Какие-то другие новости

Зачем нужны стандарты информационной журналистики и можно ли делать качественные новости, не придерживаясь базовых правил. Часть первая.

Я и мои коллеги из «Телекритики» годами пишем о некачественных новостях, об уроне, который они способны принести обществу, о том, как их распознать и не быть обманутым. В ответ часто случается слышать обвинения, большая часть которых сводится к тому, что пропагандируемые нами так называемые профессиональные стандарты информационной журналистики, — неизвестно откуда взятые, быть может, нами же и выдуманные, — втискивают буйный цвет журналистского творчества в унылые рамки, лишая новости изюминки и прочих вкусных сухофруктов. Наступая на горло репортерской песне, клеймя инфотейнмент, зрелищность и театральность в новостном производстве, мы ввергаем репортеров в пучину однообразия. А ведь на самом деле, утверждают наши оппоненты, новости вовсе не обязательно должны состоять из одних и тех же ингредиентов. Можно делать и какие-то совсем другие новости! Указывая при этом на ряд образцов, действительно — довольно качественных и популярных.

Что ж, попробуем разобраться, действительно ли можно делать профессиональные новости, не придерживаясь тех базовых правил, о которых мы все время талдычим: оперативности, точности, полноты, баланса, отделения фактов от комментариев, достоверности и простоты. Сразу же отмечу, что идея не нова: в сфере народного потребления уже давно додумались производить товары, обходясь без сложного, трудоемкого и длительного технологического процесса. К чему, например, вся эта морока с выращиванием и сбором винограда, выдавливанием сока, брожением, ферментацией, фильтрацией, выдерживанием в определенных условиях, если можно смешать в определенных пропорциях воду, спирт и химический ароматизатор? Правила ведь и придумали, чтобы их нарушать.

«Авторские» новости
В первую очередь это словосочетание вызывает ассоциацию с провинциальной совдеповской прессой, где десятистрочная заметка о том, что рекордная свинья родила экстраординарное количество поросят, может быть подписана одним, а то и двумя-тремя корреспондентами. В оригинале эта традиция, полагаю, была связана с формальностями, касающимися выплаты гонораров. Нечто подобное практикуется до сих пор даже в газетах, где главным источником информации является интернет, откуда новости перепечатываются без редактуры. Хотя на самом деле читателю, естественно, все равно, кто сообщил об увеличении надоев — Иван Петренко или Петр Иваненко, да и портфолио журналиста подобные публикации вряд ли украсят.

Не менее яркая ассоциация — первые шаги практикантов, которые приходят в редакцию, не успев набраться ни опыта, ни теоретических знаний, и сразу же смело бросаются на амбразуру сложных заданий. В бытность редактором мне много раз случалось принимать от юношей и девушек, возвратившихся с пресс-конференции, рожденные в многочасовых муках трактаты, содержащие подробнейшие впечатления, глубокие размышления и, конечно же, мораль. Любая попытка намекнуть, что мнение студента второго курса Имярека начнет интересовать общественность не ранее, чем ему удастся приобрести в обсуждаемой сфере некоторый опыт и авторитет, обижает юное дарование до глубины души. Некоторым юношам и девушкам везет с наставниками, и они вовремя разбираются в том, что такое новости и чем они отличаются от аналитики и колумнистики. Остальные вырастают и тянут с собой во взрослую журналистику представление о том, что их собственное мнение по поводу открытия нового троллейбусного маршрута в материале намного уместнее, чем перечисление улиц, по которым этот маршрут пролег.

Новости состоят из двух неизменных ингредиентов: фактов и комментариев. При этом факт является основой, комментарии же иллюстрируют и дополняют его. Как небо и земля, Инь и Ян и прочие дуалистические штуки, факты и комментарии составляют единство и в то же время несоединимы. Принцип отделения фактов от комментариев лежит в основе информационных жанров, и любая попытка отступить от него приводит к тому, что вместо новостей мы получаем нечто иное.

