Кто первый начал

Воскресный конфликт, спровоцированный отдельными представителями харьковского Евромайдана, не мог не бросить тень на всех проукраинских активистов города. От того, как координационный совет Евромайдана «поработает над ошибками», напрямую зависит, сколько людей будут готовы поддержать патриотические выступления в дальнейшем. 

В конфликте, произошедшем 22 июня, легче всего было бы обвинять лишь одного активиста Валентина Быстриченко. Да, действительно, именно он предложил идти с площади Конституции на площадь Свободы. Зазывая людей, он знал, что его действия сложно назвать законными — «евромайдановцы» не подавали уведомлений ни на шествие, ни на митинг возле памятника Ленину. К тому же, именно Быстриченко начал провоцировать милицию — он активно прорывался ещё через первый милицейский кордон, возле торгового центра на улице Сумской. И, наконец, именно из-за его желания попасть к памятнику Ленину тридцать митингующих оказались в райотделе — как человек, которого однажды задерживала милиция, могу сказать, что процедура эта не из приятных.

Сам Валентин Быстриченко виновным во всей этой истории себя не считает. «Корень зла» он видит в действиях правоохранительных органов.

«Почему блокируются украинские патриоты, почему дубинками бьют женщин и несовершеннолетних, но не блокируются люди, которые блокируют сепаратистов и террористов в открытую?» — такая логика у активиста.

Уже постфактум Быстриченко заявил, что люди шли на площадь Свободы с мирными намерениями. Хотели высказать несогласие с бездеятельностью власти в вопросе «сепаратизма».

Выражать несогласие, адресованное власти, логичнее возле государственных учреждений — обладминистрации или облуправления МВД. В воскресенье же Быстриченко чётко проговорил: он предлагает идти к памятнику Ленину. Там ещё оставалось около 30 участников пророссийской акции. То, что встреча двух лагерей не пройдёт мирно, было очевидным. 

В мирных намерениях проукраинских активистов сомневается и начальник Харьковского городского управления МВД Алексей Бойко. Если верить руководству горуправления МВД, в «арсенале» у 14 задержанных «евромайдановцев» были складные ножи, палки, газовые баллончики и металлические трубы. 

Как по мне, говоря о мирной акции, Валентин Быстриченко либо лукавит, либо демонстрирует собственную недальновидность и неспособность нести ответственность за людей, которых он повёл за собой. 

Но эта статья бы не появилась, если бы воскресная потасовка свидетельствовала только о безответственности отдельно взятого человека. Конфликт обнажил глубинные проблемы харьковского Евромайдана.

Одна из них — это заигрывание со сторонниками крайних взглядов. Симптомы этой «болезни» появились, когда охранять «евромайдановцев» взялись представители «ультрас». С тех пор «подопечные» фанатов стараются закрывать глаза на выходки отдельных болельщиков во время совместных акций. Так, 30 марта во время «Марша единства Украины» фаны кричали «Зиг хайль» и «Гитлерюгенд СС». А 27 апреля во время аналогичного мероприятия подрались с пророссийскими активистами. После той стычки с 14 пострадавшими «евромайдановцы» не выпустили никакого публичного заявления с осуждением «секьюрити». А одна из постоянных участниц Евромайдана Наталья Зубарь даже порадовалась «успехам» фанов в борьбе с оппонентами.

Наталья Зубарь

«Друзья, в воскресенье это было круто. И это только начало. Я думаю, мы сукам в Харькове покажем ещё, что Харьков — это не просто Украина, а настоящая реальная колыбель украинского политического и экономического национализма», —  написала тогда Зубарь на странице в Facebook

Радикально настроенным активистам координационный совет Евромайдана не препятствует и сейчас. На вече 22 июня присутствовали молодые люди с символикой «Правого сектора». Был и флаг организации «Патриот Украины». Хотя организаторы харьковского Евромайдана всегда ратовали за свободу от партийных стягов. 

Фото: «Східком»

Заигрывание с людьми крайних взглядов «цепочкой» влечёт ещё одну проблему. Координаторы протеста не делают замечаний тем, кто приходит на Евромайдан с закрытыми лицами, давая возможность оппонентам обвинять в трусости всех участников патриотических митингов поголовно. Когда Евромайдан занимал Харьковскую областную государственную администрацию, мэр города Геннадий Кернес чуть ли не в каждом выступлении упрекал активистов: мол, «победили», а лица прячут. К тому же «картинка» с таких акций — идеально соответствует целям и задачам российских СМИ. 

Участники воскресного Евромайдана. Фото: «Східком»

Ещё одно слабое звено местного Евромайдана — отсутствие дисциплины. Он управляется коллегиально, что на деле означает — всеми и никем. Нет дисциплины и чёткого руководства — нет адекватных действий в кризисных ситуациях. 22 июня, когда «рядовой» активист Валентин Быстриченко вдруг позвал людей на площадь Свободы, координатор Евромайдана Игорь Рассоха не смог не только ничего сделать, но и толком высказаться против. Ему попросту отключили микрофон.

Координаторы Евромайдана, будучи людьми преимущественно интеллигентными, стараются говорить и вести себя так, чтобы «народу нравилось». В воскресенье тот же Игорь Рассоха со сцены говорил про «обострение колорадской болезни», а луганских коммунистов назвал «лугандонами».  

