День сурка-2, или Экспресс-туризм для сильных

Этнотур по Великобурлукскому району прошёл вопреки закону сохранения энергии и показал, как можно сделать нечто из ничего. За один день мы увидели столько, сколько невезучий не увидит за год, а ленивый – и за всю свою жизнь. Мы поели ухи и земляники, узнали, кто теперь живёт в старинной усадьбе Донец-Захаржевских и как консул Нидерландов помог починить плотину. А ещё познакомились со сторожевой породой сурка и узнали, почему он не может жить без коров.

От поворота возле села Перша Гнилиця начинается территория регионального ландшафтного парка «Великобурлукская степь». Это только название громкое, на деле всё не так радостно: парк должен финансироваться из местных бюджетов, но область помогать не спешит, районных отчислений тоже нет, так как местность в основном аграрная, и туристический менталитет здесь недоразвит. Но красоты вокруг от этого не меньше.

По случаю нашего приезда грунтовую дорогу, ведущую к жилищам сурков, даже подлатали глиняной насыпью – раньше в этих местах туристов почти не было. По парку нас водят биологи во главе с доцентом биофака ХНУ им. Каразина Виктором Токарским, известным ещё и как «хранитель» легендарного сурка, живущего на биостанции в Гайдарах и предсказывающего весну.

У сурков как раз была сиеста, гораздо больше их можно было бы увидеть рано утром или под вечер. О них нам больше рассказали, чем показали. К примеру, выяснилось, что в старину украинцы использовали сурков вместо собак. Зверёк обладает обострённым чувством собственной территории, чётко отличает своих от чужих и непрошенного гостя в дом не пустит никогда. Правда, заводить сурка в квартире биологи не рекомендуют – сгрызёт всё, до чего дотянется. Свой же дом сурок обустраивает капитально: норы достигают глубины до четырёх метров, тянутся иногда на 62 метра в длину и имеют несколько комнат, в том числе обязательно – туалет. Иногда строятся прямо посреди грунтовой дороги.

Режим обращения с территорией парка мы испытали на себе. На одном холме, откуда мы разглядывали сурков в бинокль, собирать полевые цветы и травы было можно, а на соседнем — биологи попросили закончить плетение венков и больше не рвать растительность. Зато угостили дикой черешней с интересным горьковатым привкусом. Точнее, остатками черешни – мало что уцелело в это время лета после налётов голодных скворцов. Кроме того, на холмах регулярно обнаруживали себя неожиданные представители флоры и фауны. Например, съедобные шампиньоны. (фото 16)

Практически ручная жаба.

И даже лисицы, точнее, их следы.

Из местного пруда торчат сухие стволы деревьев – наши проводники рассказывают, что здесь прорвало плотину и вода ушла, деньги на ремонт долго не выделялись. Но лет 10 назад приехал консул Нидерландов, влюбился в эти места и дал на ремонт плотины 20 тысяч гривень, чем и спас положение.

Иногда придание территории особого статуса не особенно помогает сохранению редких видов. Например, дрофы, из-за которой и городили весь огород, в парке «Печенежское поле» уже нет – как шутят биологи, последняя дрофа на даче у Януковича… А иногда смена режима пользования даже вредит напрямую. Нередко, как только территория становится заповедной, там сразу запрещают выпас коров, от чего травы начинают расти высоко и свежей травы не появляется, и сурки, во-первых, лишаются корма, а во-вторых, становятся заметными для лисиц. Результат: заповедная территория для сурков есть, а сурков больше нет.

Следующий пункт маршрута - усадьба Донец-Захаржевских-Задонских в Великом Бурлуке, где была обнаружена древнейшая «Велесова книга», написанная на деревянных дощечках памятка дохристианской Руси, рассказывающая о языческих богах. Правда, туристы-скептики тут же взбунтовались: мол, книга эта давно объявлена подделкой, и нормальные язычники её не признают. Но тут, как с любой туристической информацией – подкованным историкам она, возможно, разорвёт мозг, а остальным туристам пригодится в качестве красивой легенды и темы для непринуждённого разговора.

Усадьба, полностью выстроенная из дерева без единого гвоздя, сейчас в очень ветхом состоянии.

В длинном тёмном подвале веет прохладой и каким-то средневековьем, он был бы идеальной декорацией для телешоу «Форт Буайар», если бы не кучи мусора. Но назвать состояние усадьбы жалким или ужасным – язык не поворачивается. Дом будто вклеен в современный сельский ландшафт не то что из другого времени, а просто из параллельного пространства. Смотришь и не можешь оторвать глаз - затягивает. Видимо, туда, в параллельное... Более энергетически интересной руины я ещё не встречала.

