещали, ну профинансировать объект, они делали это, ну очень не спешили с этим вопросом. И в летний период времени были трудности и задержки со строительством.
Очередная осень в очередной раз принесла финансовую помощь. Результат - Менора, дорога от нее к памятнику и сам памятник. Все это назвали первой очередью, забыв о том, что первую очередь уже сдавали год назад. О проблемах, сопровождавших строительство, к примеру, той же Меноры, строители вспоминают с улыбкой.
Александр Щегольский, президент Проектно-строительного концерна «Прогресс»: Сложностей было много, и с финансированием, и с материалами, но благодаря нашей профессиональности и нашему желанию работать. Но здесь, конечно много сил отдал мой заместитель Шахненко, Евгений Демьянович, который здесь непосредственно участвовал днями и ночами, и ночевал, выбивал материалы.
Геннадий Мануйлов, начальник Управления по делам строительства Проектно-строительного концерна «Прогресс»: Здесь люди работали с огоньком, инженерный персонал с огромным удовлетворением принимал участие в создании этого памятника.
Мемориальный комплекс в Дробицком Яру строился в основном на деньги спонсоров. Каждый давал сколько мог.
Александр Давтян, спонсор строительства мемориального комплекса в Дробицком Яру: Я считаю, что память об этих людях должна быть вечной, поэтому когда строили мемориал, сотни, тысячи людей давали на это свои средства и не имеет значения, кто сколько дал. То есть нельзя говорить: тот дал тысячу, тот дал столько… Копейку дал – и то спасибо.
И спонсорские, и бюджетные деньги строителям еще понадобятся. К августу следующего года они собираются закончить комплекс полностью - оформить траурный зал и Чашу Скорби. На это нужно чуть меньше миллиона гривень.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.