Игорь Рассоха. Фото: «Східком»

Проблему дисциплины красноречиво «иллюстрирует» шествие и митинг возле российского генконсульства 16 июня. Мероприятие стало прекрасным «подарком» для российского телевидения. Сошлось всё воедино: молодёжь в масках и с символикой «Правого сектора», крики «Путин х…ло», песня про «Батьку Бандеру» с непременным «Москалів на ножі» и позабытое было «Кто не скачет, тот москаль». Портрет «украинских радикалов» и «фашиствующих молодчиков», писаный с натуры. Разве что погрома не было — стоял плотный милицейский кордон.

В отсутствие порядка в собственных рядах «евромайдановцы» требуют радикальных мер от власти — по отношению к собственным оппонентам.

Владимир Чистилин (второй справа)

«Антиукраинскую акцию 22 июня, которую запретил суд, нужно было разгонять с самого начала, тогда бы не случилось столкновений в саду Шевченко», — написал один из организаторов харьковского Евромайдана Владимир Чистилин.

Наверное, Владимир Чистилин забыл, сколько раз оказывался вне закона сам Евромайдан. В конце ноября 2013-го активисты собирались и даже ночевали на площади Свободы. Уведомлений, предусмотренных Конституцией (ст. 39), тогда никто не подавал. 

Следуя логике Чистилина, 22 июня милиция должна была «разогнать» и проукраинских активистов, как только они покинули площадь Конституции и пошли по Сумской, выйдя за пределы обозначенного ими в уведомлении места для митинга.

Работа милиции в этот день была, мягко говоря, не безупречной. Сотрудники правоохранительных органов дали возможность митингующим дойти до площади Свободы. Перекрыть дорогу теоретически могли спецбатальоны «Харьков-1» и «Слобожанщина». Но их бойцы в происходящее предпочли не вмешиваться.

А вот бойцы спецподразделения «Грифон», которые перекрывали выход из сада Шевченко на площадь Свободы, «работали» по «полной программе». Были удары дубинками, разбитые головы, нецензурная брань, в том числе и в адрес журналистов.

В итоге милиционеры задержали три десятка человек — и «майдановцев», и пророссийских активистов. Но всех отпустили, в том числе, как говорят в милиции, и тех, у кого нашли оружие, изъяв его. На активистов Евромайдана сотрудники правоохранительных органов не составили даже админпротоколов. Тогда как на «антимайдановцев» составили шесть протоколов по статье «Нарушение порядка организации и проведения собраний, митингов, уличных походов и демонстраций».

Почти сразу же оказался на свободе Валентин Быстриченко. Харьковский журналист Павел Новик утверждает, что Быстриченко освободили после звонка и.о. заместителя председателя Харьковской облгосадминистрации Ивана Варченко.

«Звонил Варченко, после того как его обступили «евромайдановцы» и потребовали отпустить всех их людей. Кому звонил — не знаю. По ту сторону провода не видно», — написал Новик на странице в Facebook.

Иван Варченко в комментарии «МедиаПорту» признал, что в воскресенье действительно звонил руководству облуправления милиции. Но настаивает, что никого освобождать не требовал.

Иван Варченко (справа) и активисты. Фото: «Східком».

«Я понимаю, о чём вопрос, вопрос о «телефонном праве», есть оно или нет. Я правда связался с руководителями областного управления милиции с тем, чтобы выяснить ситуацию. И, выяснив ситуацию, что эти люди ничего не нарушили, я дал эту информацию активистам о том, что активисты будут отпущены, разве что составлены будут на них протоколы административные. Я не даю распоряжения милиционерам, более того, моё правовое образование позволяет мне понять, как правильно и неправильно действовать в правовом государстве», — сказал Варченко.

Всячески подчеркнуть свои заслуги на фоне случившегося конфликта пытаются в Харьковском городском совете. В официальном заявлении горсовета говорится о том, что он «сделал всё для того, чтобы в городе не активизировалось политическое противостояние».

Но что означает «сделал всё»? Да, суд по иску горсовета запретил проводить шествие и митинг пророссийских активистов 22 июня. Но эта мера, скорее, демонстративная. Кому, как не чиновникам горсовета, не раз пытавшимся запрещать оппозиционные митинги в Харькове, знать, что реально подобные решения суда не выполняются. К тому же, во время конфликта между «евромайдановцами» и «Грифоном» ни одного представителя горсовета заметно не было — зато присутствовали и пытались успокоить активистов представители облгосадминистрации.

В итоге событиями 22 июня воспользовались все, кто хотел. Милиция продемонстрировала готовность пресекать нарушения, невзирая на политическую целесообразность. Губернатор Игорь Балута поддержал милицию и «погрозил пальцем» в сторону Евромайдана. «Евромайдановцы» получили повод ещё раз поговорить о «плохом» мэре и милиции, потворствующей «сепаратистам». Руководство Харьковского горсовета не упустило шанса покритиковать правоохранительные органы и главу МВД Арсена Авакова. Пророссийские силы злорадствовали на тему задержаний идейных оппонентов: «Милиция снова стала нас защищать».

С гораздо меньшей вероятностью можно сказать, что кто-либо извлёк из конфликта — пусть и с небольшой, но кровью — уроки. По крайней мере, потасовка точно ничему не научила Валентина Быстриченко. Во вторник он снова повёл сторонников к памятнику Ленину — аккурат к началу акции Антимайдана. 

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.