Инцидент с участием Мустафы Найема. Позиция Добкина

В машине никого не было, а фраза об «уважаемом человеке» — шутка. Глава Харьковской обладминистрации Михаил Добкин рассказал свою версию событий, произошедших возле Выставочного центра, где в понедельник, за некоторое время до начала съезда Партии регионов, произошёл конфликт с участием журналиста «Украинской правды» Мустафы Найема.

Эту ситуацию журналист интернет-издания вчера подробно описал в своём блоге.

По дороге к Выставочному центру в Киеве, где проходил съезд ПР, его мотоцикл несколько раз «подрезал Mercedes G-класса (кубик), сопровождавший очередного делегата Партии регионов».

«Когда мы поравнялись, в машине неожиданно приоткрылись двери и сидевший на заднем сиденье охранник рассказал мне всю программу Партии регионов:

— Ты куда едешь, долб…б? Ты что, не видишь, мы в эскорте?», — описал ситуацию Найем.

На автомобиле самого делегата, которого сопровождал автомобиль-нарушитель, как утверждает журналист, замигали сине-красные маячки.

Выяснить, кого сопровождает «кубик», Мустафе Найему не удалось. Журналист успел увидеть, что на
заднем сиденье машины находился мужчина в бежевом костюме. Просьбу представиться он проигнорировал.

Найем стал снимать и записывать происходящее на мобильный телефон. Тогда охранники приехавшего на съезд человека с криками «Ты чё, парниша?!» выбили из рук журналиста телефон.

«Пока напарник побежал за телефоном, мужчина ударил меня в грудь, продолжая отталкивать от машины клиента. Замечу, что все это время сам клиент продолжал сидеть в автомобиле», — отмечает Найем.

Одним из свидетелей ситуации, по утверждению журналиста, стал проходящий мимо глава Харьковской областной организации Партии регионов Михаил Добкин.

«Он подошёл к нам вплотную и попросил объяснить, что происходит. Я ему кратко изложил суть конфликта, он выслушал, наклонился к лобовому стеклу машины и, улыбнувшись, сказал что-то вроде «уважаемый человек» и «всё будет хорошо». И… ушёл», — описывает в блоге журналист.

При этом сотрудники ГАИ, по информации Найема, в ситуацию не вмешались. Охранники же пытались удерживать журналиста, пока машина клиента не отъехала на безопасное расстояние.

Что в тот день видел губернатор Харьковской области, Добкин по телефону рассказал «МедиаПорту».

Михаил Добкин, губернатор Харьковской области: «То, что касается ситуации, которую я видел, то это не совсем соответствует действительности.

Место, где можно поставить машины возле Выставочного центра, где проходил съезд, там — узкая горловина. Учитывая большое количество машин, там постоянно, когда проходят партийные мероприятия, образовываются большие пробки. Поэтому я, наученный опытом, оставил свою машину, не доезжая, с водителем вышел и пошёл пешком.

Прохожу по дороге, как бы по центру, потому что справа и слева всё время заезжают машины, и вот справа движение машин было, а слева — не было, слева стояли машины.

Я прохожу, где-то метрах в пяти стоит Мустафа Найем. Держит в руках мотоциклетный шлем. Мы с ним знакомы, до степени такой, что люди здороваются, когда видят друг друга.

Я подошёл к нему и исключительно по причине того, чтобы поздороваться и пойти дальше. Он стоял очень возбуждённый, перед машиной. Машина эта была — «Мерседес» S-класса, легковая, потому что я там прочитал, что это был «кубик» - G, наверное «Геленваген». По крайней мере, джип точно. А там стоял перед ним большой «Мерседес» чёрный. Только легковой S-класса. И ситуация такая: перед машиной стоял Мустафа, в руке у него был шлем, с которым ездят на мотоциклах.

Если смотреть на машину лицом, то с правой стороны был высокий бордюр и деревья, она не могла никуда уехать, впереди Мустафа стоит, а слева от машины стоял мотоцикл, я так думаю, Мустафы.

Она не могла никуда выехать. Сзади её тоже «подпёрли» машины.

Когда я подошёл здороваться, он перевозбуждённо говорит: «Ты представляешь, я ехал, меня подрезали, потом раскрыли окно, назвали... нецензурно, в общем».

Я абсолютно из обычных человеческих побуждений посмотрел на номера, номера киевские, по-моему, на «11» начинались, ничем не приметные. Я таких не знаю. И, кстати, я могу ошибаться, там (в блоге Мустафы Найема — ред.) было написано, что мигалки стояли на машине, тоже не было. Я бы увидел мигалки, из-под решётки радиатора видно. Машина была тонирована. Я наклонился, чтобы через лобовое стекло посмотреть, кто там сидит. Я думал, что если бы там кто-то сидел из моих знакомых, то ли партийцев, то ли из приехавших гостей, чтобы избежать конфликтной ситуации, думал, подойти сказать, пусть водитель извинится, потому что это бред сумасшедшего. И конфликт был бы исчерпан.

Но когда я в машину посмотрел, там, кроме водителя с перепуганными глазами, который там сидел, никого не было.

Подходить к водителю... Ну, о чём мне с ним говорить?

Поэтому я обернулся к Мустафе, ну, думаю, как-то немного сгладить ситуацию или разрядить её, я его похлопал по плечу и говорю: «Послушай, наверное, уважаемый человек», — в шутку намекая на водителя. Дружески по плечу хлопаю. «Ну, Мустафа, разберётесь по-мужски». И ушёл.

В машине, я же доверяю своим глазам, кроме водителя, в тот момент, когда я подошёл туда и смотрел, чтобы увидеть через лобовое стекло, на заднем сиденье, на переднем сиденье, никого не было. За рулём сидел водитель.

Если только этот человек не упал на пол, чтобы его не было видно, но я думаю, это глупо и смешно. Я бы увидел его по-любому.

Если бы я узнал этого человека, я бы его попросил, чтобы он во избежание последствий нехороших извинился или заставил извиниться своих охранников. По крайней мере, я бы так сделал, если бы мои охранники или водители на кого-то наорали.

— А почему вы не стали говорить с водителем?

Чего мне говорить с водителем? Во-первых, я его не знаю. Во-вторых, если он идиот, он уже это сделал. Какой смысл мне с ним разговаривать? С водителем должен разговаривать тот человек, которого он будет слышать. Как правило, люди, которые работают в ближайшем окружении у людей, возят их, охраняют, они всегда слушаются одного человека. Все остальные для них...

— Рядом с автомобилем больше никого не было? Охранников?

На улице было очень много людей. Вы должны понять, что многие люди оставляли свои машины до стоянки. Чтобы не терять времени, шли пешком. Поэтому я не могу сказать. Людей было очень много вокруг. Но Мустафа стоял один, в машине я видел одного человека. Рядом, по крайней мере в такой близости, чтобы это напоминало какую-то угрозу, я никого не видел. Самого конфликта я не видел.

Я не думаю, что там ситуация была такой грозной, как её описывают. Мустафу все знают. Там было очень много рядом и нардепов, и людей, работающих во власти. Если бы кто-то проходил и видел, что с ним пытаются выяснить отношения физически, я думаю, обязательно вмешались бы. Думаю, никто бы мимо не прошёл.

— Журналист указывал на вас как свидетеля инцидента, обратился к вам. Вы готовы рассказать то, что происходило в тот момент, милиции?

Я законопослушный человек, и если меня кто-то хочет в качестве свидетеля вызвать и есть для этого основания, я готов сказать то же самое, что и вам».

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.