Белорусская Revolution

Про группу The Toobes я узнал два года назад. Как раз, помню, Чемпионат мира по футболу проходил. Мне друг вот это видео в Интернете показал.

 

Пока видео загружалось, прочёл нарочито короткое (как мне показалось) название — The Toobes. Слишком уж, думаю, шестидесятническое. Да и то, The Who, к примеру, — те хоть местоимением назвались, а эти вообще междометием. «Toob» — слово, имитирующее удар в бас-барабан.

Запустили видео. Смотрю минуту где-то, нравится, колонки громко «орут», и тут я сквозь шум слышу от друга: «Белорусы, прикинь!»…

Нет, я не удивился. Я, как бы это сказать-то… Евгений Гришковец в одном своём спектакле заменяет это слово на «весьма обескуражен». Три патлатых паренька, зачем-то написавшие на футболках названия инструментов, на которых играют, несли с экранчика в YouTube не просто святую и одновременно порочную музыку, не просто детскую наивность и одновременно «взрослый» профессионализм… Да простит меня куча моих любимых групп, но такого я не испытывал никогда. Я влюбился в рок-группу с первого взгляда.

Стал искать, читать, следить за новостями. Действительно из Минска, уже пошумели в Европе, играли на разогреве у Franz Ferdinand и Beady Eye. Знаменитый британец Tricky «спел» дифирамб: «Я очень взволнован. The Toobes — лучшая группа, которую мне довелось услышать за много лет, и при этом они не из Америки или Великобритании, как можно было бы ожидать. Думаю, именно благодаря им Беларусь появится на музыкальной карте мира!».

Украинский интернет-самородок Валентин Стрыкало, как всегда, ни в чём себе не отказал: «Я ходил недавно на концерт группы The Toobes в Киеве. Это пи**ец! Это тааак круто! Мне очень понравилось. Прям очень».

 

Вживую я их увидел осенью прошлого года. Друг, который познакомил меня с белорусами виртуально, решил пригласить их в Харьков. Договорились, что встретим их микроавтобус на Белгородском шоссе (ребята ехали из Воронежа, где за день до этого играли концерт).

Опаздывали сильно, по телефону сказали — заминка на таможне. Уже при встрече парни рассказали, что их внешний вид вызвал подозрение и таможенники досмотрели их особенно тщательно. Каждую сигарету распотрошили.

Скромные, улыбчивые, говорят не много, на вопросы отвечают односложно. Басист Стас Мурашко выразил сожаление по поводу распада группы «Lюk». Мол, вы тут, в Харькове, до сих пор не осознали, какую крутую группу потеряли. У гитариста Кости Пыжова на футболке нарисован мужик, очень похожий на Лукашенко, только в очках. Говорит, купил её в Америке и даже особого внимания на рисунок не обратил. А оно вон как получилось.

Сначала в клубе выступили две харьковские группы. Потом вышли The Toobes и заиграли кавер на «My Generation» группы The Who.

 

Клянусь, такой массовый психоз я видел только на кинохронике 60-х, где молодёжь трясётся с полузакрытыми глазами на концерте The Beatles, Led Zeppelin или The Doors. Равнодушных в зале не было.

Известный музыкант и звукорежиссёр Сергей Кондратьев несколько раз за время выступления повторил: «Где вы их взяли???». Возгласы типа «Та шо вы гоните! Какие это белорусы?!», «Это чистая Англия!», «Музыка с яйцами!», «Ого, белорусы!» витали в воздухе не приземляясь. Ну, а моя влюблённость без спросу переросла в любовь.

Отыграв час с лишним, Стас, Стас и Костя почти стекли со сцены вниз. Толпа ринулась к ним — и давай фотографироваться, жать руки, фотографироваться, покупать диски, фотографироваться, брать автографы, фотографироваться, разбирать футболки с эмблемой группы, фотографироваться, делать комплименты и просить приехать ещё.

Всё это выглядело очень рок-н-ролльно и трогательно. Там, возле сцены харьковского арт-клуба, я видел и испытывал такое, чего, рискну предположить, больше не случится со мной никогда. Еле стояли три выжатых лимона и, улыбаясь не через силу, были счастливы, что честностью и харизмой ещё сто с лишним человек утащили в свои рок-н-ролльные белорусские леса…

Я не мог понять тогда (и сейчас тоже), как эти трое могли оказаться в одном городе, познакомиться, начать играть вместе казалось бы давным-давно сыгранную музыку и делать это, будто не подозревая, что её уже давно сыграли.

The Toobes — не просто группа из нескольких музыкантов. Трудно поверить, что эти люди встретились несколько лет назад. Впечатление, что они долгое время воспитывались в одном «рок-интернате».

Отдельная тема — внешний вид: просто хаеры, просто футболки, просто узкие джинсы, просто дырявые кеды. Всё очень вне времени и в то же время современно. Никакой игры в ретро.

На следующий день встречаемся с другом, до сих пор оба под впечатлением, обсуждаем. И тут он возьми да и сложи пазл окончательно: «Ты заметил, что у них даже морды фирменные?!»

 

Весной они снова были в Харькове. Мы опять виделись и разговаривали. У басиста инструмент и кеды в крови. Это они, оказывается, в Белоруссии получили престижную музыкальную премию «Рок-каранацыя» и прямо на церемонии вручения, не сходя со сцены, её и разбили. Специально, но не совсем удачно. А она хрустальная была.

Обложка второго альбома The Toobes «My Generation» (2011 г.)

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.