Несомненно, о каждом событии можно рассказать по-своему, в собственной оригинальной манере, пропустив факты сквозь фильтр определенного мировоззрения, стилистически приукрасив и разнообразив их подачу. Яркими примерами являются сайт «Обком» или новости телеканала СТБ. Но в этом случае принципиальным становится вопрос фильтра: он должен вызывать доверие аудитории. Опять же, юный репортер Имярек, красующийся в умопомрачительных стендапах и преподносящий зрителям в виде новости свое собственное видение событий, особого доверия не вызывает. «Вікна» СТБ — это целостная, концептуально продуманная система стилистических и технологических приемов, в основе которой лежит опыт и чувство юмора высокопрофессионального редактора Алексея Мустафина, мастерство команды репортеров и харизма ведущих. Никому более на рынке производства теленовостей не удалось повторить этот успех, хотя попытки были.

Отмечу, что примеров качественных «субъективных» СМИ, подобных «Обкому» и «Вікнам», если говорить именно о новостной журналистике, совсем немного. И журналистам, работающим в этих проектах, приходится иметь дело с намного более жесткими рамками, чем обычные профессиональные стандарты новостей. Ведь для того, чтобы воспроизвести картину дня, им приходится найти к каждому важному событию особый подход, соответствующий их фирменной стилистике, а это далеко не всегда возможно. Посему и полной картины не получается. Следовательно, «субъективные» СМИ имеют смысл, но явно не как основной источник новостей.

Я нарочно взял термин «субъективные» в кавычки, чтоб у читателя не возникло впечатления, что я требую от новостей некой объективности. Не обязательно быть философом, чтобы понимать, что ничего подобного не существует, поскольку установить, является ли факт объективным, можно лишь… субъективно. Припомним общеизвестную притчу о слепых, ощупывавших слона, и сойдемся на том, что речь может идти о нейтральности и непредвзятости, а не объективности. Но, полагаю, открыв газету и прочитав новость в духе:

«… Президент поступил глупо, подписав государственный бюджет. В этом бездарно составленном документе множество дыр, за которые нас не погладит по головке Международный валютный фонд. Целый ряд важнейших отраслей экономики недофинансирован, в то же время громадные средства выделены на малозначительные статьи. Такое непропорциональное распределение средств несомненно отразится на благосостоянии некоторых социальных групп…».

— вы с первых же строк зададитесь вопросом «это кто говорит?», к которому в процессе дальнейшего чтения добавится раздражение. И не столь важно, стоит ли под новостью фамилия какого-нибудь Василия Сырнопупкина, таким образом ее составившего.

Телевизионные новостные сюжеты обычно авторизованы, что позволяет репортерам быть узнаваемыми и даже становиться «звездами». Особенно этому способствуют обязательные на многих телеканалах стендапы — появления журналиста в кадре в начале, середине или конце сюжета. Однако по-настоящему профессиональные репортеры ограничивают демонстрацию своего мастерства качественным подбором тем, фактов и комментариев, их адекватным, точным и лаконичным изложением, сопровождаемым соответствующим видеорядом. Все!

Нужно, конечно, удовлетворять и потребность аудитории в аналитике, компетентных мнениях (на Западе и в России весьма популярны СМИ, позиционирующиеся именно как «фабрики мнений»), публицистике и авторском самовыражении. Но все это не имеет к новостям никакого отношения.

Вторая свежесть
Во всех известных мне языках слово, обозначающее новость, происходит от корня со значением «новый». Новости по определению не могут быть старыми. Разумеется, если человек не знал о происшедшем неделю, месяц или год назад, сообщение об этом событии может стать для него в некотором роде новостью. Однако новости как товар, представляющий интерес для аудитории, не имеют иной свежести, кроме первой. Поэтому стандарт оперативности, пожалуй, самый утилитарный из всех.