Между тем в усадьбе живут несколько семей, это жильё им выделили в качестве временного. Ветхость усадьбы их не смущает, они восхищённо рассказывают, что внутри очень красиво, высокие потолки… При этом, по словам экскурсовода, здание уже три года как взял в аренду местный предприниматель и фасад здания обнёс бетонным забором. И вот это действительно загадка, куда там «Велесовой книге»…

Дальше в программе – краеведческий музей с 200-летними ступами и рушниками XIX-го века. И тысячелетний дуб неподалеку от села Шевченково (ехать от Великого Бурлука через Буряковку), в обхвате — 5,6 метра «в талии» и восемь метров у корней.

Наш тур начинался и заканчивался храмами – Владимирской иконы Божьей матери в Кочетке...

...и Святого Онуфрия в Приколотном.

Завершилось всё ужином, песнями местного народного ансамбля, участники которого встречали нас хлебом-солью (в буквальном смысле).

Концепция соблюдена до конца: в дороге звучали народные песни коллективов «Берегиня» и «Муравский шлях», показывали фильм «Тени забытых предков». В автобусе на обратном пути – пятиминутка объявлений. Среди участников поездки есть гости из Киева, Запорожья, Днепропетровска, Полтавы. Многие сами организовывают туры по регионам страны. Поэтому, воспользовавшись случаем, приглашают то на Сковородиновский фестиваль в начале сентября, у родника в Бабаевском лесу, то на экскурсии по усадьбам Харьковской губернии, а также в тур «Краснокутский дендропарк — Пархомовский музей — Поющие террасы». Анонсируется двухнедельный пластовый казачий лагерь под Диканькой. Особенно впечатлил при этом сюрреалистичный логический ряд – «хоровое пение, стрельба из разных видов оружия»…

Как пояснила организатор поездки и руководитель проекта «Туристичний поступ» Виктория Склярова, этнотуризм – особая разновидность туризма, и продвигать его она решила после поездок в США и Тунис, где это направление очень развито. Этнотуры не для тех, кто любит ездить с комфортом, кому нужен пятизвёздочный туалет. Для таких есть экскурсионные туры. А этнотур – это, проще говоря, возможность посмотреть несколько мест сразу, причём в концептуальном аутентичном оформлении, с местными песнями, танцами, легендами и кулинарными изысками.

Как правило, для таких туров выбираются места, куда ехать самому «долго, дорого и неудобно». Несколько таких мест оформляются в кольцевой маршрут, и группа успевает объехать их все без ночёвки. Часто это единственный возможный вариант.

К примеру, месяц назад мы с подругой ездили посмотреть Двуречанские меловые горы. Красота неимоверная, но к ней нужно ехать около трёх часов на автобусе, потом около трёх часов идти пешком (или ловить попутку – на довольно безлюдной трассе). То есть уже дома можно прикинуть, что обернуться за один день – нереально. Подумать – и поехать с палаткой и ночёвкой, как сделали мы. Или подумать – и остаться дома, как сделает, допустим, семья с двумя маленькими детьми и без личного автомобиля. И будет дожидаться подходящего маршрута от организаторов этнотуров.

Всё вышеперечисленное в туре по Великому Бурлуку и окрестностям вам покажут за 120-140 гривень – и это с людьми, которые имеют транспорт и знают дорогу, которые, как в сказке, напоили-накормили, только спать не укладывали, потому что ночевать не пришлось. Так что комфорт в таком формате отходит на последний план.

Дорога к суркам была такой, что водитель не рискнул гробить автобус и немного не доехал до места, и мы все гуртом шли по степи около километра. Во время одной из остановок, где мы дегустировали уху по-бурлуцки, уж извините за прозу жизни, туалет был всего один, а нас – полный автобус, что немного сказалось на дальнейшем графике.

В общем, этнотуризм – «спорт сильных», если немного утрировать. Такой невольный подбор целевой аудитории сказался и на атмосфере – во время 12-часовой поездки не было ни одного приступа бытового барства, ни одного конфликта или истерики, даже в исполнении самых маленьких путешественников.

А если вспомнить о второй стороне – то есть об организаторах и местных жителях, то для них это и возможность подзаработать, и реклама региона, и надежда на то, что инфраструктуру начнут восстанавливать. И однажды доведут до такого уровня, что можно будет привозить и более привередливых туристов.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.