fbpx Блокада Крыма: промежуточные итоги - MediaPort
Аватар пользователя Григорий Пырлик

Блокада Крыма: промежуточные итоги

Тема гражданской блокады Крыма в новостях если не отшумела, то отошла на второй план. Разрозненные сообщения в лентах новостей ещё попадаются, но заголовки уже спокойно-чёрные, а не жирно-красные. Информационное затишье позволило и нам выдохнуть, сосредоточиться и собрать информацию о том, к чему привели первые две недели акции. Проанализировать стоит ещё и потому, что некоторые участники крымского «стояния» озвучивали планы устроить аналогичную акцию в Харьковской области, на границе с Россией. 

Требования

О гражданской акции по блокаде Крыма её организаторы — Меджлис крымскотатарского народа — объявили заранее. Предупредили: с 12.00 20 сентября не будут пропускать на полуостров большегрузные автомобили. Мотивация, озвученная инициаторами сводится к тому, что Украина поставляет на полуостров продукты питания и «не надо кормить оккупантов». Перед началом акции руководство Меджлиса выступило с политическими требованиями: 

Освобождение украинских политзаключенных: Надежды Савченко, Олега Сенцова, Александра  Костенко (участник крымского Евромайдана, осуждённый оккупационным судом за «нападение» на сотрудника спецподразделения «Беркут» — ред.),  Ахтема Чийгоза, Мустафы Дегерменджи, Али Асанова; (фигуранты дела о «беспорядках» под зданием Верховной Рады Крыма, которое расследует так называемая «прокуратура Крыма» — ред.);

— Устранение ограничений для работы крымскотатарских СМИ на территории Крыма, беспрепятственный допуск в Крым иностранных журналистов;

Прекращение уголовного преследования крымскотатарских активистов в Крыму;

— Снятие запрета на въезд в Крым Мустафе Джемилеву, Рефату Чубарову, Исмету Юкселю (советник председателя Меджлиса, генеральный координатор агентства «Крымские новости» — ред.), и Синаверу Кадырову (правозащитник, участник крымскотатарского национального движения — ред.)(цитата по официальному сайту Меджлиса).

Ещё одно требование организаторов Меджлиса — отмена Закона «О создании свободной экономической зоны «Крым» и об особенностях осуществления экономической деятельности на временно оккупированной территории Украины». В законе прописано, что с территории полуострова в украинский бюджет не взимаются общегосударственные налоги и сборы.

Позже организаторы сообщили: специально анонсировали акцию минимум за неделю, чтоб на админгранице с оккупированным полуостровом не было очередей. К полудню 20 сентября на контрольном пункте «Чонгар» со стороны материка не было ни одной машины. На остальных двух — «Чаплинка» и «Каланчак» — скопились около 230 машин. Водители, с которыми общался корреспондент «МедиаПорта», говорили примерно одно и то же: о блокаде знали, на КПП прибыли 17-18 сентября, думали к 20-му вернуться на материк пустыми, но не успели заехать. Не успели, объяснял начальник таможенного поста «Скадовск» Андрей Петях, потому, что «крымская сторона» вдруг стала пропускать до 40 машин за сутки, хотя раньше поток был — 200-300 грузовиков. 

Все фото: Илья Кива, Facebook

Все фото: Илья Кива, Facebook

К акции по гражданской блокаде Крыма примкнули представители добровольческих батальонов, в том числе «Азова», «Донбасса», поддержал идею блокады и направил своих людей «Правый сектор». Участвовали в акции и представители одесской «самообороны».

Ни один грузовик, по данным протестующих, блокировщики не пропустили, и к 23 сентября последний большегруз из очереди уехал назад на материк.

Методы

В Уголовном кодексе Украины есть статья «Блокирование транспортных коммуникаций». Вот её первая часть. 

«Блокирование транспортных коммуникаций путём устройства препятствий, отключения электроснабжения или иным способом, которое нарушило нормальную работу транспорта или создавало опасность для жизни людей или наступление других тяжких последствий, —

наказывается штрафом от пятидесяти до ста пятидесяти необлагаемых минимумов доходов граждан, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до трёх лет». 