Медийщикам, как правило, не нужно объяснять важность оперативности – в их среде это главное конкурентное преимущество. Потребитель жаждет новостей, и если не получит ее от нас, пойдет к другим. В былые времена, чтобы первой сообщить о важных событиях, редакция газеты готовила экстренные выпуски иногда по нескольку раз в день. Потом эстафету оперативности перехватили радио и телевидение, где новости могли выходить в любое время. Возникли специальные новостные каналы и радиостанции, передающие последние известия раз в час, в полчаса или еще чаще. Наконец, интернет-технологии вплотную приблизили нас к возможности освещать и отслеживать события в режиме реального времени. И если на «газетном» этапе этой эволюции действовало правило «новость живет один день», эпоха телевидения сократила срок ее жизни до нескольких часов, а в интернете срок актуальности может исчисляться в минутах. Вчерашние новости, содержащиеся в утренних газетах, интересуют все меньшее количество людей, а еще более старые — разве что читателей еженедельников новостей, специфических, отслеживающих события в развитии, подводящих итоги и расставляющих акценты изданий.

Если сказанное мною звучит неубедительно, можете провести эксперимент — рассказать знакомым, родным и близким о важных событиях, состоявшихся несколько недель, месяц и более назад, например, о результатах президентских выборах, появлении нового правительства, заморе рыбы на Киевском водохранилище, назначении Добкина губернатором и так далее. Скорее всего, собеседник сразу предупредит вас, что эта информация ему уже известна, и выслушает разве что из вежливости, — как слушают бородатые анекдоты, — если вы ему достаточно близки. Поскольку у читателя/слушателя/зрителя к СМИ намного более потребительское и прагматичное отношение, в аналогичной ситуации отложит газету или переключит канал.

Оперативность, как и все на свете, относительна. Далеко не всегда первому изданию или каналу, сообщившему новость, достаются лавры первоисточника. Кроме того, если ваше издание действует не столь молниеносно, как легендарный твиттер Олеси Оробец, а сообщаемая информация не вполне эксклюзивна, всегда есть шанс, что кто-то уже управился быстрее вас. Зато из-за вечной гонки за оперативностью этот важный стандарт часто вступает в конфликт с другими, не менее важными: достоверностью, полнотою, балансом. Получив сенсационную новость, журналист, понятное дело, стремится как можно быстрее «выбросить» ее в эфир, и часто этот азарт побеждает здравый смысл. Результат — публикация неполноценной, сырой, непроверенной информации, которая может нарушить чьи-то права, оказаться неправдой и навредить многим, в том числе и самому опубликовавшему ее СМИ. Уж лучше, наверное, немного повременить с публикацией и во всем хорошенько разобраться. Мой личный опыт показывает, что на один случай «чёрт, мы затормозили с публикацией, и нас обогнали конкуренты» приходится пять-десять случаев «слава Богу, что мы не стали публиковать это сразу» и «стоило нам подождать и не лезть на рожон».

Если важное событие состоялось достаточно давно, а мы по какой-то причине, — будь то человеческий фактор, технические проблемы или вмешательство высших сил, — не сообщили о нем вовремя, оно может быть упомянуто в новостях в виде бэкграунда. Так называют дополнительную информацию, вводящую в курс дела и объясняющую предысторию новости. Бэкграундом часто пренебрегают, как правило, из лени или в угоду все той же гонке за оперативностью: подбор и изложение фактов, часто кажущихся журналисту общеизвестными и банальными, требует драгоценного времени и задерживает выход публикации. Поэтому сограждане, возвращаясь из турций и египтов, попадают в незнакомый мир, где все ново и ничего не понятно.

Несклонность к полноте
Предела совершенству, как известно, нет. Для одних журналистов совершенство в информационных жанрах, — если согласиться с тем, что под новостью априори имеется в виду короткое сообщение, — заключается в стремлении к лаконичности. Другие, — особенно это касается интернета, где не существует строгих ограничений объема публикации, — нанизыванием деталей и раздуванием бэкграунда доводят новость до размеров средней статьи. Истина лежит где-то в районе золотой середины, равноудаленная от заголовочного формата и от безразмерной «простыни». Однако отмечу, что стандарт полноты отнюдь не исключает лаконичности, как может показаться тем, кто фанатично ценит свое время и боится потерять его в процессе потребления ненужной информации.

Фокус в том, чтобы, рассказывая о событии, сообщить всю действительно важную информацию о ней, представить все ключевые точки зрения и подробности, достаточные для того, чтобы потребитель информации получил ответы на вопросы: кто (что)? где? когда? как? зачем (почему)? и другие, которые могут его интересовать. При этом весьма желательно, чтобы в итоге у него не возникло вопроса, зачем ему это сообщили.

