Дело Геннадия Кернеса: допрос потерпевшего

«Допрос с пристрастием». Мэр Харькова Геннадий Кернес, обвиняемый по трём статьям Уголовного кодекса Украины — «Пытки», «Угроза убийством», «Незаконное лишение свободы или похищение человека» — в Киевском райсуде Полтавы лично допросил одного из потерпевших — Александра Кутянина. Очередное заседание по существу длилось полдня. Что интересовало Кернеса и как отвечал потерпевший? 

— С какого времени, при каких обстоятельствах мы с вами познакомились?

— Лично знаю с указанного в моих показаниях числа 25 января 2014 года.

Александра Кутянина допрашивают в суде второе заседание подряд. На этот раз вопросы задавали не прокуроры, а обвиняемый Геннадий Кернес и его защита. Это нескончаемый поток: мэр уточняет малейшие детали — от элементов одежды до условий окружающей среды. 

Геннадий Кернес: В чём я был одет? 
Александр Кутянин: Сейчас уже не помню. 
Геннадий Кернес: Ну в чём я был одет в костюме, в туфлях, в пижаме? 
Александр Кутянин: Я сейчас уже не помню, в чём конкретно. 

В роли следователя Геннадий Кернес выступает больше 20-ти минут. Эстафету время от времени перенимают его адвокаты. Уже заданные вопросы повторяют по несколько раз, только формулируют по-разному. Топ-тема дня: зрение потерпевшего. Александр Кутянин носит очки, но в день событий, о которых идёт речь в деле, был без них. 

«Как очкарик очкарика спрашиваю...», — это адвокат Геннадия Кернеса Александр Гунченко прибавляет к вопросу, как хорошо видит потерпевший. 

Проблемы со зрением у Кутянина — ещё со школы, признаёт потерпевший. Более детально на эту тему Александр говорить не захотел. Но пообещал: если нужно, сходит к специалисту и предоставит выводы. Адвокаты Кернеса «цепляются» за каждую деталь — снова и снова задают вопросы о зрении потерпевшего.

«Это важно, потому что если я сниму очки, я практически ничего не вижу без них. Я не намекаю на то, что он не узнал бы Кернеса, я думаю, что Геннадия Адольфовича узнает и слепой. Но это говорит о том, что он не мог адекватно воспринимать те события, которые он так лихо описывает», — считает адвокат Александр Гунченко. 

Хронологию событий Александр Кутянин неоднократно описывал в интервью. Теперь рассказывает в суде: 25 января 2014 года на машине, за рулём которой был его знакомый Антон Геращенко (сейчас народный депутат Украины —  ред.), отправился к гостинице «Националь». Александр Кутянин, Антон Геращенко и Андрей Васильев (последние двое проходят свидетелями по делу — ред.) хотели заснять на видео происходящее у гостиницы, где живёт мэр. Кутянин называет себя участником харьковского Евромайдана и человеком с активной общественной позицией. Именно поэтому, как он утверждает, в тот день решил действовать.

В итоге съёмка не удалась. «Шпионов» у «Националя» заметили «секьюрити». Началась погоня. Геращенко и Васильеву удалось бежать. Александра Кутянина, по его словам, выследили телохранители мэра, затолкали в фургон с номерами «0202», избили и чуть позже доставили к городскому голове в гостиницу. 

«Когда меня схватил господин Блинник (один из охранников Кернеса, обвиняемый по делу — ред.), он наносил мне удары — в районе головы и туловища. Я лежал на земле, он наносил мне удары. Затем погрузили меня в Volkswagen, привезли на заднем сидении на задний двор («Националя») и там наносили удары уже периодично, единично, по несколько ударов», — рассказывает Кутянин. 

«Меня среди этих людей не было?», — задаёт вопрос обвиняемый Кернес. 

«Я вас там не помню на заднем дворе», — отвечает Кутянин. 

После этого, как рассказывает Кутянин, неизвестные люди, среди которых, как позже выяснил потерпевший, был охранник Кернеса Евгений Смицкий, на другом автомобиле повезли его к McDonald's (у ст. метро «Архитектора Бекетова»). В январе прошлого года «МедиаПорт» описывал этот эпизод со слов очевидицы, сообщившей о произошедшем в редакцию на условиях анонимности.

Удерживая Кутянина, охрана хотела выследить остальных участников съёмок у «Националя», объясняет потерпевший. На какой машине его привезли к ресторану быстрого питания, Кутянин вспомнить не смог. Но рассказал, что на автомобиль установили шашечки такси. 

«Насколько я для себя понял, это была легенда для того, чтобы указать, если меня увидят мои люди, которых выслеживала ваша охрана, чтобы мои люди подумали, что я приехал на такси, это была легенда», — считает потерпевший. 