Я был на всех трёх контрольных пунктах в первые дни блокады. Видел, как её участники устанавливали бетонные блоки на трассе, а сам факт, что протестующие не пропускали большегрузные автомобили, легко попадал под определение «нарушение нормальной работы транспорта». То есть, если бы правоохранительные органы следили за соблюдением законности, а не за политическим вектором, вопросы к организаторам блокады должны были возникнуть. Но не возникли. 

В первый день блокады на КПП «Чонгар» на вопрос о законности акции заместитель начальника Управления МВД в Херсонской области Илья Кива указал на знак пешеходного перехода:

«В данном случае здесь идёт блокировка только по пешеходным переходам. Мы не можем запретить людям ходить по пешеходным переходам», — сказал он в первый же день блокады. 

Однако, например, на КП «Чаплинка» никакого пешеходного перехода изначально не было. Дорожные работники нарисовали зебру и поставили знаки только на вторые сутки блокады. Переход стал поводом для шуток среди стоявших в очереди дальнобойщиков: один из знаков был установлен так, что человечек на нём не «шёл» через дорогу, а уходил в степь. 

Через несколько часов после начала блокады дальнобойщики попытались устроить «зеркальную» акцию — стали поворачивать машины так, чтобы полностью перекрыть движение по трассе. Илья Кива в этот раз ни о каких переходах не вспоминал: накричал на водителей, потребовал встать на место, а некоторым даже угрожал. В одном случае замначальника облУВД сказал одному из водителей: «Я узнаю, где ты живёшь». 

Пробыв четыре дня на различных блокпостах, могу позволить себе утверждение: представители власти — причём различных её уровней и ветвей — давили на дальнобойщиков, чтобы те разворачивались и уезжали назад, вглубь материка. Например, вечером 21 сентября вместе с Кивой на КПП «Чаплинка» прибыла следственно-оперативная группа из сотрудников облУВД и таможни. «Ревизоры» проверяли личные документы водителей и документы на груз. Протестующими сотрудники правоохранительных органов так и не заинтересовались. Дальнобойщик Николай Арнаутов рассказал, как во время обхода замначальника херсонской милиции Илья Кива общался с водителями:

«Говорит: «Настоятельно рекомендую». Таким голосом, что вроде и страшновато. Говорил: «Сейчас мы ещё и обыски будем делать по машинам».

Я попросил прокомментировать полученную от дальнобойщиков информацию самого Киву.

«Я каждому настоятельно рекомендую, в данном случае моя рекомендация связана с желанием минимизировать количество людей, противник будет использовать любое количество людей для терактов», — сказал он.

Как давление можно расценить и объезд блокпостов, который устроил нардеп и комбат батальона «Донбасс» Семён Семенченко. Я стал свидетелем того, как на «Чаплинке» Семенченко объявил водителям: вскоре сюда прибудет областной военком и начнёт «запись» в Вооружённые Силы Украины. Якобы несколько дальнобойщиков на другом пункте пропуска — «Каланчак» — высказали желание служить.

«Он (военком — ред.) приедет для того, чтобы выполнить свой долг, у него план по мобилизации выполнен на 63%», — сказал Семенченко.

Ни в день описанных событий, ни сейчас в Украине мобилизация не проводится.

Отдельным абзацем — о действиях блокировщиков. На постах въезда-выезда протестующие останавливают машины, проверяют документы водителей, иногда и досматривают авто. Никаких полномочий они на это не имеют. При мне на посту «Чаплинка» дальнобойщик, ехавший из Крыма, отказался показывать документы протестующим, а начал с ними разговор в стиле «А кто вы такие?». Конфликт пресёк милиционер. Он попросил водителя выйти из машины, проверил его паспорт, попросил открыть дверь кузова, убедился, что машина пустая, и отпустил его.

Реакция

Комментируя блокаду полуострова, обозреватель газеты «Зеркало недели» Валентина Самар писала о реакции, а точнее её отсутствии, на блокаду со стороны президента Украины Петра Порошенко и премьер-министра Арсения Яценюка.

«Руководство Украины — как воды в рот набрало. Ни да ни нет, ни попыток разобраться в происходящем. Отсутствие оперативной официальной реакции со стороны президента и премьера — симптом нехороший, хотя уже привычный», — говорится в её статье «Зона особого невнимания».