Отсутствие в новости ответа на любой из существенных вопросов приведет к тому, что наш потребитель (читатель/слушатель/зритель) не насытится и отправится на поиски компонентов, недостающих для полного представления о событии, к нашим конкурентам. А в следующий раз — обратится прямо к ним, минуя наше СМИ как источник недостаточно полной информации.

Представьте, что вы — житель города N — открываете газету и читаете в разделе «новости одной строкой»: «в ряде районов города N состоится временное отключение электроэнергии». Новость может быть жизненно важной для вашей работы и досуга. Однако, чтоб эта информация имела для вас какое-то практическое значение, вам необходимо знать дату и время отключения, перечень районов, в которых оно произойдет, и сколько оно будет длиться. Кроме того, как неравнодушного гражданина, вас вполне может интересовать, с какой целью отключают свет, кто распорядился и, наконец, доколе мы, честные налогоплательщики, будем терпеть издевательства местной власти. При этом вам, скорее всего, не понадобится информация о том, что такое электричество и когда был основан город N. Если у вас будет лишняя минутка, вы, возможно, с интересом прочитаете статистику — сколько людей живет в районах, которые будут обесточены, и как часто происходят подобные отключения в вашем и других городах. Так уж и быть, ознакомитесь с объяснениями ответственных чиновников и гневными тирадами оппозиции по поводу бесхозяйственности власти. А вынесенные в отдельную подрубрику советы экспертов по поводу того, как можно провести время без света, могут вас развлечь.

Чтобы удовлетворить потребности и тех читателей, у которых есть ровно 30 секунд на чтение новости, и тех, которые скучают в метро и поглощают газету от корки до корки, используется принцип перевернутой пирамиды. В начале новости сообщается самое главное – собственно, суть события и ответы на самые животрепещущие вопросы. Затем идут подробности и комментарии, в конце – бэкграунд. Если нет времени или желания разбираться в подробностях, потребитель может ограничиться первой, главной частью материала. Принцип перевернутой пирамиды позволяет сделать новость одновременно лаконичной и исчерпывающей.

Юные дарования-самородки и журналисты старой советской закалки едины в нелюбви к перевернутой пирамиде. Первым кажется, что можно располагать информацию в тексте произвольно и оставить самое интересное на финал, вторые неспособны изжить привычку начинать любое сообщение с реквизитов партсъезда и марксистской базы, а также излагать исключительно в формате отчета. Самородков, в принципе, можно переучить, тогда как советская закалка совершенно неистребима — если человек за годы потребления информации из современных источников не осознал преимущества перевернутой пирамиды, с этим уже ничего не поделаешь.

Теленовости, в отличие от газетных, интернетных и радионовостей, зависимы от картинки: часто случается, что репортеру просто «нечем крыть», то есть отсутствует видеоряд, которым можно было бы проиллюстрировать определенные факты. В этом случае о событии сообщают коротко, с ограниченным видеорядом либо вообще без него. Что, в общем-то, не очень хорошо, особенно если событие важное. Упомянутые выше «Вікна» СТБ в свое время наловчились решать эту проблему с помощью богатого архива — некоторые их сюжеты монтировались чуть ли не полностью из архивного материала. В любом случае, отсутствие в сюжете ответов на главные вопросы не может быть обосновано ни коим образом.

О представлении точек зрения мы еще поговорим в следующем материале, в разделе, посвященному стандарту баланса мнений. Это требование так и просится, чтобы к нему прицепились: как, мол, вообще такое возможно – представить все точки зрения? Например, в истории с отключением электроэнергии придется опросить всех жителей района, что ли? Новость ведь не резиновая.

Да, конечно, речь не идет обо всех мнениях, всех аспектах, всех деталях — нельзя объять необъятное и впихнуть невпихуемое, а если удастся, то кто потом будет это читать? В том, чтобы выделить первостепенное, отделить зерна от плевел и оставить в новости самый сок, и состоит мастерство журналиста.

О значении остальных стандартов информационной журналистики поговорим в следующий раз. Продолжение следует.

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть "Ctrl + Enter". Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.