Возле McDonald's Кутянина ударили по ногам, в течение десяти минут он лежал на земле, вспоминает потерпевший. 

Геннадий Кернес: Как вы считаете холодно когда — по погоде — днём или холоднее вечером?

Александр Кутянин: Вечером.

— Скажите пожалуйста, когда вы лежали на земле, с ваших слов, 10 минут, вам было хододно?

— Да.

— Вам было холодно. Скажите пожалуйста, в чём тогда вы были одеты?

— В пальто.

— Скажите пожалуйста, какое пальто было на вас? 

— Зимнее. 

В суде потерпевший рассказал, что один из охранников ударил его ногой в фургоне

Следующий эпизод, со слов потерпевшего, — «допрос» в гостинице «Националь» с участием мэра. Охранники городского головы доставили Александра Кутянина и Сергея Ряполова в конференц-зал. 

Геннадий Кернес: Кого я бил в вашем присутствии? 
Александр Кутянин: Сергея Ряполова. 
— Скажите пожалуйста, я его бил или ударил? 
— А в чём разница? Бил — в смысле несколько ударов? 
— Я спрашивал, я один удар нанёс или несколько? 
— Один. 

Геннадий Кернес: «Вы когда приходили в гостиницу «Националь» на следственный эксперимент, насколько мне известно, вы не узнали, куда вас привели. Это так или нет?»

— Мы узнали то место, куда нас привели, но в том месте был произведён капитальный ремонт. Частично изменили интерьер помещения, ковролин сняли... Конференц-зал превратился в кабинет. 

— Откуда вы знаете, что был произведён ремонт? 
— Потому что 25 января там находился конференц-зал, потом, через полгода, когда я вернулся на следственные действия, там уже был кабинет. 

Геннадий Кернес: «Когда вы находились в «Макдональдсе», на заднем дворе «Националя», вы слышали мой голос? Не слышали... Какие-нибудь в вашем присутствии я команды давал?»

Александр Кутянин: Только в гостинице «Националь». 

— А какие именно я давал команды и кому? 
Я не скажу конкретно команды, но вы господину Болюху (в то время — начальник городского управления милиции — ред.) говорили о том, что ребята напишут заявление о том, что они совершали хулиганские действия, своим охранникам давали указания, что им делать. Они начинали говорить — вы давали им понять, что нужно молчать. Они конкретно слушали вас. Вы им говорили, куда идти. Давали указание господину Терехову (Игорю Терехову, заместителю Харьковского городского головы — ред.), чтобы он остался, когда мы писали заявление...

Заявление в милицию 25 января Кутянин писал под диктовку следователя, утверждает потерпевший. Написать так, как нужно, в милиции вынудили. 

«После того, как нас вынудили написать заявление о том, что мы совершили хулиганские действия, я скрывался в Киеве, и там я написал заявление на имя начальника харьковского областного УВД», — рассказал потерпевший. 

Ещё одно заявление потерпевшие написали на имя министра внутренних дел Арсена Авакова. 

Геннадий Кернес: Как вы попали к министру внутренних дел Арсену Авакову? На приём.
Александр Кутянин: Я не был на приёме. 
— Вы писали заявление на имя министра внутренних дел. Где и при каких обстоятельствах? 
— В здании Министерства внутренних дел. 
— И при ком вы это писали? 
— При следователе. 

Тогда же в МВД были Сергей Ряполов и Антон Геращенко, утверждает Кутянин. Отношения Кутянина с Геращенко, который позже стал советником Авакова (а сейчас народный депутат и член коллегии МВД — ред.), особенно интересуют защитников Кернеса. 

«Мы знакомы лет пять. Я не помню, как мы познакомились. Знакомы достаточно давно», — спокойно отвечает на недоумения защитников Кернеса Александр Кутянин. 

Геннадий Кернес задал ещё один вопрос — с пометкой «предположим»: если охранники действительно заметили подозрительных людей у гостиницы, задержали их и передали в правоохранительные органы — это противозаконно? 

«Если охрана действует в рамках закона, то это, возможно, и не противозаконно. Но охрана нас похитила, держала нас... и избивала. А это незаконно», — ответил Кутянин. 

С перерывом на полчаса заседание длилось почти шесть часов. Потерпевший устал, но допросом остался доволен. 

«Это были абсолютные психологические провокации для того, чтобы у меня испортилось психологическое состояние, память ухудшилась, но я готовился к этому психологически, поэтому я думаю, что всё прошло нормально», — комментирует поток вопросов со стороны мэра и его защитников Александр Кутянин. 

Судья Андрей Антонов объявил перерыв до 30 ноября. Ожидается, что на следующем заседании показания начнёт давать второй потерпевший — Сергей Ряполов.  

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.