Спешите! До конца акции осталось 42 дня! (возможны варианты)

Знаете, что это? Это артефакт! «Предмет, появление которого в наблюдаемых условиях по естественным причинам невозможно или маловероятно» (Википедия).

Листочек передается пенсионерами из рук в руки. Вместо подписи убедительный комментарий (произносится многозначительно, с вертикальными движениями головы широкой амплитуды): «ОНО РАБОТАЕТ!». «Оно» - не уничижительное обращение к владельцу десяти волшебных цифр, «Оно» - фишка, прием, гаджет.

Старейшина семьи сначала готовит взвешенную речь, после церемонно надевает очки и вдумчиво щурясь, целится в мелкие кнопочки мобильного:

- Алло! Геннадий Адольфович?!

Это заклинание. Заговор на сломанные лифты, текущие крыши, ветхие деревья…

Четыре часа назад наш обычный панельный подъезд со стороны юга, запада и востока имел лишь еле уловимые очертания. Наличие стен и окон угадывали только коренные жители, и то - по памяти. Окружающую дом среду последние двадцать лет затмевал американский клен. Хамоватое, надо признать, растение. В ветреные дни он угрожающе скрипел и хлестал жильцов ветками по окнам. Родители, с первого по девятый этаж, велели детям к подоконникам не приближаться.

«Разобьет – не разобьет» - любимый ребус жителей. В аутентичном варианте звучит непечатно. Главное замереть с веником-совком на безопасном расстоянии и можно гадать часами. Такие себе адреналиновые вечера нашего подъезда.
Признаться, лично я представителя буржуйской флоры (уж не знаю, за что клен «американский») уважала. Он служил шторой, занавеской и жалюзи. Причем одновременно. «Супер-Анти-Любопытин». В условиях «колодца» (четыре дома лицом к лицу) - вещь незаменимая. Можно было смело переодеваться, не запираясь в ванне и вообще, заниматься черте-чем. Например, летать на метле по периметру комнаты; ну, или печатать деньги.

Однако соседи конспиративных качеств дерева не ценили. Обвиняли его в распущенности веток, мрачности помещений и, как результат - в чрезмерном пожирании дорогостоящего электричества. Каждый год к обвинителям добавлялся один этаж.

Тетя Лена живет на третьем. Ее с кленом связывает многолетняя история, заключенная в эпистолярный жанр. Она писала в инстанции и собирала подписи. Звонила и подолгу слушала произведения раннего Моцарта, где в качестве конферансье выступал приятный женский голос: «Абонент ответит вам через сорок. пять. минут». Ожидала пару дней пока чиновник вышел на перерыв, потом еще недельку, пока шло совещание, потом праздники с декабря по май… Шли годы. Менялись лица, фамилии и оскалы власти. Тетя Лена с кленом ждали.

Неожиданное появление артефакта изменило жизнь первого подъезда мгновенно и до неузнаваемости. От звонка «старейшины» до приезда мужчин с пилами прошло не более двух часов. Мне показалось клен, впервые за много лет, сменил хамскую позу на застенчивую и сложил лапы так, что даже листья не касались окон. Мужчины с пилами этой смиренности не заметили. Все зажужжало, завертелось, посыпалось. Тетя Лена стояла у окна и не верила.

На глазах изумленной женщины, заклятый враг ее превращался во множество пней, пеньков и пенечков разного диаметра.

Двор оживился. Забеспокоились сигнализации авто, соревнуясь в противности визга. Выбежали дети, чтоб успеть занять места поближе к точкам падения веток. Из окон перекрестно заорали бабы:

- Нина! Шо цэ вони пилять? Лять-лять-лять-лять (во дворах-колодцах удивительно красноречивое эхо).

- А кто их прыслав? Ав-ав-ав-ав...

- Кернес! Эс-эс-эс-эс...

- Кернес?? Эс-эс-эс-эс...

- Кернес!!! Эс-эс-эс-эс...

- А хто цэ будэ вбирати? Ты-ты-ты-ты...

- Та його ж компания! Ни я-ни я-ни я...

Вышли «старейшины» других подъездов, стали умолять мужчин с пилами записать их клены (каштаны, липы, тополя) в очередь на ликвидацию. По рукам пошел измятый листок с магическими цифрами.

Эс-эс-эс-эс – раскатывалось эхо во всех уголках двора. Через сорок минут в окна подъезда №1 пришел Свет…

В детстве я ненавидела Шарля Перро за эту его фишку с боем часов, когда наконец заслуженно счастливая Золушка - снова оказывалась в лохмотьях. Помните, еще такой трогательный момент в мультипликационной экранизации, когда на всем скаку карета превращается в тыкву, кони в крыс и девушка аж спотыкается от неожиданности. «Сволочь»! - всегда обзывала я сказочника, и папа давал мне подзатыльник.

Вот мне теперь интересно: ровно в полночь, 31-го октября - превратится ли артефакт в реликвию? «Реликвия — свято хранимая, почитаемая вещь, связанная с историческими событиями прошлого». (Википедия)

Р.S. Судя по степени раскатистости эха в спальных районах, господам Авакову, Белогрищенко и др. - предлагаю на предвыборную компанию даже не тратиться…

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.