Позицию первых лиц государства за Порошенко и Яценюка сформулировал нардеп Мустафа Джемилев. 10 сентября в эфире «5 канала» он заявил:

«Идея одобряется. В любом случае нет возражений со стороны президента и со стороны премьер-министра. Мы это очень детально обговаривали. Но с нашей точки зрения лучше всего было бы отменить закон о так называемой свободной экономической зоне. Абсурдный закон, потому как оккупированная территория не может быть свободной зоной».

Впрочем Порошенко блокаду всё же прокомментировал — 22 сентября, через два дня после начала акции, отвечая на вопросы журналистов. Он подчеркнул, что это «акция общественных активистов крымскотатарского народа», а милиция и пограничники будут обеспечивать правопорядок и пресекать провокации (цитата по сайту «Гордон»).

25 сентября Рефат Чубаров заявил, что президент поручил разработать и внести в парламент законопроект об отмене свободной экономической зоны в Крыму. На официальном сайте Верховной Рады этого документа пока нет. 

В то же время председатель Меджлиса крымскотатарского народа рассуждает о новом возможном этапе блокады — прекращении поставок электроэнергии в Крым. 

Последствия

Спустя две недели после начала гражданской блокады журналисты проекта «Крым. Реалии» сделали вывод: за время акции на рынках и в супермаркетах Симферополя и Севастополя цены выросли. Подорожали овощи, фрукты, молочные продукты, мясо. Причём, как утверждает автор статьи Виктор Воробьёв, прибавили в цене и товары, выращенные в Крыму. Например, виноград подорожал со 100 до 120 российских рублей за килограмм, баклажаны — с 27 до 42 рублей за килограмм. Некоторые продавцы рассказали, что поскольку материковые овощи уже почти закончились, цены на них тоже немного поднялись. Но в большинстве случаев торговцы объясняли подорожание приближением холодов, а не блокадой.

Бывший министр курортов и туризма Автономной Республики Крым, ныне советник министра агрополитики и продовольствия Украины Александр Лиев считает: в долгосрочной перспективе из-за блокады цены на продукты в Крыму если и подорожают, то незначительно.

«Сейчас у крымчан есть достаточно неплохой урожай. Он значительно хуже, чем был раньше, но может обеспечить некоторые потребности. Закончился туристический сезон, и паромная переправа будет загружена грузовиками, которые будут везти продовольствие. Да, это будут товары значительно худшего качества, да, это будут товары дороже. Но цены на продукты в Крыму растут уже полтора года и могут вырасти ещё на полтора-два процента», — считает Лиев.

Эксперт общественной организации «Майдан иностранных дел», заслуженный экономист Крыма Андрей Клименко также признаёт: оккупационная власть успела наладить поставки продуктов на полуостров. Это снизит эффективность блокады. Но не сделает её ненужной. По его мнению, акция «в краткосрочной исторической перспективе поможет вернуть Крым в состав Украины» (цитата по сайту «24 канала»).

Последствия блокады уже ощутили фермеры, которые прямо или опосредованно ориентируются на Крым. Для примера — история жительницы посёлка Чаплинка Херсонской области, расположенного недалеко от крымской админграницы. Любовь Мухина выращивает огурцы и продаёт их на чаплинском рынке. Говорит: раньше возила товар на оптовый рынок в село Большие Копани (Херсонская область). Там закупали овощи предприниматели и везли на грузовиках в Крым. Но сейчас на оптовый рынок возить товар невыгодно, говорит Мухина. После блокады покупателей у оптовиков стало меньше, и цены упали.

«Бензин дорогой, туда не повезёшь, а здесь (в Чаплинке — ред.) я не могу продать, потому что у нас население маленькое», — говорит Мухина.

В целом же, считает Александр Лиев, материковые производители значительных убытков от блокады не понесут. Потому как даже в доокупационный период в Крым с остальной части Украины поставлялось не более двух процентов продовольствия. 

На мой взгляд, организаторы акции за две недели добились пока одного. Тема Крыма вновь стала главной и для СМИ, и для первых лиц государства. Сможет ли власть после протестов перейти к реальным действиям, станет ясно по тому, появится ли законопроект об отмене свободной экономической зоны с Крымом в повестке дня Верховной Рады.

Фото: Facebook

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.