Маленький человек в большой стране

Мы познакомились давно. Я тогда начинала молодым специалистом в одном из советских НИИ, она пришла к нам годом позже. Вероятно, начальник отдела остался не вполне доволен новым сотрудником: ее не удалось загнать в колхоз – после первой же попытки была предъявлена справка-освобождение от тяжелого физического труда. Я даже не понимаю, на что надеялся начальник – с первого взгляда было видно, что ее физические данные несовершенны. Короче, девушку оставили в покое. Так что наша дружба основывалась не на совместных колхозных (и прочих строительных) прелестях, а на интеллектуальных беседах. Ее всегда было интересно слушать – все-таки золотая медаль и красный диплом (хотя и не самых престижных учебных заведений). У нее на все было собственное мнение с некоторой долей иронии. А еще она очень не любила докторов.

Возможно, меня покорила независимость этого человечка. Хотите маленький пример? Помните, что творилось, когда умер генеральный секретарь? В нашем отделе наблюдалась даже некоторая истерия. У одной из сотрудниц в момент объявления скорбного события случился день рождения, так уж ей повезло. Но праздничный торт был разрезан и съеден чуть ли не под столом, а бутылки с вином вообще пришлось нести обратно домой. На этом настояла влиятельная дама – единственный член партии в отделе, кроме начальника. А в день похорон генсека я заранее немного волновалась: как почтить память бывшего вождя, не уронив собственного достоинства? Не могу назвать себя диссиденткой, но ведь глупо прекращать работу и молча вставать в назначенный час, какой-то ненужный пафос. Так вот, когда наступил час икс, сотрудники непринужденно двинулись от рабочих столов к окнам, якобы чтобы послушать обещанное гудение заводов и машин. Я тоже стала приподниматься, оглянулась – моя маленькая подружка спокойно работала и, честное слово, даже слегка улыбалась. И я последовала ее примеру :) не уволят же в конце-то концов молодого специалиста?

А ушла из этой конторы я одной из первых, в связи с переездом к месту службы мужа-военнослужащего. Другие подруги остались дорабатывать положенные 3 года, потом поувольнялись и они. Кому интересно проводить по полгода то в подшефных колхозах, то в командировках, внедряя сомнительные проекты? Она же осталась надолго. На предприятии происходили реорганизации, слияния и разделения. Менялись начальники, но исполнительный работник делал свое дело, то, чему выучился на "отлично". Со временем контора и вовсе развалилась. Бывшей моей сотруднице предложили место на другом предприятии, с похожим профилем. Добираться на работу приходилось дольше, остальное почти не изменилось.

Изредка мы перезванивались, даже переписывались, пока я жила в другом городе. Пару раз встречались. У меня было уже двое детей, у нее в личном плане ничего не менялось. Правда, умерли родители. Мама тяжело болела, дочке пришлось оформиться на полставки, а потом и вовсе уйти с работы. С тех пор она умеет делать внутримышечные инъекции и знает, как лечить некоторые болезни. Однако ее отношения с отечественной медициной так и не наладились.

Устроиться на работу после смерти матери женщине уже не удалось. Чем она только не занималась: клеила объявления, чуть не влипла в сетевой маркетинг. Центр занятости отмахнулся от бесперспективного безработного. Впрочем, она никогда не умела строить отношения с государственными служащими. А бывшие сотрудники сами с трудом вписывались в новую жизнь. Так, завсектора, человек с идеальным аналитическим складом ума, устроилась работать кассиром на вокзале. Кто-то из наших работал в трамвайно-троллейбусном депо, кто-то в облэнерго. Счастливицей считалась дама, осевшая в налоговой. Но никто из них не мог помочь бывшей сотруднице.

В этот момент она позвонила мне, после долгого перерыва. Я заметила, что некоторые люди, оказавшиеся в затруднительной ситуации, стесняются обращаться к знакомым с просьбой о помощи. По крайней мере, именно так вела себя я. Она же, моя бывшая подружка, мне позвонила, хотя я чувствовала – ей было очень неудобно. Короче, с тех пор мы вместе занялись поиском работы. Да и вообще наше общение стало регулярным и доверительным. Тогда в первый раз я задумалась о том, почему она не оформляет инвалидность. Но говорить на эту тему она не захотела.

На первое время кое-какую работу для нее мы нашли совместно. Она – по объявлению в газете, я уточнила детали в интернете. Ее взяли, но оказалось, что это работа без официального трудоустройства, а директор – тип с криминальным прошлым, скользким настоящим и непредсказуемым будущим. Она барахталась там до тех пор, пока не освободилось место у нас. Надо ли говорить, что я сделала все, чтоб маленький человек был принят на работу? Короче, мы сидим рядом, давим кнопки, а в свободное время беседуем. И я теперь хожу на работу с удовольствием.

А по поводу даже не инвалидности, а досрочного выхода на пенсию она думать вообще не желает, хотя я нагуглила для нее кучу материала. Говорит с иронией, что хочет приносить пользу обществу. Возможно, она права, на какую помощь может рассчитывать маленький человек в больной стране?

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.